Архив
Поиск
Press digest
26 февраля 2021 г.
15 февраля 2018 г.

Кристина Хебель | Der Spiegel

"Надо смеяться и над Сталиным"

В комедии Ианнуччи "Смерть Сталина" диктатор умирает, обмочив штаны. Для российского министра культуры это слишком - комедия запрещена в России к показу. Но правозащитник из Коми не хочет с этим мириться, пишет корреспондент немецкого издания Der Spiegel Кристина Хебель.

У 41-летнего Эрнеста Мезака из Республики Коми, расположенной на самом севере России, вид человека, которого интересуют только книги. "Однако правозащитник любит отстаивать свою позицию. Так, он добился того, чтобы в российских вагонах, в которых транспортируют сегодня заключенных, в отсеках без окон перевозилось не по 16, а по 13 человек. Успех, может, и не большой, но, тем не менее, это успех. Он годами добивался этого через суд", - замечает журналистка.

Теперь Мезак борется с решением российских властей, принятым в расположенной за тысячу километров Москве. Эксперт по правовым вопросам и член правозащитной организации "Мемориал" хочет добиться того, чтобы комедия "Смерть Сталина" вышла в российский прокат, говорится в статье.

Мезак, сообщает Хебель, подал иск в городской суд города Сыктывкара, столицы Коми, оспаривая запрет на показ фильма. "Конечно, нужно иметь возможность смеяться над Сталиным - как и над любым политиком", - говорит Мезак.

В комедии шотландского режиссера Армандо Ианнуччи рассказывается об интригах и борьбе за влияние в аппарате власти СССР после смерти Иосифа Сталина. Режиссер не церемонится, изображая смерть диктатора: "его хватил удар, он обмочил штаны и рухнул на пол", описывает сцену кончины Сталина из фильма Кристина Хебель.

"Мертвый Сталин, который лежит в луже собственной мочи? Подобное не вписывается в образ, заботливо создаваемый в Москве - а в особенности в националистических кругах. Это и описание славных успехов России, которыми она обязана диктатору Сталину: победа во Второй мировой войне над гитлеровской Германией, превращение крестьянского государства в ядерную державу. Миллионы тех, кто стал жертвами этих преобразований, упоминаются вскользь. Министр культуры Владимир Мединский отозвал лицензию на прокат картины", - говорится в статье.

"Это цензура", - уверен Мезак. А значит - нарушение Конституции РФ.

По мнению Мединского, речь идет не о цензуре, а об оскорблении советского прошлого, страны, победившей фашизм, советской армии и простых людей - и даже жертв сталинизма.

"А где, скажите, пожалуйста, уважение к этим жертвам, когда у нас устанавливают памятники Сталину?" - задается вопросом историк Михаил Рогачев. Он имеет в виду, например, памятник Сталину в Липецке, открытый в 2015 году. "Тогда в Липецке против открытия памятника протестовали члены "Мемориала" из Сыктывкара - частично организация была уже признана "иностранным агентом".

Рогачев и его сотрудники заполнили биографиями жертв сталинского террора уже 12 томов - в них около 140 тыс. имен. Рогачев руководит фондом "Покаяние", который при финансовой поддержке региональных властей возвращает жертвам террора их имена. В одной только Республике Коми их, по меньшей мере, миллион - затронута была каждая семья. "На территории республики находилось 22 лагеря системы ГУЛАГ - люди в них выполняли тяжелейшую работу, от которой погибали; других расстреливали. Сталин отправлял туда заключенных добывать уголь и нефть или валить лес", - передает Der Spiegel.

Фигура Сталина как будто стоит в стороне от этой "машины террора", отмечает автор. В прошлом году диктатор был объявлен в ходе опроса среди россиян "самой значимой личностью всех времен". Этот факт выводит Рогачева из себя: для него Сталин - тиран. "Они просто не хотят этого понять. Не то что не могут - просто не хотят. А это намного хуже", - говорит он.

Если спросить людей на улицах Сыктывкара о Сталине, многие предпочитают отмахнуться: "Даже не знаю", "Есть вещи поважнее". Никто не хочет говорить откровенно, о фильме никто ничего не слышал, констатирует Хебель. 84-летняя жительница города называет Сталина "великой личностью". А то, что у ее отца, крестьянина, отобрали землю, она комментирует словами: "Тогда были такие времена".

20-летняя девушка считает, что Сталин хотел сделать страну великой, к сожалению, путь к величию стал кровавым. Пострадал ли кто-то в ее семье от сталинского террора? "Не знаю, мы никогда это не обсуждали", - в голосе девушки сквозит равнодушие.

Анатолий Смилингис пытается бороться с этим. При Сталине Смилингис, которому сегодня 90 лет, работал на лесопилке. Его депортировали из Риги в Коми, когда он был совсем молодым. Дважды он чуть не умер - от холода, истощения, рассказывает краевед.

По его словам, фильм о Сталине он смотреть не хочет, достаточно с него диктатора, настрадался. Однако он против запрета. "У них всегда найдется причина, чтобы что-то запретить - каждый сам может решать". Смилингис, который до сих пор работает, ищет места в лесах, где похоронены жертвы террора, и ставит там кресты - их уже 18. "Он рассказывает об этом молодежи. На день рождения Сталина он идет в местный музей", - передает автор.

"Другие рассказывают там о масштабной индустриализации при Сталине, его космической программе. А я - о коллективизации и угнетении народа", - цитирует Хебель своего собеседника. Печалит ли его это? "Мы вынуждены терпеть друг друга", - говорит Смилингис.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru