Архив
Поиск
Press digest
22 июня 2021 г.
15 марта 2018 г.

Посол США в России Джон Хантсман дал интервью журналу Foreign Policy, в котором высказался против идеи перезагрузки отношений с Россией. По его словам, отношения между двумя странами нужно воспринимать "трезво и реалистично".

Будучи послом в Пекине во время первого срока Барака Обамы, Хантсман с завистью смотрел на своего коллегу в Вашингтоне. Тот встречался с политической элитой от Хиллари Клинтон до Генри Киссинджера, Хантсман же зачастую упирался в запертые двери.

"Я не хотел, чтобы это повторилось, - сказал Хантсман FP. - Поэтому, когда я приступил к этой работе (послом в России. - Прим. ред.), я ясно дал понять, что какого бы уровня встречи ни были у российского посла Анатолия Антонова в Вашингтоне, я хотел бы, чтобы у меня был такой же доступ. И где я получаю доступ, посол Анатолий Антонов тоже должен получить доступ".

"Я смог получить доступ к людям, доступа к которым в последние годы не мог получить ни один посол - с военной стороны, со стороны разведки. Главным образом по вопросам национальной безопасности, к которым мы имеем непосредственное отношение, и по совместным усилиям, где нам нужно встречаться, нужно доводить до сведения, где важно, чтобы работа выполнялась", - сказал Хантсман.

Москва и Вашингтон не в ладах по всем вопросам, от Сирии до Северной Кореи, не говоря уже о войне на Украине. "Дальнейший путь неясен, но Хантсман хотя бы ясно обозначает, чего он делать не будет", - отмечается в статье.

"В прошлые годы каждая новая администрация пыталась что-то перезапустить или переделать, и давайте не будем повторять порочный круг прошлого, потому что в каждом случае реальность была такова, что эти перезагрузки не могли быть устойчивыми, - сказал посол. - Давайте не будем даже начинать с этой мысли. Никаких перезагрузок, никаких переделок. Просто воспринимайте отношения такими, какие они есть, трезво и реалистично".

В отличие от своих предшественников, Хантсман - не карьерный дипломат и не специалист по России и Евразии. Он бывший губернатор штата Юта, а его отец - основатель Huntsman Container Corporation, которая выпускает пластик, использующийся в контейнерах для гамбургеров в McDonald's. С Россией или Восточной Европой Хантсман сталкивался лишь во время поездки в Советский Союз в 1990-х. По его словам, подготовиться к работе в Москве ему помог пекинский опыт.

Хантсман указывает на то, что в России и Китае есть четкие дипломатические "красные линии", доступ к правительству ограничен, а политические системы централизованы и авторитарны. По его словам, соблюдать "красные линии" ему удается. Сотрудник Института Кеннана Мэтью Рожански отметил: "Учитывая обстоятельства и то, что он не изучал Россию и не получал профессию сотрудника дипломатической службы, я думаю, что он довольно неплохо справляется с трудной ситуацией. Он не вмешивался в нее ни в одном очевидном случае. В первое время он сумел избежать любых крупных ошибок".

Не всем послам удавалось так искусно двигаться по политической арене, отмечается в статье. Майкл Макфол на второй день пребывания в должности встретился с лидерами оппозиции, и прокремлевские издания ухватились за это как за доказательство американского вмешательства в российскую политику. Хантсман же быстро завоевал в Москве уважение, стремясь установить контакты с влиятельными лицами в Кремле, рассказал Дмитрий Тренин из Московского центра Карнеги.

По словам Тренина, Хантсман обсуждает с ними не демократию и ценности, а те немногие сферы, где Москва и Вашингтон могут найти точки соприкосновения: борьбу с терроризмом, Северную Корею, контрабанду наркотиков. "Его считают серьезным послом, серьезным человеком. Москва не место для слабаков, это не место для идеалистов", - отметил Тренин.

Хантсман признает, что такая стратегия есть. "Там, где у России есть национальные интересы, она будет взаимодействовать. И нужно, чтобы хватило сообразительности выявить области, в которых наши интересы совпадают. На то, где у нас есть интересы, а у них нет, они просто не будут тратить время. И мы тоже не должны", - сказал посол.

Не называя имен Владимира Путина или Сергея Лаврова, он сообщил: "Людей, которые в конечном итоге задают тон в вопросах Сирии, КНДР, Украины, очень мало. И я рад, что у меня был доступ к некоторым из них. В том числе к очень высокопоставленному человеку в первый же день".

Вместе с тем Хантсман сталкивается с некоторыми беспрецедентными трудностями, пишет FP. По словам одного бывшего высокопоставленного американского дипломата, стало сложнее общаться с широкой аудиторией, учитывая контроль государства над телевидением. Стало труднее путешествовать по России: в декабре Хантсман отменил поездку во Владивосток и на Сахалин, когда местные чиновники отказались с ним встретиться.

Он признает, что координировать отношения с Россией исключительно трудно, в то время как идет расследование кремлевского вмешательства в выборы. "Я оказался почти в сюрреалистической ситуации. Потому что есть драма, которая разыгрывается в Вашингтоне, и есть происходящее здесь - это ключевые задачи, решить тут, там, делать реальную работу. Это во многом полностью оторвано от расследования Мюллера. Потому что это работа, которую просто нужно делать в отношениях между крупными державами".

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru