Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 ноября 2004 г.

Левон Сивантс | The Washington Times

Путин мутит воду в России

Некоторые называют это "ползучим переворотом". Другие заявляют, что реформы, о планах которых заявил Владимир Путин вскоре после трагедии в Беслане, нужно было проводить уже давно. Но большинство соглашается с тем, что его преобразования сделают Россию совсем другой - как в свое время изменили Россию реформы Бориса Ельцина.

Путин намерен модифицировать административно-территориальную структуру Российской Федерации, которая в настоящее время состоит из 89 субъектов: краев, областей, автономных республик и округов. Россия унаследовала эту многослойную систему от Советского Союза.

Сегодня глав субъектов федерации избирают на выборах. Путин жаждет отменить выборы губернаторов и получить право назначать и увольнять их по своей воле. Он также хочет сократить количество субъектов федерации. Эти меры превратят России в унитарное государство, в котором все губернаторы и, возможно, также мэры крупнейших городов будут назначаться Кремлем.

Более того, советники Путина дали понять, что Кремль имеет планы кардинально изменить политическую систему в России. Сегодня Россия - президентская республика, президент имеет в своих руках огромную власть и, как и президент США, имеет право избираться не больше двух раз.

В теории, исполнительная власть контролируется законодательной и судебной властью. Но на практике Дума и Конституционный суд никогда не осмеливались выступить против Путина.

Дружественные Кремлю политологи дали понять, что Путин намерен превратить Россию в парламентскую республику, где исполнительная и законодательная власть сосредоточены в руках премьер-министра, который может оставаться у власти до тех пор, пока его партия имеет большинство в парламенте.

Эти реформы якобы направлены на то, чтобы усилить антитеррористический потенциал России. Хотя никто из окружения президента не смог объяснить, как переход к назначению губернаторов и мэров поможет бороться с терроризмом.

Ряд российских и зарубежных средств массовой информации обвинили Путина в том, что он использовал трагедию в Беслане для сосредоточения в своих руках максимальной власти и изменения политической системы страны таким образом, чтобы она соответствовала его ненасытной жажде власти.

Между тем сторонники Путина утверждают, что реформы необходимы для защиты территориальной целостности России.

Аналитик компании Rand Corp Ольга Оликер, которая ранее работала в Пентагоне и Министерстве энергетики США, считает, что Путин может не усилить, а ослабить возможности России для борьбы с терроризмом. "Не думаю, что централизация власти пойдет России на пользу, - заявляет она. - С терроризмом можно бороться более эффективно, если местным властям и силовым структурам даны необходимые ресурсы и полномочия".

События в Беслане показали, что пришедшие к власти с благословения Кремля региональные лидеры, такие как президент Северной Осетии Александр Дзасохов и президент Ингушетии Мурат Зязиков, оказались не способны помочь разрешить кризис с заложниками.

К досаде Кремля, лучшие качества лидера в Беслане проявил бывший президент Ингушетии Руслан Аушев, которого два года назад Москва убрала с поста президента.

Российские государственные структуры являются коррумпированными и неэффективными, и вряд ли усиление централизации это изменит, считает Оливер. По ее словам, коррупция несет серьезную угрозу безопасности российского общества.

Если не провести серьезных реформ, российские милиционеры будут продолжать брать взятки, как они взяли деньги у террористов, которые взорвали два самолета 24 августа.

Вместо того чтобы реформировать и укреплять силы безопасности, бороться с коррупцией и увеличивать возможности местных властей в борьбе с терроризмом, администрация Путина проводит реформы, которые могут только еще более ослабить страну, заявляет Ольга Оливер.

Со своей стороны, аналитик компании Stratfor Питер Зейхан считает, что Путин пытается модернизировать Россию, как это делали царь Петр Великий и императрица Екатерина.

"Возможно, усиление власти - единственный способ это сделать", - считает Зейхан. По его словам, реформы Путина, как и реформы Петра и Екатерины, вряд ли будут продолжены после того, как он сойдет со сцены.

Следующий за Путиным президент или премьер-министр буду иметь в своих руках такую огромную власть, что смогут с легкостью остановить реформы Путина.

"Меня беспокоит не Путин, а то, что произойдет после ухода Путина", - говорит Зейхан.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru