Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 октября 2002 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Возрождение России

Ситуация в Москве улучшается, но не хватает одного важного ингредиента: прямых иностранных инвестиций

Всего четыре года назад Россия объявила дефолт по своим долгам, ее валюта рухнула. А сейчас, когда мир потрясают корпоративные скандалы, банкротства, кризисы на развивающихся рынках, эта страна стала чуть ли не образцом респектабельности.

Во всем мире экономический рост замедляется, а в России его темпы три года подряд остаются достаточно высокими. Благодаря высоким ценам на нефть и девальвации рубля 1998 г., из-за которой повысилась цена импорта, а вместе с ней конкурентоспособность местных производителей, российский бюджет выполняется с профицитом, объемы валютных резервов достигли рекордного уровня. Страна полностью расплачивается по своим долгам, доходность еврооблигаций падает, кредитные рейтинги растут. В прошлом году российский рынок ценных бумаг занял второе место в мире, уступив только китайскому.

Бум на фондовом рынке уже изменил представления о России, которая при президенте Владимире Путине стала партнером Запада в сфере борьбы с терроризмом. Страна старается улучшить отношения с соперниками времен холодной войны. В результате она начала играть более важную роль в НАТО, стала членом "Большой восьмерки" промышленно развитых стран, США и Европейский союз признали ее страной с рыночной экономикой. Теперь иностранцы считают, что инвестировать в России не так уж и опасно.

Но определенный скептицизм сохраняется. Иностранцы возвращаются на российский рынок ценных бумаг, но пока не торопятся начинать здесь бизнес и покупать местные компании. Это может помешать намерениям Путина ускорить экономический рост.

Экономика гадкого утенка

"Российские активы непривлекательны", - сказал Олег Вьюгин, заместитель председателя российского Центрального банка. По его словам, иностранцев отпугивают засилье коррупции и правительственная бюрократия, глубокое недоверие российских промышленников, особенно провинциальных, к посторонним.

"За инвестиции нужно бороться. Россия очень долго этого не понимала, - говорит Вьюгин. - Правительство говорило иностранцам: "Вот наши условия. Не хотите работать здесь, не работайте".

Поэтому пока что интерес к России не обернулся крупными объемами прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В первой половине текущего года объем ПИИ составил всего лишь 1,9 млрд долларов, на 25% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. В 2001 г. объемы ПИИ в Китае составили почти 47 млрд долларов.

Нехватка ПИИ - это серьезная проблема для Путина, который, став президентом, заявил, что России необходимо расти со скоростью 8% в год в течение 15 лет. Он собирался вытащить страну из бедности, повышая темпы экономического роста и привлекая западный капитал.

Пока это по-прежнему мечты. В начале года Путин отчитал правительственных чиновников за неамбциозные цели - они предполагали, что в этом году темпы роста составят 4%, хотя в прошлом и позапрошлом году они достигали 5% и 9,1% соответственно. Экономисты считают, что Россия нуждается в более глубоких изменениях, чтобы добиться реального устойчивого роста, и в больших объемах иностранных инвестиций.

Изменение отношения к России пока не обернулось серьезным притоком иностранных капиталов, поэтому России еще предстоит убедить мир в том, что она действительно изменилась. Ведь совсем недавно, при Ельцине страна всему миру была известна беззаконием, политическим хаосом и бандитскими методами ведения бизнеса. В 1998 г. в результате финансового кризиса в России недоверие к ней иностранцев достигло максимума.

Сопротивление

С момента своего прихода в Кремль в 2000 г. Путин прикладывает усилия к тому, чтобы привести Россию в порядок, ограничить власть олигархов, улучшить деловой климат. Правительство сократило налоги, ввело плоскую шкалу налогообложения на уровне 13% (самый низкий в Европе). Впервые после большевистской революции 1917 г. разрешена продажа сельскохозяйственных земель. Либерализованы советские законы о труде. Создана система защиты прав собственности в западном стиле.

Но другие, более глубокие изменения, которые могли бы помочь России окончательно порвать с коммунистическим прошлым и повысить темпы экономического роста, происходят медленно. Смелый план снизить уровень государственного вмешательства в бизнес встречает жесткое сопротивление со стороны бюрократии. Социально болезненный план отказа от государственного субсидирования энергетики и жилищного сектора не проводится в жизнь. Вряд ли здесь произойдут реальные изменения до парламентских выборов 2003 г. Очень медленно продвигаются вперед давно запланированные глубокие реформы государственного аппарата, банковского сектора, реструктуризация газовой и электроэнергетической монополий.

Отсутствие реформ и интереса со стороны зарубежных компаний означает, что экономические успехи России по-прежнему зависят от фактора, который она не может контролировать: цен на сырье, в первую очередь нефть. Когда нефть стоит дорого, Россия - второй мировой экспортер, уступающий только Саудовской Аравии, - процветает: повышаются объемы инвестиций, зарплаты, уровень жизни и потребительского спроса. Когда цены падают, экономика буксует.

"Как наркоман"

"Россия - как наркоман, нефть для нее - это наркотик", - сказал Евгений Гавриленков, главный экономист московского инвестиционного банка "Тройка-Диалог".

Россия прикладывает хаотические усилия, пытаясь избавиться от зависимости от сырьевого экспорта. В промышленности по-прежнему господствуют несколько крупных энергетических компаний. Мелких предприятий, которые стали главным двигателем роста в других посткоммунистических государствах, мало.

Однако в определенном смысле энергетические гиганты стали главным двигателем экономических перемен. В последние годы появилось несколько крупных финансово-промышленных групп, специализирующихся на сырьевом экспорте. Их часто сравнивают с южно-корейскими промышленными конгломератами. Этими компаниями руководят боссы нового поколения - молодые бизнесмены, нацеленные на получение прибыли, строящие амбициозные планы.

Это процесс начался в конце девяностых, когда российские нефтяные, газовые и металлургические магнаты, разбогатевшие благодаря высоким ценам на сырье, начали репатриировать прибыли, выводившиеся ранее в оффшоры. Они дешево скупали промышленные активы на территории всей страны и создавали на их основе огромные, вертикально интегрированные корпорации.

Эта тенденция неизбежна в стране, не имеющей нормальной банковской системы. Когда нет финансовых учреждений, крупным экспортерам неизбежно приходится собирать средства за счет приобретений и инвестиций. Одновременно эти конгломераты были достаточно крупны, могли правильно взаимодействовать с "государственной мафией", как часто называют коррумпированные правительственные агентства, не дающие работать мелким компаниям.

В результате возникла очень сильная концентрация собственности и богатства. По данным московских экономистов Питера Буна и Дениса Родионова, сотрудников инвестиционного банка Brunswick UBS Warburg, 85% стоимости 64 крупнейших частных компаний находятся под контролем восьми групп акционеров.

Некоторые экономисты считают, что это может деформировать российскую экономику, потому что магнаты будут использовать свое господствующее положение на рынке и связи в правительстве, чтобы не пускать новичков. "В этой системе нет места для новых игроков", - сказал экономист Гавриленков.

Но Бун и Родионов считают, что новые владельцы часто приносят экономике пользу. Это молодые люди, которые хотят продать доли своих компаний стратегическим иностранным партнерам. Чтобы повысить рыночную капитализацию, многие реструктурируют своих холдинги, повышают прозрачность, защищают права акционеров. В процессе они стали "ключевым лобби, выступающим за укрепление прав собственности, проведения политики, направленной на улучшение российского инвестиционного климата и сокращения уровня рисков", - указывают авторы исследования.

Изменение к лучшему?

Наверное, самым ярким примером является компания ОАО ЮКОС, занимающая второе место в России по объемам добычи нефти. Это частная компания, принадлежащая тридцатидевятилетнему Михаилу Ходорковскому. ЮКОС повысил уровень производительности труда и прозрачности, качество корпоративного управления. В результате цена акций компании резко возросла. Инвесторы вознаградили ее за быстрые темпы роста объемов производства, снижение уровня издержек, хорошие отношения с мелкими акционерами. Примеру ЮКОСа начинают следовать другие компании.

Пока российские боссы заполняют ту нишу, где должны работать иностранные инвесторы. Объемы ПИИ очень малы по сравнению с огромными объемами капиталовложений местных компаний, многие из которых занимают средства на расширение деятельности за рубежом. В этом году объемы ПИИ сократились вдвое, а объемы портфельных инвестиций в российские акции и объемы кредитов западных банков российским компаниям выросли. В первой половине года объемы кредитов российским компаниям выросли на 60% до 6,3 млрд долларов.

Это показывает, что корпоративная Россия начинает возвращаться на международные рынки капитала, откуда ее выгнали после кризиса 1998 г. Такие компании, как ОАО "Сибнефть", ОАО "МТС" и ОАО "Вымпелком" собирают средства на западных фондовых рынках. Газовый гигант ОАО "Газпром" в этом месяце эмитировал облигации на сумму 500 млн долларов и собирается в следующем году эмитировать облигации на сумму 750 млн долларов.

Поездки по миру

Судя по всему инвесторы замечают, что российские компании изменили методы ведения бизнеса. "Иностранные транснациональные компании начинают проявлять интерес, они посылают своих сотрудников собирать информацию в России", - сказал Никлас Сундстрем, экономист лондонской Citigroup. Он предупредил, что "как правило, такой интерес превращается в ПИИ лишь за 18-24 месяца".

Нефтяные транснациональные компании BP PLC и ExxonMobil Corp уже инвестируют крупные средства в разведку и разработку нефти в России. Шведская мебельная компания IKEA и французская сеть супермаркетов Auchan зондируют почву. Renault SA собирается инвестировать 250 млн в новый завод в Москве. В сентябре первый автомобиль сошел с конвейера совместного предприятия General Motors Corp. и российской автомобилестроительной компании "АвтоВАЗ".

Изменение отношения к России пока не привело к заметному росту объемов прямых инвестиций, но экономисты говорят, что корпорации изменили методы ведения бизнеса, что в стране продолжаются структурные реформы, что Путин проводит прозападную политику, и в результате настроение инвесторов - даже тех, кто еще помнит о 1998 г., - меняется.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru