Архив
Поиск
Press digest
17 мая 2021 г.
15 сентября 2006 г.

Иан Трейнор | The Guardian

В разъединении наша сила

Напряженные времена для братьев-близнецов, руководящих Польшей. Братья Качиньские, известные нелюбовью к путешествиям и предпочитающие компанию своих семей, кошек и друзей, внезапно стали наматывать воздушные мили.

Президент Лех провел эту неделю преимущественно в Израиле, тогда как премьер-министр Ярослав был в Вашингтоне и Чикаго. До этого он побывал в Хельсинки и Брюсселе, стремясь развеять серьезные сомнения, возникшие в разных странах по поводу того, какую Польшу близнецы надеются создать.

Степень сомнений привела к тому, что близнецы Качиньские отброшены на оборонительные позиции и вынуждены заняться минимизацией ущерба. Везде, куда они сейчас приезжают, им, похоже, приходится объясняться, и это непростая задача для пары персонажей, убежденных, что это Польша должна принимать объяснения и извинения, а не наоборот.

Отношения между Германией и Польшей не были хуже со времен польской революции 1989 года, непосредственно приведшей к падению Берлинской стены. Так что в Хельсинки Ярослав Качиньский смог объяснить новые недоразумения канцлеру Германии Ангеле Меркель, обвинив СМИ, традиционного козла отпущения, в разногласиях и объявив о миротворческой поездке в Берлин в октябре. Ранее, в Брюсселе, Ярослав аналогичным образом был в обороне - нет, мы не гомофобы, утверждал он. Нет, мы не хотим восстанавливать смертную казнь.

А пока братья были то в Израиле, то в Америке, зарегистрированная в Нью-Йорке Лига борьбы с клеветой на этой неделе опубликовала доклад, детализирующий всплеск антисемитизма в Польше и призывающий к отставке вице-премьера Романа Гертыха, чья крайняя партия, Католическая лига польских семей, является оплотом старомодного фанатизма и антисемитизма.

Нет никаких свидетельств, позволяющих предположить, что сами Качиньские являются антисемитами или были ими, точно так же мало указаний на то, что они ревностные католики, склонные проводить реакционную религиозную программу. Но этого нельзя сказать об их правительстве.

Одна из крупных проблем состоит в том, что Гертых является одновременно министром образования и на этом посту отвечает за школьные поездки и образовательные экскурсии по многочисленным местам нацистского Холокоста в Польше, включая, конечно, лагерь смерти Освенцим. Педагогическая функция чрезвычайно важна и для Польши, и для Израиля. Посол Израиля в Варшаве быстро заявил, что не будет иметь дела с Гертыхом, и объявил бойкот его министерству. Ярослав вынужден был создать новый департамент при премьер-министре, чтобы заниматься болезненной проблемой преподавания темы Холокоста.

Если Германия, Брюссель и Израиль не были внешнеполитическими проблемами для братьев, которые никогда не проявляли большого интереса к международным делам и, похоже, имеют мало времени для дипломатов, которым эти дела интересны, Россия - это еще более сильная головная боль.

Назвать отношения с Россией напряженными мало. На польско-российские отношения тяжело давит груз истории. Порабощение Польши советским коммунизмом, устроенная Сталиным резня польских офицеров в годы Второй мировой войны, раздел Польши Сталиным и Гитлером между собой, как делали до них цари и кайзеры. Список длинен, Польша всегда выступает жертвой и мятежницей. Обиды и недовольства запечатлены в генах польских патриотов, братьев Качиньских. Современным проявлением вековой российской стратегии подавления Польши является, по мнению близнецов, энергетический шантаж, когда Кремль использует свое нефтегазовое оружие, чтобы приручить зависимую и уязвимую Польшу.

Германия знает и признает страшные несправедливости, совершенные ею в отношении Польши. У России, особенно при Владимире Путине, наблюдается ярко выраженная аллергия на извинения. Но и здесь Качиньские стремятся извлечь максимум из жалкого жребия. Они работают над государственным визитом президента Леха к президенту Владимиру в Москву и провозглашают, что отношения с Россией не так уж плохи.

Кремль, однако, не проявляет понимания. На днях советник Путина Сергей Приходько велел полякам жить своей жизнью и перестать надоедливо твердить о древней истории. Он заявил, что атмосфера нисколько не улучшается из-за разных лозунгов и постоянного возврата к событиям, которые реальны и болезненны, но относятся к давнему прошлому, и из-за постоянных поисков виноватого. Он добавил, что это надо отбросить.

Ясно, что попытки организовать польско-российский саммит идут не гладко. На первый взгляд, Путин и Ярослав Качиньский - полные противоположности. Россиянин был полковником КГБ, а поляк - подпольщиком "Солидарности", россиянин - коммунистом, а поляк - убежденным антикоммунистом. Россиянин чтит Феликса Дзержинского, основателя тайной полиции большевиков. Поляк ненавидит поляка, служившего ленинским палачом. Поляк всю свою политическую жизнь борется за польскую демократию, россиянин никогда в жизни не боролся на демократических выборах, пока его не выбрали президентом в 2000 году.

Но если контрасты очевидны, сходства красноречивы и больше говорят о том, что оба эти человека сделали и сделают в Польше и России. Польский патриот может содрогнуться от сравнения с российским сильным лидером. Но параллели между тем, чего они надеются добиться, поразительны.

Хотя Путин вырос в КГБ, а Качиньские достигли зрелости в "Солидарности" (анти-КГБ), обе структуры были конспиративными обществами, действовавшими в тени или в подполье. Путин пришел к власти, провозгласив своей программой "диктатуру закона". Это вполне мог быть лозунг партии Ярослава Качиньского "Право и справедливость", которая считает своей главной миссией борьбу с коррупцией.

Путин объявил войну алчным российским олигархам, создав прецедент и посадив в тюрьму самого могущественного, Михаила Ходорковского, и ренационализировал нефтяную империю магната. На прошлой неделе Путин заявил, что вынужден отменить независимость российских региональных губернаторов, чтобы предотвратить взятие российских регионов под контроль бизнес-кланами.

Администрация Качиньского говорит о ренационализации польских стратегически важных отраслей, утверждает, что банковским сектором руководят олигархи, злоупотребляющие общественной потребностью пересмотреть некоторые приватизационные сделки 1990-х годов. Проект Путина, реакция на хаос 1990-х годов, задуман как попытка возродить мощь и престиж России, установить контроль над максимумом аспектов общественной жизни, от СМИ до бизнеса и парламента. В точности как Качиньские, которые в ответ на коррупцию и хаос 1990-х годов принесли путинизм в Польшу, хотя и с отличиями, характерными для польского опыта.

По большому счету, и Путин, и Качиньские жаждут уважения. Они считают себя патриотами, требуют для своих стран подобающего им престижа и влияния, предпочитают иметь возможность наносить удары не по своему весу на мировой арене. Оба руководства видят в государственном контроле способ обуздать разнообразные посткоммунистические элиты, по их мнению, узурпировавшие функции государства. И российский, и польские лидеры очень чувствительны к критике со стороны СМИ. Лояльность - императив. Предательство - постоянный риск и непростительно.

Возможно, они никогда не понравятся друг другу. Но если польский и российский лидеры сумеют договориться о своем саммите, у них не будет проблем с пониманием друг друга.

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru