Архив
Поиск
Press digest
14 мая 2021 г.
15 сентября 2006 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Убийство в Москве вредит банковской реформе

Убийство заместителя председателя правления российского Центробанка может помешать попыткам очистить банковский сектор страны, которыми он руководил

Высокопоставленные политики и банкиры связывают убийство Андрея Козлова, чье имя стало синонимом продолжающейся реформы одного из самых темных секторов российской экономики, с жесткостью, с которой он расправлялся с банками, заподозренными в финансовых преступлениях.

Это убийство также нанесло удар по имиджу России, пытающейся предстать возродившейся зрелой экономической державой с международным размахом.

Убийство Козлова - это "наглый вызов всей российской власти", сказал глава российской электроэнергетической монополии Анатолий Чубайс, который сам в прошлом году пережил покушение на убийство.

Во многом благодаря Козлову сегодняшняя банковская система является одним из наиболее стремительно расширяющихся секторов российской экономики, в последние годы там наблюдался последовательный семипроцентный рост. Некоторые иностранные банки, такие как австрийский Raiffeisen Bank, скупали местных игроков, в то время как другие, например Citigroup, создавали свои собственные представительства. Рублевые вклады и базисные активы банковского сектора стремительно растут, банки выдают больше займов, а потребительские кредиты пользуются бешеным успехом.

Однако работа еще не завершена. Многие финансовые институты остаются маленькими и имеют недостаточный оборотный капитал, а другие до сих пор контролируются организованной преступностью. Неизвестно, кто придет на смену Козлову в роли движущей силы реформ в российской банковской системе.

В 41-летнего Козлова было сделано несколько выстрелов неизвестными убийцами у московского стадиона в среду вечером. Он скончался вчера после неотложной хирургической операции.

Убийство Козлова в характерном для мафии стиле вызывает в памяти 1990-е годы, когда заказные убийства российских чиновников, банкиров и бизнесменов были в порядке вещей.

Хотя при президенте Владимире Путине таких нападений стало меньше, частота убийств по-прежнему вызывает тревогу. Среди них - убийство в июле 2004 года в Москве американского журналиста Пола Хлебникова, редактора российской версии Forbes.

По мере нарастания политического напряжения в грядущие два года перед парламентскими и президентскими выборами, некоторые опасаются, что насилия станет больше.

Ни президент Путин, ни кремлевский пресс-центр не прокомментировали эту ситуацию официально. Премьер-министр Михаил Фрадков, который не скрывал своего потрясения, начал заседание кабинета министров с минуты молчания, назвав гибель Козлова "серьезной потерей".

Министр финансов Алексей Кудрин сказал, что Козлов находился на острие борьбы с финансовыми преступлениями и "неоднократно наступал на интересы недобросовестных финансистов". Друзья Козлова говорят, что ему не раз угрожали смертью банкиры, которых он изгонял из бизнеса. Правоохранительные органы рассматривают его смерть как результат заказного убийства, связанного с его деятельностью в Центробанке. Коллеги исключают, что оно могло быть связано с какими-то его персональными финансовыми сделками.

Глава Центробанка Сергей Игнатьев пообещал продолжить дело Козлова, но некоторые аналитики говорят, что убийство Козлова может пагубно отразиться на таких попытках. "Оно может заставить ЦБР проявлять еще большую осмотрительность в борьбе с отмыванием денег и другой противозаконной деятельностью внутри банковской системы", - говорит Рори Макфаркухар, экономист из московского подразделения компании Goldman Sachs.

Представитель Citigroup не стал комментировать убийство Козлова и его потенциальное значение для растущего банковского бизнеса этой компании в России.

Совет управляющих Федеральной резервной системы США выступил с заявлением, в котором говорится, что все его члены "шокированы" новостью о смерти Козлова, и отдается дань уважения его "смелости и энергии в стремлении к улучшению банковской системы в его стране".

Козлов был инициатором очистки "авгиевых конюшен" российской банковской системы. Цепь финансовых кризисов в последние 15 лет лишила миллионы людей сбережений и уничтожила веру народа в эту систему. К 2002 году, когда он начал свою кампанию, многие из 1400 российских банков были лишь теневыми образованиями для отмывания прибылей, полученных от организованной преступности и перевода денег в офшоры.

Банки западного типа, способные мобилизовать инвестиции в промышленность, были весьма немногочисленны. Отсутствие дешевых кредитов наносило удар по малому бизнесу и затрудняло усилия России по диверсификации экономики, сейчас завязанной на нефти и газе.

Козлов поступил на работу в Центробанк в 1989 году, когда ему было 24 года. Он ушел в частный сектор после финансового кризиса 1998 года и вернулся в 2002 году, заняв должность первого заместителя председателя правления Центробанка. В то время он выглядел слабым банком, которому недоставало независимости и контроля над кредитно-денежной политикой. Козлов пытался усилить распорядительные полномочия Центробанка.

С самого начала он понимал, что эта работа создаст ему врагов. "За мной следят очень тщательно и очень серьезно", - говорил он в интервью в 2002 году. Он сказал, что был жертвой нескольких "грязных нападений" в СМИ, обвинявших его в коррумпированности.

Козлов способствовал вводу системы страхования вкладов, которая помогла восстановить доверие россиян к банкам. Он инициировал масштабную проверку, направленную на отсеивание тех банков, которые не могут получить лицензии.

Козлов требовал большей прозрачности, настаивая на переходе банков к западным стандартам отчетности, с открытием имен их владельцев и исправлением раздутых балансовых отчетов. Он ужесточил требования к капиталу, вынудив некоторые мелкие банки закрыться или объединиться с более крупными соперниками. Кроме того, он усилил контроль над банками, учредив последовательную систему мониторинга.

"Никто не внес больший вклад в создание современной банковской системы в России, чем Андрей Козлов, - сказал Джон Литвак, главный экономист Всемирного банка по России. - Мы надеемся, что смерть Андрея только укрепит решимость Центробанка довести реформу до ее логического завершения".

Самым значительным его шагом было изъятие лицензии у Содбизнесбанка в мае 2004 года на основании нового закона об отмывании денег. По его словам, этот банк помимо прочего отмывал деньги, полученные в качестве выкупа за похищения. Этот шаг привел к вооруженному противостоянию и знаменовал собой начало крестового похода против некоторых российских банков, имевших самую дурную репутацию. В прошлом году он закрыл 14 таких банков, в этом году - 44.

Козлов планировал пойти еще дальше. На конференции, состоявшейся на прошлой неделе, он призвал ввести пожизненный запрет на профессиональную деятельность для банкиров, вовлеченных в налоговое мошенничество и отмывание денег. "Они позорят банковскую систему", - сказал он.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru