Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
15 сентября 2008 г.

НАТО и западные спецслужбы с самого начала были убеждены в том, что войну на Кавказе начал президент Саакашвили. Теперь американцы и европейцы хотят досконально изучить причины войны, ведь русские, очевидно, тоже врали

У Хиллари Клинтон под глазами синяки. В прошлый вторник, выдохшаяся, она сидела на своем месте в Cенате, и даже ее блейзер выглядел бесцветным. Завершился гламурный партийный съезд в Денвере, где демократы подняли на щит Барака Обаму, - конец мечте об участии в президентских выборах 2008 года. Вновь наступили политические будни, идет заседание комиссии по обороне, где рассматривается конфликт между большой Россией и маленькой Грузией.

Голос Клинтон звучит устало. Но ее политическое кредо прежнее, и она поднимает тему. Мы как-нибудь вдохновили Грузию на применение военной силы? - вопрошает она. Действительно ли правительство Буша в достаточной мере предупреждало Москву, а также Грузию о возможных последствиях войны? И как могло случиться, что данные события оказались настолько неожиданными для Америки?

Хиллари Клинтон выступала всего несколько минут, но ее слова свидетельствуют о том, что настроения в отношении Грузии в США меняются.

Разве война на далеком Кавказе не была для американцев борьбой между огромной экспансионистской империей, которая хочет подчинить себе маленькую демократическую страну? Нападение на которую было совершено только потому, "что мы хотим быть свободными", как чуть ли ни ежечасно повторял Михаил Саакашвили в камеры CNN?

"Сегодня мы все грузины", - продекларировал кандидат от республиканцев в президенты США Джон Маккейн. Неоконсерватор Роберт Каган сравнил российскую кампанию с нападением нацистов на Судеты в 1938 году. А заместитель Буша Ричард Чейни во время встречи с Саакашвили обещал ему содействие в осуществлении его главного желания - в приеме в члены НАТО.

Теперь, через пять недель после окончания кавказской войны, настроения в Америке меняются. В Вашингтоне нарастает подозрение, что Саакашвили, возможно, авантюрист. Который сам начал кровавую пятидневную войну и после этого в течение долгих дней нагло обманывал Запад.

"Претензии к России остаются", - говорит эксперт по России Пол Сондерс, директор консервативного Центра имени Никсона в Вашингтоне, подразумевая, что российский ответный удар по кавказскому карлику был несоразмерным, что признанием сепаратистских республик Москва пошла против международного права и использовала Грузию для демонстрации своего имперского возрождения.

Однако затем Сондерс подчеркнул: "Все больше людей видит, что в этом конфликте есть две стороны и что Грузия была скорее не жертвой, а никем не понуждаемым игроком". Сомнения в окружении президента Джорджа Буша тоже растут.

Не были ли преждевременными американские и европейские акции солидарности в поддержку Саакашвили? Премьер Великобритании Гордон Браун потребовал "радикального" пересмотра отношений с Москвой, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт обвинил ее в нарушении международного права, а немецкий канцлер Ангела Меркель пообещала Грузии, что когда-нибудь та, "если захочет, станет членом НАТО". Теперь подобный тон слышен все реже.

На прошлой неделе министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер публично высказался за выяснение вопроса о причинах войны. Ведь от этого во многом зависят отношения ЕС со сторонами конфликта, сказал он.

Действительно, от вопроса, кто виноват, зависит многое. Запад должен понять, хочет ли он после этой войны принять в НАТО такую страну, как Грузия, - с обязательством в случае аналогичного конфликта на Кавказе вмешаться в него военными средствами. И к какому партнерству с Россией, которая впервые столь откровенно, как и Америка, требует уважения к зоне своих интересов, он должен стремиться в будущем?

Попытка реконструкции пятидневной войны вращается главным образом вокруг вопроса, кто ее начал. Информация, которой обладают НАТО и ОБСЕ, рисует иную картину, чем та, которая представлялась многим в первые дни битвы за Цхинвали.

Грузинское правительство неизменно называет началом войны четверг, 7 августа, 23:30. К этому времени оно якобы получило несколько разведдонесений о движении примерно 150 единиц бронетехники из России через Рокский туннель в Грузию через территорию сепаратистской Южной Осетии. Они шли на Цхинвали; в 3 часа ночи за ними последовали новые военные колонны.

"Мы хотели остановить российские войска перед грузинскими деревнями, - говорил президент Михаил Саакашвили. - Когда наши танки вступили в Цхинвали, русские бомбили город. Они - а не мы - превратили Цхинвали в руины". Однако в докладах ОБСЕ положение выглядит иначе.

ОБСЕ имеет в Южной Осетии миссию, которая в начале войны оказалась меж двух фронтов. Незадолго до полуночи центр Цхинвали накрыло огнем, скорее всего, из установок "Град" и артиллерийских орудий, находившихся вне зоны конфликта. Пострадал офис миссии в Цхинвали, трем его сотрудникам пришлось спрятаться в подвале, говорится в докладе от 8 августа, который, как и все аналогичные, был разослан всем 56 государствам - членам ОБСЕ. Доклад выдержан в нейтральном тоне и не содержит никаких оценок: здесь русские нарушили грузинское воздушное пространство, там грузины заняли южноосетинские деревни.

В то же самое время на более решительную оценку отважился другой орган, НАТО. Его Международный военный штаб молниеносно оценил имевшиеся материалы; он сотрудничает с Военным комитетом, верховным военным органом альянса, где представлены все 26 государств, его членов.

В полдень 8 августа эксперты НАТО слыхом не слыхивали о российском броске, который Саакашвили позже назвал нападением, а Москва - акцией по "принуждению к миру". Однако в то же самое время они распространили предупреждение для внутреннего пользования: ввиду первых российских атак с воздуха и использования ракет ближней дальности на пассивность Москвы рассчитывать не стоит.

Офицерам из Брюсселя было ясно одно: грузины начали первыми и, скорее, не по причине необходимой обороны или в качестве реакции на российские провокации, а в соответствии с собственными расчетами. Это было предсказуемое наступление на южноосетинские позиции с целью утверждения свершившегося факта; перестрелки предыдущих дней классифицировались в Брюсселе как незначительные. Задним числом, однако, их ни в коем случае нельзя расценивать как основание для подготовки к войне со стороны Грузии.

Грузинское утверждение о российских провокациях и вводе войск в Рокский туннель экспертами НАТО сомнению ни в коем случае не подвергалось. Однако в их оценке фактов преобладало скептическое отношение, они сомневались, что именно это и являлось истинной причиной действий Саакашвили.

В оценку, данную НАТО, вписываются детали, которые западные спецслужбы получили от своей радиоразведки. Утром 7 августа грузины стянули около 12 тысяч военнослужащих к границе с Южной Осетией. Под Гори стояли 75 танков и БМП - треть того, что находилось на вооружении у грузинской армии. План Саакашвили предусматривал 15-часовой блицкриг, за это время войска должны были дойти до Рокского туннеля и закрыть игольное ушко между Северным Кавказом и Закавказьем, отрезав тем самым Южную Осетию от России.

7 августа в 22:35, то есть почти за час - по версии Саакашвили - до вступления российских танков в Рокский туннель, грузины начали обстрел Цхинвали из 27 ракетных установок, 152-миллиметровых пушек, с использованием в том числе кассетных бомб. В ночное наступление были брошены три бригады.

В радиоэфире были слышны русские крики о помощи, но 58-я армия, расположенная в частности в Северной Осетии, похоже, не находилась в боевой готовности. Во всяком случае, не той ночью.

Грузинская армия состоит в основном из соединений мотопехоты, которые двигались по главным магистралям. Они быстро были остановлены и не смогли пройти Цхинвали. Были допущены "ошибки в использовании оружия", установила западная разведка. Если проще, то грузины воевали плохо.

Разведданные свидетельствуют, что российская армия начала обстрел лишь в 7:30 8 августа - с выстрела СС-21 по городу Боржоми (на юго-запад от Гори), ракета должна была поразить укрепленные оборонительные рубежи армии и правительственный бункер. Вскоре последовали первые воздушные атаки по грузинской армии. Радиообмен интенсифицировался, российская армия проснулась.

Ее войска пошли из Северной Осетии по Рокскому тоннелю только около 11 часов. Меж тем такая очередность событий является подтверждением того, что Москва не вела наступательных действий. Позже на юг были перемещены следующие установки СС-21. Русские с 5500 военнослужащими подошли к Гори; у грузино-абхазской границы сосредоточилось 7000 солдат.

То, что грузины сконцентрировали свои войска у границы с Южной Осетией уже в июле, подтверждает другой эксперт, находившийся на месте в Тбилиси, Вольфганг Рихтер, полковник генерального штаба и ведущий военный советник немецкой миссии ОБСЕ. На конфиденциальном заседании в прошлую среду в Берлине в присутствии министра обороны Франца-Йозефа Юнга и первых лиц фракций бундестага из комиссий по внешним делам и обороне он документально подтвердил, что грузины отчасти "лгали", рассказывая о передвижениях войск. Доказательств утверждению Саакашвили, будто русские вступили в Рокский туннель до того, как Тбилиси дал команду к атаке, Рихтер не нашел. Но и исключить этого он не может. Для некоторых депутатов его высказывания прозвучали так, будто он поддерживает российскую интерпретацию событий. "Он не оставил свободы интерпретации", - признал один из присутствующих. "Ясно одно: ответственность лежит, скорее, на грузинах, чем на русских", - подвел итог другой.

После всех этих докладов западным наблюдателям стало ясно, кто поджег южноосетинскую пороховую бочку. Причины конфликта, в число которых входят также многолетние провокации России в отношении Тбилиси, аналитики оставили без внимания.

Теперь самое время, чтобы причинами войны занялся также Европейский союз. То, что до сих пор европейцы отказались осудить атаку Саакашвили на Цхинвали, тыча вместо этого пальцем в Россию, вызвало там глубокое непонимание. "По всей видимости, им не хватило мужества пойти против Вашингтона и его союзников в Тбилиси", - подозревает один дипломат из московского министерства иностранных дел.

Во время неформальной встречи в Авиньоне европейские министры иностранных дел высказались за "международное расследование" конфликта. Кто хочет посредничать, такова логика этого решения, не может быть пристрастным в оценке того, что происходило на Кавказе. Это, очевидно, признают даже эмиссары британцев, шведов, прибалтов и других восточноевропейских государств. До тех пор они настаивали, скорее, на жестком отношении к Москве и большей солидарности с Тбилиси - независимо от положения вещей.

В начале этой недели должно быть вынесено формальное решение о расследовании. Вот только кто возьмет на себя эту щекотливую миссию, пока совершенно непонятно: ООН, ОБСЕ, неправительственные организации, ученые или все вместе? Ясно только одно: ЕС ни в коем случае не хочет брать это на себя.

Михаил Саакашвили, холерический правитель из Тбилиси, следит за изменением мнения на Западе с растущим неудовольствием. При всем том он, ежедневно выступая по телевидению, несет в мир свою версию нападения на Грузию, международное пиар-агентство круглые сутки кормит западные средства массовой информации тщательно отсортированным материалом, а в Международном суде в Гааге Тбилиси жалуется на "этнические чистки", проводившиеся русскими.

Положение главы государства внутри страны тоже сложное, единый фронт, образовавшийся в результате продвижения русских, трещит по швам. Теперь все чаще раздаются критические голоса, называющие режим Саакашвили "авторитарным". "Власть для него - это все", - говорил уже в декабре 2007 года Георгий Хаиндрава, в 2006 году министр по урегулированию конфликтов. Существует опасность, сказал тогда Хаиндрава, что Саакашвили захочет подправить свою пошатнувшуюся репутацию "маленькой победоносной войной" - против Южной Осетии.

Саломе Зурабишвили, бывший министр иностранных дел, уже в мае 2006 года тоже говорила, что "колоссальное вооружение", которым он занимается, "не имеет смысла", оно пробуждает подозрение в желании разрешения конфликтов с Абхазией и Южной Осетией военными методами.

На прошлой неделе главы двух партий потребовали отставки Саакашвили и установления "не пророссийского и не проамериканского, а прогрузинского правительства". Бывший грузинский заместитель министра внутренних дел Тимур Хачишвили, отсидевший семь лет за покушение на предшественника Саакашвили Эдуарда Шеварднадзе, снова собирает в Москве верных людей - через миллион с лишним грузин, проживающих в России, он хочет добиться смены власти у себя на родине.

Является ли Михаил Саакашвили, еще пять недель назад оплакиваемая Западом жертва российского вторжения, политическим трупом? На прошлой неделе на помощь ему пришла "Красная звезда", газета российского министерства обороны. Она опубликовала высказывания офицера 58-й армии, которые Москва опровергает. Парадоксальным образом он дает почву для сомнений в выводах западных спецслужб и НАТО, согласно которым российские воинские формирования достигли Цхинвали только 9 августа.

Капитан Денис Сидристый, командир роты 135-го мотострелкового полка, рассказывает, как в составе своего подразделения он продвигался через Рокский туннель к Цхинвали уже ночью 8 августа. Не начался ли марш Москвы раньше, чем предполагалось до сих пор?

На прошлой неделе московские следователи также впервые признали, что при нападении грузин на Цхинвали жертв среди гражданского населения было не 2000, как официально утверждает Россия, а только 134.

Капитан Сидристый, награжденный тем временем министром обороны орденом Мужества, получил в пятницу от "Красной звезды" еще один шанс, чтобы представить свою его версию событий. И он поправился: его соединение выдвинулось к Цхинвали несколько позже.

В короткой кавказской войне правду от лжи отделить все еще сложно.

Источник: Der Spiegel


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru