Архив
Поиск
Press digest
28 сентября 2020 г.
15 июля 2009 г.

Голландец Юл Схелвис, которому ныне 88 лет, - жертва Холокоста. Он сам пережил все ужасы фашистских концлагерей и, потеряв 41 родственника, боится, что память о них сотрется вместе с его уходом из жизни. Поэтому Схелвис принял решение выступить соистцом в ходе, по-видимому, последнего процесса по делу о военных преступлениях нацистов, пишет сегодня Berliner Zeitung. Речь идет о суде над Джоном Демьянюком.

Согласно предъявленному обвинению, Джон Демьянюк, коренной украинец, подручный СС, в период с марта по сентябрь 1943 года принимал участие в убийстве 27900 евреев в лагере смерти Собибор на территории Польши. Именно там была убита Рахель, жена Схелвиса. Суд над Демьянюком начнется в конце сентября в Мюнхене.

Юл Схелвис живет в пригороде Амстердама и свободно говорит по-немецки, рассказывает корреспондент издания Керстин Круп. Язык он выучил в немецком концлагере. "Там это было жизненно необходимо, - поясняет он: - Как известно, любой приказ, исходивший от СС, нужно было понимать с полуслова". Схелвис провел в концлагерях в общей сложности 23 месяца. Всего их было восемь, среди них - Собибор и Освенцим.

В 1943 году Юл вместе женой, новорожденным ребенком, родителями и еще несколькими родственниками оказался в сортировочном лагере Вестерборк. 1 июля их и еще примерно три тысячи заключенных загнали в вагоны для скота, в которых посередине стояли две бадьи: одна с водой, другая - для отправления естественных надобностей, рассказывает он. Им предстоял путь длиной в полторы тысячи километров.

Через три дня они оказались в Собиборе. Двери вагонов открылись. Напротив стояли мужчины с плетками. Один из них, должно быть, и был Демьянюк, говорит Схелвис. Мужчин и женщин разделили. Свою жену Юл больше уже не видел. В тот же день в составе группы из 81 человека его вывезли из Собибора.

Джона Демьянюка, который тогда еще звался Иваном, Схелвис не помнит, возможно, он его даже никогда не видел. Зато он не забыл, что помощников из числе украинцев и фольксдойчей эсэсовцы вербовали из военнопленных. "Они были более жестокими, чем эсэсовцы", - говорит он.

Юла Схелвиса, когда он находился в лагере в Ваден-Вюртемберге, освободили французы. Еще в больнице, куда он попал с сыпным тифом, Схелвис стал записывать свои воспоминания. Эти заметки хранятся у него до сих пор.

Следующим этапом для Схелвиса стали беседы с другими бывшими узниками фашистских концлагерей. Потом он ездил по архивам Голландии, Германии, Израиля и Польши. Уже почти 30 лет он скрупулезно собирает страшные свидетельства того времени, чтобы оставить их потомкам. "Он летописец своего времени, свидетелей которому уже почти не осталось", - так характеризует его Керстин Крупп.

Юл Схелвис взял на себя миссию, продолжает издание, к которой относится очень серьезно. "Кто после меня сможет рассказать о том времени?"- вопрошает он. В этом же он видит значение мюнхенского процесса. "Нужно, чтобы люди знали, что происходило в Собиборе", - убежден Схелвис.

Источник: Berliner Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru