Архив
Поиск
Press digest
23 апреля 2021 г.
16 апреля 2008 г.

Петр Смоляр | Le Monde

Неприятное дело родом из Тбилиси

Бывают слова, которые знаменуют собой окончательный разрыв. В конце декабря 2007 года, за неделю до досрочных президентских выборов в Грузии, Михаил Саакашвили давал интервью по телевидению. Его попросили назвать самую серьезную ошибку его правления. "Окруашвили", - бросил президент. По имени Ираклий. Его бывший министр обороны, а ныне - политический враг, произносящий речи, полные гнева; а также потенциальный противник, молодой и харизматичный, вынужденный покинуть Грузию в ноябре из-за неспокойной обстановки в стране, претендующей на членство НАТО.

В среду, 2 апреля, 34-летний Ираклий Окруашвили беседовал с нами в парижском ресторане. Он пришел без сопровождающих, его голос звучал устало, а политическое рвение иссякло. Его жена должна родить через несколько недель, и он ищет квартиру, потому что семейная ссылка может затянуться.

Два предстоящих события будут имеет решающее значение в его жизни. Французское бюро защиты беженцев и лиц без гражданства (OFPRA) должно вынести решение по его заявке на предоставление политического убежища. Хотя его заявка является "приоритетной" в связи с тем, что Грузия считается "благонадежной страной", она до сих пор не была рассмотрена. Возможно, OFPRA ждет 16 апреля? В этот день следственная палата апелляционного суда Парижа рассмотрит требование Грузии об экстрадиции своего бывшего министра.

Окруашвили считает себя жертвой политической операции с целью устранить его с грузинской сцены, инициатор которой - сам Саакашвили. "Мы работали вместе семь лет, с 1999 года, - рассказывает Окруашвили. - Я был его правой рукой, его ближайшим советником". Но в 2006 году у них начались расхождения, когда министр занял радикальную и воинственную позицию по Абхазии и Южной Осетии, двум сепаратистским регионам, симпатизирующим Москве. Потом его не устроил стиль правления президента. "Он строил настоящую властную вертикаль. Его метод прост: надо напугать, чтобы внушить уважение", - говорит он.

Как говорится в требовании об экстрадиции, Ираклий Окруашвили замешан в нескольких делах, открытых Счетной палатой в период с сентября 2006 по январь 2007: о приобретении возглавляемым им тогда министерством обороны 63 млн бракованных патронов; о строительстве двух военных баз без проведения тендера; об отмывании денег посредством операции с недвижимостью в Тбилиси; об операциях с 2,5-процентным пакетом акций компании-оператора мобильной связи Geocell, перешедшим под косвенный контроль Окруашвили.

Именно по последнему делу тбилисский суд в отсутствие обвиняемого 28 марта приговорил его к 11 годам тюремного заключения за вымогательство акций. В связи с этим его кандидатура была снята с парламентских выборов 21 мая. "Этот процесс был настоящим маскарадом, который в наших интересах, - говорит его адвокат Тьерри Леви. - До сих пор генпрокуратура в Париже не была полностью убеждена в существовании политической составляющей этого дела. Но этот несправедливый процесс изменяет баланс в нашу пользу".

Его коллега Жорж Кийман, выступающий от имени грузинского правительства, со своей стороны, считает, что "процесс против Окруашвили, на первый взгляд, совершенно классический. Вопросы экстрадиции всегда носят политический характер, и в случае благоприятного решения апелляционного суда последнее слово останется за французским правительством".

Итак, политическое дело или правомерный судебный процесс? Трудно сказать определенно, настолько взаимосвязаны все эти события. Ираклий Окруашвили вызвал бурю, выдвинув 25 сентября 2007 на частном телеканале Imedi серию обвинений против Михаила Саакашвили: по его словам, президент желал ликвидировать многих оппозиционеров, в том числе миллиардера Бадри Патаркацишвили; он вместе с приближенными был замешан в коррупционных аферах и даже пытался дискредитировать Грузинскую Православную церковь. Не повлекло ли за собой такое беспорядочное объявление войны серию судебных дел, или все происходило в обратном порядке?

За два дня до его взрывоопасных заявлений, попавших на первые страницы всех изданий, офицер отдела логистики министерства обороны был арестован в рамках расследования дела Geocell по обвинению в том, что он был подставным лицом Окруашвили. Через два дня после выступления на Imedi бывший министр тоже был допрошен, а затем помещен на два месяца в камеру предварительного заключения. Это событие сыграло роль катализатора для оппозиции, мобилизация которой в начале ноября достигла своей кульминации и привела к введению чрезвычайного положения на девять дней.

7 октября Окруашвили по телевидению отчасти взял свои слова назад: он пытался приобрести "политические дивиденды", сказал он тогда. "Я действовал по принуждению. Я прочитал признание, которое не видел до этого", - говорит он сейчас, не отрицая реальность некоторых обвинений, в том числе и в пренебрежительном отношении к сотрудникам министерства.

На следующий день Окруашвили был отпущен на свободу под залог, заплатив треть рекордной суммы в 10 млн лари, то есть больше 4 млн евро. 29 октября, по информации грузинских властей, Ираклий Окруашвили попросил разрешение выехать за границу "по медицинским причинам". "Режим делает вид, что действовал, руководствуясь гуманностью, - резюмирует Леви. - Мы утверждаем, что это прикрытие, способ избавиться от него".

В ночь на 31 октября Окруашвили был доставлен к послу Франции, Эрику Фурнье, с которым грузинские власти вели переговоры о визе. "Он отвел меня в сторону и спросил, по собственной ли воле я уезжаю, - рассказывает бывший министр. - Мне сказали, что мое дело будет прикрыто через девять месяцев и мои друзья будут выпущены на свободу, если я воздержусь от политических заявлений и уеду". Высокопоставленный представитель правительства в Тбилиси подтверждает эту информацию: речь шла о том, чтобы "на время убрать Окруашвили из Грузии из-за очень напряженного политического контекста".

1 ноября 2007 года он был в самолете, направлявшемся в Германию. Через шесть дней в Тбилиси произошли ожесточенные столкновения между манифестантами от оппозиции и силами правопорядка, заставившие президента Саакашвили предложить провести досрочные президентские выборы, за которыми Окруашвили следил по телевидению. 21 ноября он был арестован в Германии по требованию грузинского правосудия. Сейчас его судьба - в руках Франции.

Также по теме:

Длинная рука Саакашвили (Süddeutsche Zeitung)

Война разоблачений (Frankfurter Allgemeine)

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru