Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 декабря 2004 г.

Как адвоката Михаила Ходорковского, бывшего генерального директора и крупного акционера российской нефтяной компании ЮКОС, меня ободряет внимание, которое суд над ним привлекает на Западе. На этой неделе ЮКОС подал иск о банкротстве и защите от кредиторов в один из американских судов в надежде предотвратить продажу российским правительством на аукционе его главных активов. Но многие на Западе до сих пор не знают о множестве процедурных нарушений и нарушениях прав человека в связи с этим делом.

Ходорковский, снискавший уважение в США и во всем мире благодаря стилю руководства компанией на основе корпоративного управления, создавший и финансировавший социальные благотворительные фонды и осмелившийся открыто поддержать оппозиционные политические партии и кандидатов в "новой" России, ныне сидит в печально известной московской тюрьме "Матросская тишина" вместе со своим деловым партнером Платоном Лебедевым. В настоящее время идет суд над ними по ряду сфабрикованных обвинений.

Фундаментом любой конституционной демократии являются верховенство закона, справедливый суд, прозрачная судебная система, гарантия прав обвиняемого и презумпция невиновности; в России же все это по-прежнему является предметом манипуляций. В действительности многие из нас считают, что Генеральная прокуратура и суды являются просто продолжением политической воли Кремля и остаются удобным инструментом запугивания критиков государства. Одна из судей уже отстранена от налогового дела, связанного с ЮКОСом, поскольку она не сумела провести процесс так, как рассчитывали ее политические начальники.

Кремль предпринимает хорошо организованную попытку представить дела Ходорковского и Лебедева как предмет уголовного права, основанный на применении правовых стандартов. Разумеется, это не так. Это дела, появившиеся по ряду политических причин, включая поддержку обвиняемыми политического плюрализма и демократии в России. В немалой степени их "преступлением" было использование своего богатства для поддержки свободы слова и политического диалога в поисках концепции демократической России со свободой предпринимательства, где законность дает гражданам и компаниям возможность свободно жить и работать. Поступая таким образом, эти люди открыто пренебрегали молчаливым уговором о том, что они могут сохранить свои состояния и компании, только оставаясь вне политики.

Многие наблюдатели в России и за границей согласны с тем, что в этом деле имеются все признаки политического показательного процесса. Но, возможно, остаются вопросы о правомерности обвинений. Не впадайте в заблуждение: обвинения сфабрикованы, избирательны и, по сути, являются политическими.

Дела Ходорковского и Лебедева пестрят нарушениями процедурных норм и прав человека, включая необоснованное содержание под стражей, закрытые слушания, неправомерные обыски и отказ в праве на эффективную защиту. Судебные процедуры в ходе предварительных слушаний и самого процесса часто нарушались, включая срок давности и принятие неприемлемых доказательств. Российские суды использовали советский прием проведения заседаний в крошечных помещениях, чтобы не допустить прессу. Поскольку государство сегодня контролирует все российские телеканалы, являющиеся для широкой общественности главным источником новостей, свободное и честное освещение суда телевидением полностью отсутствовало.

Наконец, обвинительное заключение было плохо подготовлено, материалы, представленные прокуратурой, не прошли бы проверки на точность и доказательность в открытом судебном процессе, многие материалы дела представляли собой копии, которые не прошли бы независимой экспертизы на идентичность. Такую улику просто не принимают в западном суде. Если бы у государственного прокурора Дмитрия Шохина действительно были аргументы против обвиняемых, стал бы он прибегать к таким неуклюжим и сомнительным доказательствам, игнорируя законность?

В действительности почти все свидетели, вызванные Шохиным, свидетельствовали в пользу Ходорковского и Лебедева, а не против них. Многие из этих людей - региональные чиновники, бывшие сотрудники, менеджеры, подрядчики и т. п. - говорили о положительном влиянии, которое бизнес обвиняемых оказал на экономическое и социальное развитие регионов. В результате прокурор попал в неловкое положение, пытаясь уговорить свидетелей вернуться к "показаниям", данным до суда.

К счастью, не все в России считают обвинения против Ходорковского и Лебедева убедительными. Те, кто имеет доступ к независимым источникам информации, несомненно, как и весь мир, назовут вердикт суда обманом и мошенничеством.

В марте 2004 года Совет Европы в Страсбурге назначил бывшего министра юстиции Германии Сабине Лойтхойзер-Шнарренбергер докладчиком по делу ЮКОСа, уполномоченным расследовать "обстоятельства, сопровождавшие арест и преследование руководителей ЮКОСа". После досконального расследования, включавшего в себя две поездки в Москву для сбора материала, Лойтхойзер-Шнарренбергер представила подробный отчет, где скрупулезно перечислены процедурные, процессуальные нарушения, а также нарушения прав человека в этом деле. В ее докладе ставятся под сомнения продолжающиеся атаки на ЮКОС и сделан вывод о том, что преследование Ходорковского направлено на "ослабление политического оппонента, запугивание других богатых людей, восстановление контроля над стратегически важными экономическими активами".

В России поиск правительством козлов отпущения является опасным инструментом, имеющим исторические прецеденты. Многие россияне, вплоть до школьников, изучающих советскую историю, не могут не проводить параллели между судом над Ходорковским и Лебедевым и показательными процессами 1937 года. Сталинскому прокурору Андрею Вышинскому не требовались ни правда, ни доказательства, поскольку процессы были политическими, их целью были репрессии, их результаты были предопределены, как и в сегодняшнем деле.

Демократия требует, чтобы права человека, политическая свобода, законность и юридическая процедура соблюдались в стране настолько, чтобы допускать политическое несогласие и независимость предпринимателей. Преимущества национальной стабильности, экономической эффективности и коммерческой продуктивности ничего не стоят, если этот прогресс достигается путем уничтожения с трудом завоеванных свобод. Возвращение к старой авторитарной политике репрессий, запугиваний и нарушений конституции мешает историческому прорыву вперед, который Россия сделала, отбросив советскую систему 13 лет назад.

Российские власти создали чрезвычайно запутанную и изменчивую ситуацию. В ходе их расследования совершено множество процедурных ошибок, включая нарушение конституционного права на защиту, а это неизбежно приведет к тому, что Ходорковского и Лебедева признают жертвами неправедного суда.

Я надеюсь, что у меня будет возможность изложить эти аргументы в открытом и беспристрастном судебном заседании. Однако до сих пор действия судей не предвещали объективного процесса и вердикта, основанного только на обстоятельствах дела. В таком случае еще важнее, чтобы остальной мир не упускал этот процесс из поля зрения и призывал соответствующих чиновников к ответу, поскольку это лакмусовая бумажка для будущего страны.

Сегодня под судом сама Россия.

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru