Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 декабря 2005 г.

Гай Чейзан | The Wall Street Journal

Российский город готовится к приходу бензолового пятна из Китая

Юлия Носикова подготовилась к встрече яда, подбирающегося к ее дому. Квартира уставлена ведрами, тазами и канистрами со все более ценным товаром - чистой водой.

"Мы начали запасаться две недели назад, - говорит 23-летняя сотрудница милиции. - Теперь ее уже некуда наливать".

Как и многие жители Хабаровска, Носикова готовится к прибытию огромного бензолового пятна, образовавшегося после ноябрьского взрыва на химическом заводе в Северном Китае. Городские власти могут перекрыть систему водоснабжения, когда на следующей неделе пятно доберется до Хабаровска. Жители называют его "вторым Чернобылем".

В городе уже усиливаются антикитайские настроения. Здесь все больше китайских рабочих и торговцев, а китайские промышленные отходы превратили реку Амур в ядовитый коктейль. Бензол, который вылился в приток Амура Сунгари, стал последней каплей в чаше терпения.

Но ситуация парадоксальна. Во времена СССР этот регион был военным гарнизоном, жившим за счет субсидий из Москвы. После распада СССР жизнь в нем поддерживает Китай, высасывающий из Восточной Сибири лес, нефть и золото и наводняющий Хабаровск дешевыми продуктами, одеждой и обувью. Местные жители не любят китайцев, но экономика целиком зависит от них.

Носикова суммирует эти смешанные чувства. Она недовольна тем, что китайцы покупают квартиры в ее доме. Но брюки, свитер и тапочки, которые на ней, сделаны в Китае. Телевизор, стоящий у ее мужа, следователя, на работе, тоже. "В магазине сказали, что моя дубленка турецкая, но может быть, она тоже китайская", - говорит она.

Недоверие к южному соседу России в этой семье имеет глубокие корни. Отец Носиковой, Михаил Киреенко показывает сустав, за который его укусил китайский солдат во время советско-китайского пограничного конфликта в конце 1960-х годов. "Чуть не откусил его", - говорит он. СССР отбил самое серьезное наступление китайцев на острове Даманский в 1969 году полномасштабной танковой атакой.

И все же Даманский оказался в руках китайцев по договору о границе, подписанному в 1990-е годы. В прошлом году Москва пошла дальше, отдав находящийся недалеко от Хабаровска остров Тарабарова и половину Большого Уссурийского острова. Местных жителей никто не предупредил, и они были в ярости.

"Мы говорим: "Дай китайцам палец, и они откусят руку", - говорит Киреенко. - Теперь они захотят Владивосток".

Но экологический ущерб, связанный с ростом Китая в последние двадцать лет, тревожит местных жителей еще больше.

Хабаровский губернатор Виктор Ишаев говорит, что Китай построил 16 нефтехимических заводов на Сунгари, которая впадает в Амур в 170 милях к юго-западу от Хабаровска. Из-за отсутствия адекватных фильтрационных систем тонны отходов текут в российские реки.

"Мы стали их заложниками", - сказал Ишаев о китайцах, выступая по телевидению на прошлой неделе.

Китайские власти признают проблему и говорят, что в этом году потратили 1 млрд долларов на улучшение экологии бассейна Амура и выделили 1,5 млрд долларов на будущий год. "Наш 11-й пятилетний план на 2006-2010 годы призывает к ликвидации загрязнения питьевой воды, а это подразумевает заводы на Сунгари", - заявил генеральный консул Китая в Хабаровске Фань Сяньжун.

Но для Амура это, может быть, слишком мало и слишком поздно. Глава хабаровского Института водных и экологических проблем Борис Воронов рассказывает об упадке великой реки. Ученые начали бить тревогу в 1996 году, когда рыбаки заметили, что от улова пахнет лекарствами. Тесты показали высокий уровень загрязнения. "Это был букет химикатов, - говорит он. - Рыба так дурно пахла, что ее не ели даже кошки".

Он называет лишь несколько химикатов, обнаруженных учеными: фенол, хлорные пестициды, ароматические углеводороды, вызывающие врожденные дефекты и рак. Сегодня мало кто решается ловить рыбу или купаться в Амуре, многие готовят только на бутилированной воде.

Хуже всех приходится коренным народам Дальнего Востока, таким как нанайцы, живущие за счет рыболовства. В маленькой нанайской деревне Сикачи-Алян, примерно в 40 милях к северо-востоку от Хабаровска, Юрий Перемко ел сырого карпа, пойманного в покрытом льдом Амуре. Сладковатый запах фенола заглушала водка, которую он глотал из фляжки. После разлива бензола власти ввели запрет на лов рыбы в Амуре, который будет действовать полтора года.

"Мы все умрем от голода, - говорит Перемко. - Рыба для нас все. Другой работы здесь нет".

Китай извинился перед Россией за катастрофу и прислал активированный уголь для фильтрации загрязнения. Сейчас обе страны спешно строят дамбу через части Амура, чтобы направить течение реки в обход густонаселенных районов Хабаровска. Но китайская помощь не ослабила ярость местных властей на секретность, окружающую утечку. Пекин сообщил Москве о том, что произошло, не раньше чем через неделю и даже тогда отказался пустить российских экспертов для взятия проб из Сунгари. На волне всеобщего возмущения активисты партии "Родина" и группа казаков устроили митинг у китайского консульства под лозунгом "Амур - это вам не Желтая река (т.е. не Хуанхэ. - Прим. ред.)".

Но в турагентстве Beauty Travel идет бойкая торговля шоп-турами в Китай, включая районы, максимально пострадавшие от бензолового загрязнения. Местные жители с удовольствием покупают за 350 долларов трехдневную поездку в Харбин, откуда привозят одежду и телевизоры, купленные вдвое дешевле, чем в Хабаровске. "В Харбин летают два рейса в неделю, и они заполнены до отказа", - говорит продавец туров Оксана Петренко.

Поездка на пароме в пограничный город Фуюань с его казино, саунами и ресторанами тоже пользуется большим спросом. Популярны также туры на морские курорты, такие как остров Хайнань.

Как утверждает консул Фань Сяньжун, в прошлом году в Китае побывало 1,4 млн россиян, то есть вдвое больше, чем китайцев, посетивших Россию.

Среди китайских мигрантов есть инвесторы, вкладывающие миллионы долларов в местные золотые прииски, целлюлозно-бумажные заводы и строительные компании. Китайские рабочие построили в Хабаровске новый православный собор, а китайские крестьяне арендовали землю и построили теплицы, снабжающие Хабаровск свежими фруктами и овощами.

"Здесь много земли, которая не используется", - говорит Фань.

Михаил Киреенко бредет по берегу Амура, показывая на заболоченный остров Тарабарова, который скоро перейдет под контроль Китая. "Мы вытащили их из нищеты, а теперь полностью зависим от них, - говорит он. - Это как-то обидно".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru