Архив
Поиск
Press digest
19 июля 2019 г.
16 декабря 2015 г.

Изабель Лассер | Le Figaro

Пять вопросов о российском военном вторжении в Сирию

Накануне международной встречи по Сирии Le Figaro приводит мнения экспертов о российском участии в сирийском конфликте. Аналитики ответили на вопросы издания: каковы причины и каковы опасности российского вмешательства в Сирии? каков итог 2,5 месяцев бомбардировок? повлияет ли российское военное развертывание на стратегическое равновесие в регионе? возможно ли сближение России и Запада в сирийском вопросе?

По мнению специалистов по России, главной причиной вмешательства России стало желание восстановить международный статус страны. "Россия хочет, чтобы ее считали значимым игроком в международной политике. Она хочет вновь стать центром силы в многополярном мире", - полагает историк Анн де Тенги. По мнению заведующей отделом европейских политических исследований Института мировой экономики и международных отношений РАН Надежды Арбатовой, "Сирия предоставила возможность изменить правила игры между Россией и Западом". Некоторые эксперты указывают на внутриполитические причины: столкнувшемуся с тяжелым экономическим кризисом Владимиру Путину нужна новая легитимность, которая легко находится в военной кампании, считает сотрудник Европейского совета по международным отношениям Кадри Лиик.

В результате 2,5 месяцев российских бомбардировок сирийский режим вновь упрочил свои позиции. "Укрепить сирийский режим - вот единственная цель российского вторжения. Оно никак не связано с ИГИЛ (организация запрещена в РФ. - Прим. ред.)", - убежден посол Франции в США Жерар Аро. Вплоть до терактов в Париже 90% ударов российской авиации обрушивалось на противников Асада, не имеющих отношения к джихадистам, с целью "вычистить оппозицию" и показать, что единственной альтернативой ИГИЛ является сирийский режим, подчеркивает издание. Удары по ИГИЛ, активизировавшиеся после визита Франсуа Олланда в Москву, продолжались недолго: на сегодняшний день 75% российских бомбардировок все так же направлены против неджихадистской оппозиции. "Владимир Путин обещал Франсуа Олланду, что перестанет бомбить группировки, борющиеся против ИГИЛ. Но этого пока не случилось. Пока российская сторона направляет удары на Алеппо, ей нельзя доверять", - констатирует источник в руководстве Франции. Таким образом, российское вторжение не способствовало активизации борьбы с джихадистами, даже наоборот, полагает эксперт по Ближнему Востоку Жан-Пьер Филью: "Кампания в Сирии способствует расширению ИГИЛ, как американское вторжение в Ирак в 2003 вскормило гидру джихадизма". Российское вторжение еще более усложнило действия международной коалиции, резюмирует издание. "Российское вторжение не принесло никаких ожидаемых результатов, кроме укрепления режима. Владимир Путин считает сирийскую армию единственной наземной силой, способной победить ИГИЛ. Но войска Башара Асада, истощенные и измотанные пятилетней войной, не в состоянии отвоевать территории. Спустя два с половиной месяца после громкого прихода в Сирию Россия столкнулась с теми же препятствиями, что и коалиция: отсутствием местных надежных партнеров, необходимого дополнения к авиаударам", - пишет Изабель Лассер. И хотя в политическом плане России удалось укрепить свои позиции на переговорах, до политического компромисса, который сделал бы возможным выход из кризиса, еще далеко. Что касается предстоящей 18 декабря встречи в Нью-Йорке, она не предвещает ничего хорошего ввиду невозможности обойти тупиковый вопрос об уходе Башара Асада, признает французский дипломат.

В то же время российское вторжение чревато реальными опасностями: вступить в конфликт всегда легче, чем выйти из него, русские научились этому на собственном горьком опыте в Афганистане, продолжает издание. Экономика страны настолько слаба, что это рискует отразиться на военной мощи. Кроме того, Кремль подвергает страну террористической опасности и рискует настроить против себя суннитские страны региона, требующие ухода Асада. "Элементы непредсказуемости, порожденные российским вторжением, лишь усиливают стратегическую неопределенность", - констатирует Анн де Тенги. "Владимир Путин не играет в шахматы, в шахматах есть правила. Он играет в покер, у него слабые карты, но он хорошо умеет блефовать", - подчеркнул Гарри Каспаров на международном форуме в Галифаксе.

С момента прихода Владимира Путина к власти военная машина стала главным инструментом внешней политики России, а увеличение расходов на оборону и снижение порога использования ядерного оружия придает российскому вторжению в Сирию особый оттенок. Используя стратегические бомбардировщики для ударов по Ракке, развертывая комплексы С-400 в Латакии, поставляя С-300 Ирану, Россия создает "пузырь невмешательства" на Ближнем Востоке, полагает эксперт. По словам специалиста в сфере ядерного оружия, Россия устанавливает свою сферу влияния в регионе, меняя его стратегическое равновесие.

Хотя общая цель - борьба с терроризмом - делает сотрудничество Запада и России теоретически возможным, разница в подходах затрудняет его, продолжает издание. На военном уровне Москва бомбит партнеров Запада в Сирии, бомбардировки российской авиации сопровождаются значительными потерями среди мирного населения. В то же время в политическом плане Россия выступает за урегулирование. Однако российское представление об урегулировании разительно отличается от западного, констатирует Кадри Лиик. "Мы всегда делали ставку на то, что Россия хочет быть партнером Запада. По-видимому, это не так. Но мы более не можем игнорировать военную мощь России. Новая ситуация требует стратегического пересмотра", - заявил заместитель министра обороны США Роберт Уорк на форуме в Галифаксе.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru