Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 июля 2001 г.

Редакция | Corriere della Sera

Эксклюзивное интервью В.Путина

Накануне приезда в Италию для участия в саммите ?восьмерки?, российский президент Владимир Путин дал эксклюзивное интервью итальянской газете ?Коррьере делла Сера?. Встреча президента с итальянскими журналистами, директором Ферруччио де Бортоли, Фабрицио Драгосей, Витторио Страда и Франко Вентурини, прошла в одном из залов Кремля.

- Президент, в прошлом году Вы оказались главным действующим лицом на саммите ?восьмерки? на Окинаве. С какими предложениями Вы приедете в Геную?

- На самом деле, мой прошлогодний визит в Пхеньян способствовал развитию диалога с Северной Кореей. Однако в Генуе, нам предстоит решать совершенно иную задачу. Речь идет о борьбе с бедностью. Россия вносит существенный вклад в решение этой задачи, прежде всего, путем списания части долга с менее развитых стран. Мы занимаем четвертое место среди восьми развитых стран по списанию долгов самым бедным странам. Мы оказались на первом месте по процентным показателям списанного долга к ВВП. Если мы не решим проблему бедности, то нам не удастся покончить с источниками напряженности, существующими в мире, включая религиозный фундаментализм. Естественно, мы готовы сотрудничать с нашими партнерами: бороться с болезнями, открывать новые рынки, осуществлять поиск альтернативных источников энергии, несмотря на то, что Россия располагает богатыми энергетическими ресурсами. Наконец, существует проблема охраны окружающей среды: после одностороннего выхода Соединенных Штатов из Киотского протокола, нам предстоит обсудить условия ратификации этого документа.

- Российские службы безопасности предупредили итальянских коллег о возможных терактах в Генуе. Вы подтверждаете этот сигнал тревоги?

- Я уже давно напрямую не занимаюсь подобного рода вопросами, но, совершенно естественно, есть люди, которые со знанием дела занимаются решением этих проблем. Недавно я разговаривал по телефону с Сильвио Берлускони. Он также коснулся этой темы. Я сказал ему: Вы - хозяин дома, и я полностью доверяю Вашим решениям, мы готовы подчиниться всем Вашим требованиям. Иными словами, я думаю, что не мы должны бояться террористов и действий подрывных групп, а они нас. Не мы должны спасаться бегством, а они. Напротив, я очень сожалею о неудобствах, которые мы доставим жителям Генуи. Но итальянцы обладают современным мышлением и простят нас. Если, конечно, они будут уверены в том, что мы собрались не напрасно, что мы рассматривали проблемы, решение которых положительным образом отразится на ситуации во всем мире, включая Италию.

- Вместе с тем, существуют формы протеста ненасильственного характера, как следует на них реагировать?

- В любом демократическом обществе должно существовать гарантированное право на протест. Это хорошо, что позиции тех, кто придерживается иного мнения, излагаются и аргументируются в убедительной для общественного мнения форме. Вместе с тем, разногласия не должны выходить за рамки, устанавливаемые существующим законодательством. И если этого не происходит, должна последовать адекватная реакция со стороны государства, поскольку именно оно должно защищать права всех граждан. Я говорю о недопустимости вандализма или других крайних действиях насильственного характера.

- Как накануне Вашего визита Вы оцениваете состояние российско-итальянских отношений?

- В прошлом году объем нашего торгового оборота достиг 9 миллиардов долларов. В политической и культурной областях также сложились прекрасные отношения. Что касается внутренней ситуации, то речь идет о выборе, сделанном итальянским народом, и, в отличие от других стран, этот выбор был предельно четким и ясным. Я бы также хотел сказать, что некоторые идеи нового правительства, воспринимаемые как правоцентристские, прежде всего, в сфере экономики, мы разделяем и пытаемся претворить их в жизнь. Это хорошая основа для создания позитивных отношений с новым председателем Совета министров Италии.

- Владимир Владимирович, Ваша встреча в Словении с Джоржем Бушем характеризовалась как очень сердечная. Однако США продолжают настаивать на своих противоракетных проектах и хотят выйти из Договора по ПРО, запрещающего создание оборонительных противоракетных систем.

- Встреча в Любляне действительно прошла на хорошем уровне. Когда лидеры двух стран, обладающих огромными ядерными арсеналами, знакомы друг с другом, беседуют друг с другом, когда им удается наладить доверительные отношения, можно говорить о том, что сделан большой шаг вперед. В связи с этим, мне кажется, что нет острой необходимости в создании системы противоракетной обороны, поскольку никто не угрожает безопасности Соединенных Штатов, и что странам, которые считаются опасными, потребуется двадцать, тридцать или сорок лет для создания эффективной наступательной системы. Я не думаю, что им это удастся. Эти страны усовершенствовали старые советские ракеты типа ?Скад?, однако существуют конкретные технологические пределы модернизации. Для создания новых современных систем требуются новые материалы, новые виды топлива, новая электроника и новые испытательные полигоны. Другими словами, требуется новая экономика, а для новой экономики требуются новые политические системы. А все это пока невозможно. Но я согласен с Бушем, что обо всем этом следует думать, что необходимо смотреть в будущее. Но это не значит, что Россию удалось напугать. Согласно имеющимся в нашем распоряжении данным, все испытания, кроме последнего, проведенные Соединенными Штатами, были неудачными. Теоретически, американская система способна перехватывать ограниченное число ракет, не сотни и не тысячи. Таким образом, мы не испытываем страха, и мы готовы до 2008 года сократить наши ядерные арсеналы до 1500 единиц, если, конечно, будет налажен механизм проверок.

- Какова будет реакция России, если Соединенные Штаты в одностороннем порядке выйдут из Договора по ПРО?

- Если США в одностороннем порядке выйдут из договора по ПРО, Россия будет иметь право считать утратившими силу договоры СНВ-1 и СНВ-2. Таким образом, мы будем иметь возможность устанавливать большее число боеголовок на каждую ракету, можно также предполагать, что подобным образом поступят и другие страны. Станет реальной опасность новой гонки вооружений, но не по нашей вине.

- Чтобы избежать всего этого, можно ли внести в Договор по ПРО согласованные изменения, чтобы преодолеть нынешнюю тупиковую ситуацию?

- Я повторяю, необходимо думать о будущих опасностях, но не разрушать уже существующие гарантии. Необходимо разобраться, кто имеет ракеты, какие ракеты, какой дальности действия, и мы хотим провести это исследование вместе с европейцами и вместе с американцами. Следует также исключить возможность милитаризации космического пространства. Вносить изменения в Договор по ПРО? В текст договора включена специальная статья, и она уже была реализована. Совершенно естественно, что ни я, никакой другой российский руководитель, никогда не будут принимать решения, противоречащие интересам национальной безопасности.

- Господин президент, какая роль отводится новому российско-китайскому договору, который будет подписан в ближайшее время? Возможно, речь идет об антиамериканском стратегическом альянсе?

- Известно, что Китай поддерживает позицию России по вопросу о противоракетной обороне. Ядерный потенциал Китая значительно уступает нашему, и Пекин самостоятельно определяет свою политику в этой области. В политическом плане, у нас схожие взгляды на проблему создания архитектуры глобальной безопасности. Однако новый договор - договор о дружбе и сотрудничестве, это вовсе не трамплин для создания военного альянса с Китаем и даже не ответ на возможный отказ американской стороны от договора по ПРО. Россия, как известно, заключала договор о дружбе и сотрудничестве с Италией, разве это привело к созданию "военного" альянса?

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru