Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 июля 2004 г.

Фульвио Скальоне | Avvenire

Смотрите, кто вернулся. КГБ - "любовь моя"

Как в фантастических романах Зощенко или Булгакова, Россия представляет сегодня следующее зрелище: чем больше хозяин Кремля погоняет кнутом народ, тем больше народ его хвалит; а чем больше народ его хвалит, тем больше Кремль его погоняет.

Последней затеей президента Путина, рейтинг которого все больше напоминает диктаторский, стала реформа Федеральной службы безопасности. Эта реформа напоминает историческую реставрацию, настолько власть и компетенции новой службы возвращаются в русло старого КГБ.

Реформа готовилась в большой тайне, однако она не возникла на пустом месте. Не отходя от темы национальной безопасности, вот несколько значимых прецедентов.

Январь 2000 года: в Думе проходит закон, тотчас же подписанный за месяц до этого пришедшим в Кремль Владимиром Путиным, который разрешает различным органам - налоговикам, МВД, пограничникам и прочее, прочее - "заходить" в компьютеры россиян, читать электронную почту, шпионить за тем, что они ищут в интернете. Правда, для этого необходимо разрешение суда, но есть подозрение, что данный закон - это конец личной тайне. В любом случае, такие полномочия, и с такими же ограничениями, раньше имело только ФСБ.

Январь 2003: российское правительство учреждает Федеральную антитеррористическую комиссию, которую возглавляют премьер-министр (в то время Михаил Касьянов), директор ФСБ и министр внутренних дел, под общим надзором президента Путина. Нынешняя реформа эту комиссию укрепляется и выводит ее из-под контроля Генеральной прокуратуры. Любопытный факт: первая подобная комиссия уже была сформирована в 1998 году, задолго до событий в Нью-Йорке. Ее сопредседателем, в качестве директора ФСБ, был некто Владимир Путин.

Январь 2004: объявляется о реформе пограничных войск, которым суждено стать частью ФСБ.

То есть ясно, что теме безопасности всегда находилось место в душе и в голове Путина, который никогда не прекращал лепить ее в соответствии со своими желаниями. Или со своими воспоминаниями? Международный терроризм, исламский экстремизм и даже чеченский вопрос играют роль лишь до определенной степени, как подтверждает хронология. Скорее, напротив, 11 сентября явилось отличным оправданием для принятия мер, которые больше влияют на жизнь миллионов россиян, чем на деятельность боевиков, засевших в кавказских ущельях, или на перемещения террористов.

Нельзя даже сказать, что стабильность России - несомненно, возросшая за время правления Путина - возросла именно благодаря этим мерам. Гораздо большую роль сыграли экономические изменения: своевременная выплата зарплат и пенсий, доходы от экспорта нефти. Так что с чувством, близким к отчаянию, возвращаемся к исходному вопросу: почему же русские так любят жестких (в том числе излишне жестких) начальников?

Как бы то ни было, кто-нибудь - может, друзья Путина Буш и Берлускони? - должен донести до Кремля, что сложно войти в ВТО и в ЕС, если там опасаются, что ты будешь копаться в их компьютерах.

Источник: Avvenire


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru