Архив
Поиск
Press digest
7 мая 2021 г.
16 июля 2008 г.

Алекс Алтмен | Time

"Как мне жилось с моей сестрой Мадонной"

Книга "Как мне жилось с моей сестрой Мадонной" (Life with My Sister Madonna) - пространные откровения брата Material Girl Кристофера Чикконе, которые литературно обработала писательница Венди Ли - выходит как нельзя своевременно. Сейчас, когда книга появилась в магазинах, самая знаменитая ученица каббалистов на планете пытается развеять слухи о своем близком разрыве с мужем Гаем Ричи, а также о романе с игроком "Нью-Йорк Янкиз" Алексом Родригесом (последнего она якобы подвергла "промыванию мозгов", вследствие чего его брак распался). Звезда Мадонны сияет так ярко, что эта книга - хаотическое нагромождение бородатых баек - удостоилась первого тиража в 350 тыс. экземпляров.

Из этого рассказа читатели больше узнают не о Мадонне, а о ее брате, обреченном жить в ее немаленькой тени. Чикконе, художник и дизайнер интерьеров, одно время выступал на подтанцовках на концертах Мадонны, был ее "костюмером" (в его обязанности входило вытирание пота с ее тела, иногда после того, как она раздевалась догола), а позднее дизайнером. Но в основном, как следует из рассказа Кристофера, он был для сестры покорным "ковриком под ногами". А иногда и урной (так, на него была возложена задача подставлять сестре ладонь для сплевывания пастилок от кашля). "Я не нахожу никаких оправданий для вопиюще-несправедливого обращения Мадонны со мной", - сознается он. Мадонна неоднократно бросала брата на произвол судьбы - вызывала в Нью-Йорк, а потом отказывалась, вопреки своим обещаниям, оставить его у себя переночевать или заставляла возместить половину стоимости коллекции картин, которые он приобрел по ее просьбе. И все же Кристофер Чикконе не способен - или просто не хочет - сопротивляться ее магнетическому шарму. Они больше не общаются близко - но, возможно, не только по ее, но и по его воле.

Мадонна на 27 месяцев старше Кристофера. Она способствовала потере его невинности примерно в то же время, как добровольно распрощалась со своей. Это она дала Кристоферу его первый в жизни косяк и первую таблетку экстази и первый раз в жизни сводила его в гей-клуб.

Эти события предвосхищали весьма необычную модель взаимоотношений между сестрой и братом. К примеру, оба потеряли невинность в автомобиле, на заднем сиденье, и соблазнителей в обоих случаях звали Рассел (но это были два разных парня). Кристофер, оставаясь в своем репертуаре, отмечает, что даже в этом Мадонна его "перещеголяла": она развлекалась в "кадиллаке", а брат - всего лишь в "датсуне". По словам Кристофера Чикконе, в их детские годы в Мичигане было очевидно, что Мадонна не стесняется пользоваться своей сексапильностью, чтобы добиться своего - Бетт Мидлер как-то назвала ее "женщиной, которая вытащила себя из болота за бретельки лифчика". Но в то время как сестра пользовалась сексом в качестве оружия, особенно после того, как бросила колледж и отправилась в Нью-Йорк, чтобы стать звездой, у Кристофера из-за его интимной жизни часто возникали проблемы. После того, как он сознался в своей сексуальной ориентации отцу - консервативно настроенному католику, тот в письме вызвался оплатить услуги психиатра, "чтобы помочь тебе справиться с этой проблемой".

Конечно, читателям хочется заглянуть в личную жизнь самой Мадонны, и Чикконе услужливо распахивает перед ними настежь дверь ее спальни. Он рассуждает о том, как стал братом Шона Пенна по крови, повествует, как Уоррен Битти дотошно расспрашивал его, каково быть геем. Судя по всему, Мадонна переспала с таким множеством известных людей, что некоторые видные представители этого пестрого сообщества - Джон Ф. Кеннеди-мл., основоположник граффити Жан-Мишель Баскья, звезда баскетбола Деннис Родмэн, а также Хосе Кансеко, который когда-то принимал стероиды, а затем разоблачил эту практику - упоминаются лишь вскользь. Особенно нелицеприятно Чикконе обрисовывает Гая Ричи, утверждая, что гомофобия, свойственная режиссеру, вбила клин между братом и сестрой.

Если отвлечься от скандальных подробностей, то книга позволяет взглянуть на человека, который никак не может привыкнуть к головокружительной славе своей сестры. Кристофер Чикконе называет свои воспоминания "катарсисом", и в это легко поверить: столько обид рассыпано по страницам. Но трудно проникнуться особым сочувствием к человеку, который очень неплохо нажился на демонстрации грязного белья собственной сестры - если даже она и вправду обходилась с ним дурно.

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru