Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 июня 2005 г.

Борис Райтшустер | Focus

Ночевка в холодильнике

Дома или в пути - где бы русская душа ни столкнулась с западным менталитетом, везде есть опасность возникновения маленькой бури.

Размер моего морозильника шесть на четыре метра, в нем есть двуспальная кровать, отделанный мрамором умывальник, мини-бар и цветной телевизор с фильмами для взрослых. Стандартная цена за сутки составляет 110 евро, с завтраком и камерой пыток в виде фитнесс-центра включительно. Это гостиничный номер, а не морозильная камера, скажете вы. И я бы с вами согласился. Но мое мнение не так важно - здесь, в России, и в первую очередь для Игоря Гаврилова - он наш официальный фотограф и мой советник по вопросам, связанным с Россией, проводник по стране и, помимо всего прочего, ходячий сборник анекдотов.

Я как устрашающий пример

"Это не гостиничный номер, это морозилка" - говорит Игорь и трет руки, когда он заходит за мной, чтобы идти на завтрак: "Среди твоих предков, должно быть, были пингвины, в противном случае тебе приходилось бы каждое утро оттаивать под теплым воздухом, если ты на ночь оставляешь кондиционер на такой температуре". Я слишком хорошо знаю, что за этим последует: почти так же, как фотографировать, Игорь любит хулить западный стиль жизни, и я при этом - часть устрашающего примера.

Досовременный менталитет сельской жизни

Точно так же, как столкновение горячих и холодных атмосферных фронтов приводит к возникновению грозы, дело доходит до словесной грозы, когда близкая к природе русская душа сталкивается с западным декадансом. Хотя это, конечно, вариант Игоря. Я говорю о столкновении западной цивилизации с чуждым всему современному менталитетом сельской жизни. Беспристрастные слушатели воздерживаются от суждений и иронизируют, говоря, что нам обоим место в Muppet-show.

Атакующая защита за завтраком

Я прибегаю к стратегии НАТО, которая оправдала себя во время конфликта между Востоком и Западом, - стратегии атакующей защиты - и поэтому сразу перебиваю Игоря: "То, что ты при такой же температуре проснулся бы замороженным, как рыбная палочка, всего лишь следствие не регулируемого в России отопления, поэтому ты - как перегретый цыпленок-гриль".

"Вы, западные люди, совершенно оторваны от природы"

Услышав словосочетание "цыпленок-гриль", Игорь - ходячее кладбище пирожков - забывает, что ему холодно. Он с жаром бросается в атаку: "Вы, западные люди, совершенно оторваны от природы, вы видите ее только по телевизору и за противоударным стеклом".

Гнев Игоря понятен. Однако тот факт, что в Сочи, российской Ницце, мы остановились в иностранной гостинице, он, несмотря на свою ярко выраженную любовь к родине, отметил одобрительной улыбкой - должно быть, из-за завтрака, организованного в виде шведского стола, с большим выбором блюд и неограниченным количеством подходов, и из-за служащих, на которых приятно смотреть.

Как хомяк в стеклянном зверинце

То, что в гостинице нельзя было открыть окна, было для Игоря таким же тяжелым испытанием, как для меня в 1989 году моя первая поездка на российском поезде в вагоне четвертого класса, которая больше походила на перевозку скота, чем на современное путешествие. Отрезанный от уличного воздуха, Игорь, должно быть, казался себе хомяком в стеклянном зверинце. "Ни влажного морского воздуха, ни щебетания птиц, ни лая собак - нет ничего, что делает жизнь прекрасной", - жалуется Игорь и в поисках спасения от холода направляется в сторону выхода. "Ты здесь не для того, чтобы наслаждаться жизнью, а чтобы работать", - возражаю я ему.

Презрение к тем, кто купается в хлорке

Игорь делает вид, что не слышит моего последнего предложения, и продолжает спорить на тему отпуска: "Вы охотнее купаетесь в бассейнах, чем в море, вы - любители поплескаться в хлорке". Для нас важна гигиена, говорю я. "Хлор разъедает ваши глаза и кожу, в то время как я в море возвращаюсь к истокам, хотя бы и с микробами. Пусть они себе борются друг с другом в моем организме", - парирует Игорь в лифте.

"Вы пьете сладкую воду без сахара, с искусственными подсластителями. Если вы едите в хорошей закусочной, где по фартуку повара можно понять, что он готовит, где на кухне кипит жизнь и еда еще имеет вкус еды, а не средств дезинфекции, то у вас еще неделю после этого расстройство желудка. Зато вы от Макдональдса в таком же восторге, как от Чайковского! Вы слишком изнежены!"

Метро - убийственный аргумент

По-хорошему я должен был бы согласиться с Игорем. Но так вот просто поднять белый флаг? Это привело бы только к новым атакам. В своем бедственном положении я сыплю соль на раны Игоря. "Мы скромные и нетребовательные. Мы ездим на метро, даже когда мы можем позволить себе "мерседес". Нужно сказать, что для Игоря перспектива поехать на метро так же ужасна, как для меня мысль стоять в очереди за супом в приюте для бомжей.

Чудо у буфета

И вдруг происходит чудо, я сам не могу в это поверить: за мной осталось последнее слово в нашем споре. Надо признать, что причина не только в том, что я убедил Игоря своими аргументами. Дело в том, что мы пришли в столовую, и Игорь сразу пропал где-то у буфета. Возможно, он в предвкушении и вовсе не слышал моих последних слов. Его тарелка наполняется быстрее, чем намокает любая губка.

Я уверен (хоть Игорь и не слышит меня в этот момент, потому что он как раз накладывает венские сосиски), что он был бы со мной согласен, что мы, западные люди, можем хоть в одной вещи служить русским примером: мы изобрели завтраки, организованные в виде шведского стола.

Источник: Focus


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru