Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 марта 2004 г.

Патрик де Сент-Экзюпери | Le Figaro

Владимир Путин, хамелеон с холодным лицом

Ужасные все-таки люди эти западники. Притворяются, что чего-то не понимают, во всем сомневаются, кого-то в чем-то подозревают, когда все просто. В последние дни перед президентскими выборами, вылившимися в плебисцит, западная пресса, говоря словами интернет-сайта ПРАВДА.Ру, заняла откровенно "антироссийскую позицию" и развернула, рискуя вызвать новую "холодную войну", "массированную кампанию" с целью лишить Владимира Путина всякой легитимности в глазах Запада".

"Если Путин пользуется такой популярностью, разве в этом его вина?" - риторически вопрошало официальное агентство РИА "Новости" за пять дней до выборов. Утверждая, что "Владимир Путин - вовсе не новый Сталин, который мечтает возродить в России тоталитаризм", журналист писал: "Если Владимир Путин так популярен, его вины в этом нет, и было бы хорошо, чтобы Запад это понял".

Итак, Запад предупрежден. Россия, эта "загадка, обернутая в тайну", как сказал Уинстон Черчилль, просто решила обрести царя. Ответ на поставленный четыре года назад вопрос "кто такой Владимир Путин?" звучит однозначно. Владимир Путин - это Россия. Точка.

В самом деле, как и сама Россия, хозяин Кремля недоступен для понимания. Те, кто с ним общался, хорошо это знают: часто они уходят удовлетворенными, но совершенно сбитыми с толку. Этот человек обладает способностью очаровывать людей. Бывший агент КГБ настолько хорошо умеет улавливать желания своих собеседников, что может даже копировать их имидж.

Несколько месяцев назад одному российскому журналу пришла в голову прекрасная идея. Обратившись к фотоархивам заграничных вояжей Владимира Путина, журналисты отобрали десять снимков. Сразу же бросилось в глаза очевидный факт: в компании Джорджа Буша Владимир Путин одевался почти так же, как американский президент, и перенимал даже его жестикуляцию. То же самое - с Жаком Шираком, Герхардом Шрёдером и Сильвио Берлускони... Само собой напрашивается сравнение с хамелеоном. Но это хамелеон с холодным лицом. Вот как описывает свою первую встречу с человеком, готовившимся стать русским царем, Ирэн Питч, жена американского банкира, бывавшая в гостях у Путиных еще до его прихода к власти и опубликовавшая в 2002 книгу под названием "Пикантная дружба": "Меня больше всего поразили эти глаза, немного широко расставленные, похожие на двух хищников, ждущих добычу. Мне не было страшно, но было легко себе представить, что, когда он работал в спецслужбах, человеку под этим взглядом становилось не по себе. По правде говоря, у меня возникло ощущения, что глаза Володи были не зеркалом его души, а его оружием".

Этой своей жесткости Владимир Путин никогда не скрывал. В его выступлениях во время первого президентского срока неоднократно сквозила явная грубость, граничащая с вульгарностью. Некоторые усматривают в этом проявление его искренности. Скорее всего, они ошибаются. Ибо Владимир Путин - это веревка, завязанная на множество узелков. Если он употреблял хулиганские слова, он всегда делал это с расчетом. Что касается его характера, то он, гораздо более глубокий и скрытный, весь состоит из нервов и убеждений.

В конце 1999 года Путин, который тогда был еще только премьер-министром, в статье "Россия на рубеже тысячелетия" изложил тезис, который сегодня можно было бы назвать составной частью его кредо: "Крепкое государство для россиянина не аномалия, не нечто такое, с чем следует бороться, а, напротив, источник и гарант порядка, инициатор и главная движущая сила любых перемен". В той же статье он писал, что выступает "против восстановления в России государственной идеологии", так как "общественное согласие не должно быть принудительным, оно может быть только добровольным".

Исторически сложилось так, что в России, стране помазанников-самодержцев и мессианских революций, нюанс между "заставить" и "убедить" достаточно тонок. Неважно. Владимир Путин останется верен своей формуле: он не будет строить "государственной идеологии", предпочитая ей "идеологию" сильной, даже непобедимой личности. Он станет воплощением извечного желания реванша, которое свойственно русскому народу, униженному своим трагическим прошлым. Он станет символом возрожденной гордости, человеком, который склеит разбросанные черепки истории и вернет России чувство единства.

Этот выбор был не случайным. Он долго вызревал. В документальной ленте десятилетней давности Владимир Путин говорит: "На мой взгляд, возврат к тоталитаризму на какое-то время в нашей стране возможен. Но опасность кроется не в органах безопасности, милиции или армии. Опасность кроется в нашем собственном менталитете. Иногда нам, и мне в том числе, кажется, что, если навести порядок сильной рукой, наша жизнь сделается более комфортной и безопасной. Но придет момент, когда эта рука начнет душить нас самих..."

Четыре года спустя после его прихода к власти "более комфортная и безопасная жизнь" - это уже реальность. Россия стала стабильной, и это главное достижение первого срока президентских полномочий Путина. Но та самая рука, которая "начинает душить нас самих", тоже присутствует.

По сути, она была изначально. С 2000 года, первого года президентства Владимира Путина, ее присутствие уже ощущалось. Один новосибирский профсоюзный деятель написал: "На Руси все Владимиры были мудрыми - от Владимира Красное Солнышко и Владимира Мономаха до Владимира Ильича. А Вы мудры, потому что Вы Владимир Владимирович". А вот слова заместителя председателя Совета Федерации: "Весну мы всегда связываем с пробуждением природы. Нынешняя весна особенная. Она связана с вашим именем, Владимир Владимирович!"

В сентябре в школах распространялась брошюрка. В ней написано: "Все мальчишки и девчонки знали, что Володя Путин настоящий друг, и на него можно положиться. А тренер по самбо и дзюдо знал, что Володя настоящий боец с сильным характером, что он будет бороться до конца и никогда не предаст... А потом друзей стало так много - целая-целая страна Россия, и они выбрали его президентом. И теперь все говорят: "Россия, Путин, Единство". ...Летает на истребителе, спускается с гор на лыжах и ездит туда, где воюют, чтобы война прекратилась..."

Четыре года спустя у Алексея Венедиктова, главного редактора радиостанции "Эхо Москвы", которой чудом удалось сохранить свободу тона, уже нет никаких сомнений относительно этой сжимающейся руки. "Я встречался с президентом раз десять, - говорит он, - и меня всегда поражала одна деталь. Когда он говорит, его руки всегда сцеплены, а пальцы сжаты, как замок".

Алексей считает, что "холодность Путина - это маска". "Это очень эмоциональный человек. Когда я представляю его совсем маленьким, я вижу, что играет он больше во дворе, чем дома. Ему не хватает любви, семейного уюта, это бедный тщедушный ребенок. Потом он начинает изучать боевые искусства, чтобы избавиться от своих комплексов. А еще - для того, чтобы решать свои дворовые проблемы, научиться защищать себя. У него огромная воля. Он был аутсайдером, а теперь стал номером один. И он ищет любви народа, слияния с ним. Он видит себя мессией для этой России, которую он несет на своих плечах, словно крест. Это мистик".

И, как большинство мистиков, Владимир Путин способен на редкую жестокость, поскольку все его силы брошены на осуществление концепции, в которой не может быть никаких противоречий. "Есть пять тем, - продолжает Алексей, - которые абсолютно нельзя обсуждать в его присутствии, так как это - все равно что дотрагиваться до оголенных нервов. Это Чечня, свобода прессы, последняя книга о нем, Борис Березовский и его жена Людмила".

Несмотря на четыре года пребывания у власти, несмотря на приобретенный опыт, "эмоциональному" Владимиру Путину все еще не удается справляться со своими глубоко скрытыми слабостями. Он хотел бы быть "щитом и мечом", в чем он однажды признался, но он остается человеком. И эта слабость приводит его в ярость.

В 2000 году, объясняя причины своего прихода на работу в КГБ, он говорил, что "его всегда поражало то, как небольшим силам, иногда даже одному человеку, удается достичь своих целей там, где целые армии были бы бессильны". И добавляет: "Один агент спецслужб мог решить судьбу миллионов людей".

Это чувство восхищения свойственно Владимиру Путину и сейчас. Это подтверждает историк-марксист Рой Медведев. Он навсегда запомнил тот день, когда пять лет назад директор ФСБ Владимир Путин позвонил ему по телефону: "Я только что написал книгу об Андропове, председателе КГБ, ставшем первым человеком в СССР. Владимир Путин просил меня приехать на Лубянку для презентации моей книги по случаю годовщины смерти Андропова. В актовом зале сидело шестьдесят генералов - самых больших начальников спецслужб".

Бывший диссидент и убежденный марксист, Рой Медведев принадлежит к тем, кто до сих пор продолжает верить в марксизм и его совместимость с гуманизмом. Биограф признает, что был очарован этим человеком. "После конференции в актовом зале КГБ мы все вместе отправились на могилу Андропова для возложения венка. Путин был рядом со мной. Это был волнительный момент".

Из этого ощущения волнения родилась новая биография, посвященная, разумеется, Владимиру Путину. В письменном столе на даче Рой Медведев бережно хранит фотографию, на которой он снят вместе с Путиным при посещении могилы Андропова: "Представьте себе, - говорит он, - мне ее подарил его личный фотограф".

Глядя на снимок, невозможно не вспомнить старый советский анекдот, недавно вновь приобретший актуальность. На Красной площади диссидент распространяет листовки. Один из прохожих, взяв ее в руки, восклицает: "Но здесь же ничего не написано!" Диссидент отвечает: "А чего писать зря?"

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru