Архив
Поиск
Press digest
25 июня 2021 г.
16 марта 2004 г.

Мартин Уокер | The Washington Times

Возвращение красного царя?

Наполеон когда-то сказал, что самое ценное качество его генералов - это удачливость. В Испании и Москве, где Наполеон потерпел самые сокрушительные стратегические поражения, замечание французского императора получило подтверждение.

Российский президент Владимир Путин - самый удачливый лидер на планете. Кошмар в Мадриде отвлек внимание мировой прессы от малоприятной пародии на демократию в ходе президентских выборов в России. Кроме того, злодеяние, на прошлой неделе унесшее жизни 200 ни в чем не повинных испанцев, стало мрачным напоминанием о том, что война против терроризма должна оставаться главным приоритетом цивилизованного мира. И мало кто сомневается, на чьей стороне в этой войне Путин и Россия.

Итак, Путин, переизбранный 70% голосов, еще на четыре года остается бесспорным лидером российского народа, несмотря на ворчание американского госсекретаря Колина Пауэлла по поводу проведения выборов. (Пресс-секретарь Кремля язвительно заметил, что Россия не нуждается в уроках демократии от администрации, которая пришла к власти при меньшинстве голосов, благодаря голосованию в Верховном суде.)

Многие независимые наблюдатели из Европы и США пришли к выводу, что российские выборы были свободными, но едва ли честными. Господство Кремля в СМИ было очевидным. В первые две недели кампании в новостных программах национальных телеканалов Путину было уделено 2 часа 28 минут. Все его соперники, вместе взятые, получили 22 минуты.

Теперь Путин господствует в Кремле, а его союзники - в российском парламенте. Назначенные им местные руководители господствуют в регионах. Бывший сотрудник КГБ окружил себя и наводнил российские министерства и высшие слои огромного бюрократического аппарата ветеранами тайной полиции. Люди, которых в России называют силовиками, являются единственной партией, имеющей значение.

Критики Путина, вроде изгнанного из страны медиа-магната Бориса Березовского, говорят о новой "советизации" России. Как и магнат Владимир Гусинский, Березовский потерял свои телеканалы и, как и нефтяной магнат Михаил Ходорковский, ожидающий суда в московской тюрьме, он обвиняется в уклонении от уплаты налогов. Нет сомнений в том, что, если бы Путин сумел до них добраться, Березовский и Гусинский оказались бы там же.

Путин контролирует то средство массовой информации, которое имеет значение, - телевидение. (Несколько критически настроенных московских газет продолжают выходить, демонстрируя наличие свободы прессы, пока их читает несколько сотен тысяч интеллектуалов в крупных городах.) Путин ведет репрессивную войну в Чечне и время от времени запугивает бывшие советские республики, Молдавию и Грузию, чтобы напомнить им о российской мощи.

И все же картина не совсем мрачная. Наверное, Путин победил бы и на честных выборах, благодаря своим заслугам. За пять лет, прошедших после того, как Борис Ельцин привел его к власти, Путин восстановил авторитет и единство российского государства, которое при Борисе Ельцине скатывалось к анархии. Россия снова становится управляемой.

Путин стабилизировал национальные финансы, начал вовремя платить пенсии, при нем начался экономический бум. За время его президентства российский ВВП увеличился почти на 50%. Средняя зарплата выросла, и количество россиян, проводящих отпуск за границей, стало беспрецедентным.

Конечно, это тоже везение. Нет заслуги Путина в том, что с 1999 года цены на нефть выросли вдвое, создав перспективы для российской экономики, главными предметами экспорта которой являются нефть и газ.

Не заслуга Путина, что теракты 11 сентября, а теперь и в Мадриде сделали сотрудничество с ним и доступ к авиабазам в России и Центральной Азии важным компонентом войны против терроризма. Главными активами Путина являются цены на нефть и война с терроризмом, и ему повезло, что они у него есть.

Но есть еще два аспекта, две реформы, за которые Путину следует воздать должное и которые не имеют ничего общего с удачливостью. Первой было введение 13-процентного единого налога. Эта мера помогла стабилизировать государственные финансы, уменьшила возможности коррупции и предложила реальное вознаграждение новому поколению российских предпринимателей. Вторая - это суд присяжных. Пока это лишь неуверенная и частичная реформа, но она является удивительным новшеством в стране, где "юстиция" обычно находится в руках Кремля.

Эти реформы, которые в долгосрочной перспективе окажут на будущее России более глубокое влияние, чем любое количество "нейтральных" телеканалов, означают, что выносить вердикт Путину рано. Еще не время судить о том, является ли он новым красным царем, протаскивающим через черный ход советскую автократию. Пока остается возможность видеть в Путине русскую версию чилийского генерала Аугусто Пиночета, устроившего кровавый военный переворот против законно избранного правительства, тысячами уничтожавшего оппонентов, но вернувшего Чили на путь процветания и стабильной демократии.

Наверное, ближайшие четыре года покажут, кем является бывший майор КГБ - тайным демократом или маленьким Сталиным. Но, возможно, дело будет не только в Путине. Свою роль сыграет и его удачливость. Если цены на нефть останутся высокими, если помощь России в войне против терроризма будет по-прежнему нужна Вашингтону и если примиренчески настроенные европейцы после Мадрида поймут, что война с терроризмом - это и их война, удача не изменит Путину, и российский народ от этого выиграет.

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru