Архив
Поиск
Press digest
16 апреля 2021 г.
16 марта 2011 г.

Том Парфитт | Foreign Policy

Исламская республика Чечня

Грозный изменился почти неузнаваемо, пишет в своем очередном северокавказском репортаже в The Foreign Policy журналист Том Парфитт. "Когда 7 лет назад я впервые приехал в столицу Чечни, многие районы города лежали в руинах", - вспоминает он. Вдоль главной улицы - проспекта Победы - тянулись развалины. Сегодня же эта улица, переименованная в проспект Путина, выглядит приятно, там много кафе, магазинов и салонов красоты, а также крупнейшая мечеть Европы, неподалеку строятся высотные офисные здания. "Но ключевой вопрос в кадыровской Чечне таков: какой ценой далось это преображение и стоило ли оно этого?" - говорится в статье.

Упоминая о событиях последних десятилетий в Чечне, автор пишет: "В этой борьбе обе стороны вели себя отвратительно. Государственные органы безопасности похищают, пытают и убивают предполагаемых боевиков, часто на основе шатких доказательств. Тем временем все более радикальные боевики-исламисты - теперь они укрепились в других мусульманских республиках российского Северного Кавказа - убивают чиновников и посылают террористов-смертников в Москву и другие города, чтобы убивать и ранить мирных жителей".

"И все же сегодняшняя Чечня - "история успеха" для Кремля", - пишет автор, поясняя, что по сравнению с Ингушетией и Дагестаном в Чечне относительно спокойно, в Грозном, в отличие от Назрани, есть торговые центры, рестораны и кинотеатры.

Взамен на умиротворение чеченцев обязали признать, что их руководитель - Рамзан Кадыров, полагает автор. "Собственно, сегодняшняя Чечня - сплошное длинное стихотворение о любви к Кадырову", - утверждает он. По словам автора, местные называют выпуски новостей грозненского телевидения "Ramzan News", "так как главное место в них занимают его очередные триумфы: Рамзан раздает квартиры бездомным семьям, Рамзан танцует лезгинку, Рамзан посреди ночи вскакивает с постели, чтобы провести проверку на стройплощадке", - пишет журналист.

"На фоне этого подобострастия трудно оценить, насколько в действительности популярен Кадыров: независимых опросов мало, а результаты выборов в Чечне подтасовываются еще экстравагантнее, чем в остальной России (в 2007 году республика сообщила, что за "Единую Россию" проголосовал невероятный процент избирателей - 99%)", - сказано в статье. Во всяком случае, пылкие сторонники у Кадырова есть, пишет автор. Так, на стадионе на матче "Терека" с бразильцами члены Патриотического клуба "Рамзан" скандировали имя своего кумира, отмечает он.

"Другие чеченцы, как представляется, находят растущий культ личности Кадырова безвкусным, но не до такой степени, чтобы полностью игнорировать Кадырова", - пишет автор. Неназванный малый предприниматель сказал журналисту в интервью, что 10 лет назад в городе "падал дождь из бомб, бандиты похищали людей и отрубали им головы". Рамзан же "отстроил город в рекордный срок. Университеты работают, люди видят кое-какие перспективы на будущее", отметил этот человек, подчеркнув, что перемены к лучшему очень важны для народа после стольких лет войны.

"Есть также непреклонные противники Кадырова, которые не готовы к подобному фаустовскому договору. Они намекают на более зловещие элементы кадыровского режима", - пишет автор. По мнению журналиста, таких людей, возможно, больше, чем кажется со стороны: "Чечня - традиционно общество равенства, где неприлично поклоняться лидеру, как идолу", - считает автор. "Другие указывают на продолжающиеся (хотя их число уменьшилось) похищения и пытки, предположительно совершаемые kadyrovtsy - бывшими членами вооруженных группировок, принятыми в официальные органы безопасности", - говорится в статье.

"Возможно, главная ирония в том, что, хотя Кадыров является союзником Кремля по искоренению религиозных экстремистов, при его власти в Чечне наблюдается ползучая исламизация, невиданная в других республиках Северного Кавказа. Многоженство (запрещенное российским законодательством) теперь одобряется путем неофициальных церемоний, совершаемых муллами, торговля алкоголем допускается лишь два часа в день, а муфтият выпустил суровое руководство, касающейся женской одежды, соблюдения которого добивается, по-видимому, неофициальное ополчение", - говорится в статье.

30-летняя чеченка, которую автор называет псевдонимом Хеда, в июне прошлого года шла по проспекту Путина с двумя подругами. Все они были без платков и в юбках до колен. Внезапно около них притормозили два автомобиля. "Кто-то прокричал: "Прикройте волосы, блудницы!", человек в камуфляже [находившийся в одной из машин] направил на Хеду ствол, и она почувствовала, как что-то ударилось ей в живот и в бедро. Она увидела, что ее юбка забрызгана розовой краской. Ее подруг тоже обрызгали краской, синей", - рассказывает автор, поговоривший с Хедой на прошлой неделе.

По мнению журналиста, нравственный консерватизм в Чечне, видимо, нарастает. "Кадыров всего несколько лет назад любил куртки из крокодиловой кожи и бейсболки, а теперь его чаще всего видят в туниках с исламским полумесяцем и звездой", - пишет он.

Журналист посетил Центр духовно-нравственного воспитания и развития в Грозном, созданный Кадыровым. Директор центра Ваха Хашханов "отрицал связи между государственными или религиозными властями и теми, кто стрелял из пейнтбольных ружей. Он назвал этих людей хулиганами, которых следует поймать и наказать", - пишет автор. Хашханов сказал, что охранникам в государственных и учебных учреждениях не предписывают следить за женской одеждой, но заметил, что, возможно, охранники вежливо просят "по-настоящему вульгарно одетых", как он выразился, женщин: "Сестра, пожалуйста, наденьте платок, в нем вы будете красивее".

Источник: Foreign Policy


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru