Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 мая 2007 г.

Бертран Бенуа и Ричард Милн | Financial Times

Объятия, в которых неуютно

Благодаря спорам выявляется, как соотносится "остполитик" Германии с политикой Евросоюза

Во время выступления посла Литвы терпение Вильгельма Шонфельдера, посла Германии в Евросоюзе с немалым стажем, истощилось. Какую политическую выгоду, - резко спросил Шонфельдер - надеется извлечь для себя Вильнюс, угрожая заблокировать намеченные на текущую неделю переговоры по новому соглашению о партнерстве между Евросоюзом и Россией?

Участники этой рабочей встречи послов, прошедшей в Брюсселе на прошлой неделе, осознали, что обмен резкостями не сводится к банальным разногласиям по вопросу о поставках энергоносителей. Присутствующие изумились: глядите-ка, Германия заступилась за Россию перед одним из новых членов ЕС - к которым Берлин поклялся относиться "ровно так же", как и к другим собратьям по Евросоюзу.

Ссора не только привлекла внимание к увеличивающемуся расколу внутри Евросоюза по вопросу о том, как реагировать на Россию с ее крепнущим авторитаризмом. Одновременно она заставила усомниться, способна ли Германия, нынешняя страна-председатель ЕС, сохранять нейтралитет в целом ряде споров между Россией и восточноевропейскими государствами, которые раньше были сателлитами СССР. Кстати, Германия не впервые нарушает европейский статус-кво ради своих взаимоотношений с Москвой.

В последнее время канцлеры Германии - от Гельмута Коля и Герхарда Шредера до ныне занимающей этот пост Ангелы Меркель - часто пытались из принципа дистанцироваться от своего восточного соседа. Но всякий раз дело кончалось тем, что Германия оказывалась в его объятиях, хотя при этом чувствовала себя не слишком уютно. Слишком велик объем торговых и энергетических связей и геополитических реалий, да и дух добрососедства играет свою роль.

Сегодня, накануне саммита ЕС-Россия, который должен состояться в эту пятницу, но, видимо, будет омрачен недавними ссорами, новейший кризис заостряет внимание на довольно щекотливом вопросе: насколько сильно зависит Германия от России и как сказывается эта зависимость на внешней политике Берлина?

Меркель, выросшая в Восточной Германии при коммунистическом режиме, в каком-то смысле олицетворяет собой противоречивость взаимоотношений Москвы и Берлина. В глубине души ей свойственно инстинктивное недоверие к России, характерное для многих политиков из бывшего советского блока. Ее встречи с российским президентом Владимиром Путиным проходили в какой-то напряженной атмосфере, без всякой панибратской жизнерадостности, которой отличалась эра предыдущего канцлера, Герхарда Шредера.

В отличие от Шредера, Меркель во время визитов в Москву встречалась с представителями неправительственных организаций и лидерами оппозиции, кроме того, она с презрением относится к "управляемой демократии" и слабости правового государства в России. В апреле Меркель осудила жестокость полиции во время демонстраций оппозиции в Москве и Санкт-Петербурге, а позже убедила Кремль дать разрешение на проведение демонстрации протеста во время пятничного саммита в Самаре, городе в Центральной России.

Но, хотя по вопросам защиты прав человека Меркель занимает жесткую позицию, она идет на компромиссы с Путиным в других сферах, что позволяет в некотором роде уподоблять ее предшественнику. "Вспомните, что было, когда Шредера выбрали первый раз, - вспоминает один берлинский дипломат. - Аналитики говорили, что эпоха "дипломатии в саунах" и "парочки в кардиганах" (канцлера Коля и покойного Ельцина) на этом закончилась. Но вышло совсем не так".

Хотя на словах Германия часто уверяет, что стремится диверсифицировать своих поставщиков энергоносителей, дабы не зависеть только от России (поставляющей почти половину природного газа, потребляемого Германией), почти ничто не свидетельствует о том, что для Берлина эта цель и впрямь первоочередная. Например, после своего избрания Меркель поддержала планы строительства газопровода Россия-Германия, затеянного при Шредере. Таким образом, новый канцлер развернула свой курс в диаметрально противоположном направлении, хотя вначале была одним из самых резких критиков этого проекта (который, помимо всего прочего, приведет к изоляции Польши) и самого Шредера. (Шредер после ухода в отставку стал неисполнительным председателем правления компании по строительству газопровода, российско-германской фирмы Nord Stream, контрольный пакет которой принадлежит "Газпрому".)

Эксперты по вопросам энергетики также изумляются безразличию Берлина к Nabucco - проекту сети газопроводов, которая впервые предоставит Европе непосредственный доступ к газовым месторождениям Центральной Азии в обход России: через Турцию, Румынию, Болгарию, Венгрию и Австрию. Усилия Москвы по срыву этого проекта, который, как считает Россия, создает конкуренцию балтийскому газопроводу, не вызывают в Берлине никаких гримас неудовольствия.

"Германия не интересуется Nabucco, так как он делает газопровод в Балтийском море ненужным, - поясняет Александр Рар, эксперт по России в Немецком Совете по международным отношениям. - А в Центральной Азии не хочет предпринимать ничего, что оттолкнуло бы от нее русских. Внешняя политика Германии противоречит самой себе".

Еще одним сюрпризом стала реакция Германии, когда Москва начала протестовать против планов США по размещению системы противоракетной обороны в Чехии и Польше. Меркель неофициально высказала свою заинтересованность в этой идее, но публично не поддержала ее и, напротив, призвала Вашингтон дать объяснения перед Советом Россия-НАТО. Эта ситуация показала, что Меркель приходится творить чудеса акробатики: отношения России с Западом становятся все более напряженными, но Германия все равно стремится балансировать на грани между этими сторонами.

"Россия хочет изменить стиль своих отношений с Западом и применяет для этого агрессивные методы. Но, помните, надвигается предвыборный период", - говорит депутат парламента Германии Экарт фон Кледен, эксперт по внешней политике из близкого окружения Меркель. Он подразумевает, что Москва, возможно, станет менее раздражительной, как только по вопросу о преемнике Путина будет достигнуто согласие.

Некоторые из противоречий в политике, которую Германия проводит в отношении России, уходят корнями в трудности сосуществования канцлера и министра иностранных дел с диаметрально противоположными политическими убеждениями. Канцлер и глава МИД договорились о четком разделении труда в рамках "большой коалиции", которая пришла к власти в Германии в результате последних выборов. По неформальной договоренности канцлер, член Христианского-демократического союза (ХДС), ведает Европой, а министр иностранных дел Франк-Вальтер Штайнмайер из Социал-демократической партии (СДПГ)отвечает за отношения с Россией. При Шредере Штайнмайер был главой администрации канцлера и перенял от бывшего начальника пророссийскую позицию, которую назвал "новой остполитикой" - в память о дружелюбных отношениях с СССР при канцлере Вилли Брандте, также члене СДПГ, который в конце 1960-х обещал "Wandel durch Annäherung" - перемены путем сближения.

Когда разгорелись разногласия из-за противоракетного щита, Штайнмайер предостерег, что возможна "новая холодная война". Подобно Шонфельдеру в Брюсселе, Штайнмайер рассматривает череду конфликтов между Россией и ее западными соседями - стычки с Эстонией из-за мемориала павшим воинам советских времен в Таллине, с Польшей из-за импорта мяса, с Литвой из-за энергоносителей - как досадные недоразумения, отвлекающие от главной цели: формирования стратегического партнерства ЕС и России.

Сегодня, говоря о Германии, в Европе часто жалуются на то, что она склонна видеть в критиках России либо провокаторов - поджигателей войны, либо, в случае Украины и Белоруссии, циников, которые пытались манипулировать Западом, выдвигая сомнительные претензии на покупку российского газа со скидкой.

Однако с точки зрения союзников Штайнмайера только конструктивно настроенная Германия достаточно авторитетна для Кремля, чтобы заключать договоренности типа той, в результате которой на прошлой неделе с эстонского посольства в Москве была снята осада. Что толку читать России нотации о правах человека, говорят они, когда Европа нуждается в ее помощи для установления будущего статуса Косово, нейтрализации ядерной угрозы со стороны Ирана и борьбы с терроризмом.

Тем не менее нельзя объяснять неоднозначную российскую политику Германии одними только политическими трениями между разными партиями в Берлине. Еще в XIX веке германские государственные деятели считали Россию ключевым союзником: так, в 1863 году Отто фон Бисмарк заявил, что секретом успешной политики является "хороший договор с Россией".

Ян Техау, возглавляющий европейскую программу в Германском совете по международным отношениям, замечает: "Глядя с точки зрения США, очень трудно понять одну вещь, а именно: для нас Россия не только игрок на международной арене, но и сосед. Мы слишком близко друг от друга находимся, чтобы позволять себе оставлять проблемы нерешенными, поэтому мы не можем проявлять такую принципиальность, как США. Сотрудничество с Россией для нас является необходимостью".

Отчасти эта необходимость обусловлена зависимостью Берлина от энергоносителей. Германия - крупнейший в Европе импортер нефти и газа из России, которая своими поставками на 40% удовлетворяет потребности страны в газе и на 35% в нефти. По оценкам экспертов, по сравнению с 2004 годом (37,3 млрд кубометров) в 2025 году Германия будет импортировать 105 млрд кубометров, причем доля российского газа увеличится до 60%. Правительство Меркель стремится диверсифицировать поставки энергоресурсов, но, как демонстрирует пример с газопроводом Nabucco, все это делается вполсилы, тем более что прогресс в этой сфере из-за ее специфики медлителен.

Германию и Россию связывают общие деловые интересы и в других областях. Германия - крупнейший коммерческий партнер России. За последние три года экспорт продукции ее фирм в Россию рос в среднем на 20% в год. В прошлом году оборот составил 23,4 млрд евро (31,8 млрд долларов или 16 млрд фунтов). В Россию инвестируют солидные деньги такие именитые фирмы, как Eon и BASF, Adidas, Metro и Commerzbank, но отличительной чертой присутствия германского бизнеса в России (характерной также для Китая и Индии) является значительная доля маленьких и среднего размера фирм, которые ускользают от пристального внимания Кремля. Это означает, что немецкие инвесторы пока мало сталкивались с "ползучей ренационализацией" российской экономики. "Пусть по величине отдельных инвестиций немцы не на первом месте, зато они в России повсюду", - замечает Ханс Йохум Хорн, главный операционный директор российского инвестиционного банка "Ренессанс Капитал".

Учитывая устарелую инфраструктуры страны и ее потребность в промышленном оборудовании (а здесь немецкие фирмы достигли совершенства), многие экспортеры считают, что потенциал России не меньше - а может быть, и больше - потенциала Китая.

Бизнес Германии нуждается в хороших отношениях со стабильной, пусть даже авторитарной Россией, а в Берлине бизнес пользуется значительным влиянием. Одной из лоббистских организаций является Ostausschuss, он же Восточный комитет германской экономики, близкий как к рыночникам из партии Меркель, так и к пророссийски настроенным фракциям СДПГ. Восточный Комитет поддерживает Путина, отметив в одном из своих недавних документов, что Россия стала "надежным и важным партнером на международной арене, участвующим в разрешении международных конфликтов". Он также ратует за создание "зоны свободной торговли" между Евросоюзом и Россией.

Одним из ключевых каналов влияния Восточного комитета является Германо-Российская рабочая группа по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов. Кроме руководства Ostausschuss и его российских коллег, в группу входят заместители министров экономики, финансов и иностранных дел России и Германии. За последние три года группа встречалась более 20 раз, подготовив почву для инвестиций в объеме, превышающем 10 млрд евро, в том числе в газопровод в Балтийском море.

Свою роль в сближении России и Германии сыграла и история. Благодаря 50 годам коммунистической власти в Восточной Германии теперь, в объединенном государстве, много жителей, владеющих русским языком. Богатые российские туристы, крупная еврейская община выходцев из бывших стран советского блока, получивших немецкие паспорта после объединения, а также постоянный приток этнических немцев с Кавказа и из Центральной Азии - благодаря всему этому русский язык можно слышать в Германии повсеместно: и в синагогах бывшего Восточного Берлина, и в роскошных салонах красоты в Баден-Бадене.

Однако некоторые эксперты по Евросоюзу полагают, что, цепляясь за свои особые отношения с Москвой, Берлин способствует расколу Европы. Кроме того, по их словам, интересам Германии - состоящим в том, чтобы убедить все более богатую и уверенную в себе Россию оставаться надежным поставщиком энергоносителей и деловым партнером - лучше удовлетворяла бы выработка единой европейской политики в отношении Москвы.

"Я провела бы параллель с евро, - говорит Ульрике Геро, эксперт по Евросоюзу из German Marshall Fund (США). - У нас была немецкая марка - лучшая валюта в Европе - но мы все-таки положили ее в общий котел. Вопрос в том, сделать ли нам то же самое в случае с Россией или "пожадничать" и сохранить при себе наши особые, драгоценные, двусторонние отношения с этой страной".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru