Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 ноября 2006 г.

Том Парфитт | The Guardian

Война в мирное время

После 12 лет кровавых боев в Чечню пришел мир, и ее столица Грозный восстанавливается. Но за этой видимой нормальностью процветают похищения, убийства и пытки

Рита Эрсеноева разгладила юбку и поправила платок на голове. Человек по телефону сказал, что есть новости, хорошие новости о ее похищенной дочери Элине. Он хотел встретиться с ней через 15 минут у здания администрации в центре села Старые Атаги, где она живет. Пожилая мать Риты Липа была напугана. "Почему ты не сказала ему прийти сюда?" - спросила она. "Все в порядке, я его знаю, - ответила ей 48-летняя Рита, выбегая из дома. - Это от властей, это следователь". Она ненадолго.

Больше о ней ничего не слышали. В тот день в прошлом месяце никто не видел ее в центре у администрации. Когда через час мать ей позвонила, ее мобильник не отвечал. Больше он так и не включился. Родственники подозревают, что ее заманили в ловушку и похитили промосковские службы безопасности. Это произошло и со многими другими людьми, пропавшими в Чечне за последние 10 лет.

Через двенадцать лет после того, как отколовшаяся республика была тихо ввергнута в бездну кровавого насилия, что осталось практически незамеченным, Россия выиграла войну в Чечне. Грозный, который после крупнейших бомбардировок превратился в груду развалин и искореженного металла, восстанавливается стахановскими темпами. На каждом углу с гигантских плакатов покровительственно взирает Рамзан Кадыров, могущественный промосковский премьер-министр. Он демонстрирует свою щедрость, раздавая бесплатное жилье неимущим.

В центре Грозного смеющиеся и болтающие парочки прогуливаются по недавно заасфальтированному тротуару проспекта Победы. Даже в темное время суток выстрелы слышны редко. Боевики, которые когда-то наводняли столицу каждую ночь, закладывая мины, были отодвинуты в горы. Путинская стратегия постепенного вывода федеральных сил и "чеченизации" конфликта, который разворачивается с 1994 года, сработала.

Однако за "мир" в Чечне приходится дорого платить. Чтобы подавить вооруженную оппозицию, Кремль дал добро жестким методам. Путинский ставленник Кадыров, 30-летний владелец ручного тигра, сын бывшего лидера республики, убитого в 2004 году, пользуется абсолютной властью. Боец сепаратистов, перешедший на сторону Москвы, Кадыров управляет верной армией амнистированных боевиков - "кадыровцев", которые искореняют своих бывших братьев по оружию.

Юлия Латынина, радиоведущая, которая часто бывает на Северном Кавказе, говорит, что Путин понял, что только чеченец - только Кадыров, если точнее, - может выиграть войну с партизанами. "Чечня стала более-менее спокойным местом, - говорит она. - Проблема в том, что это основано на механизме убийства".

Уничтожение боевиков, которые сами повинны в терроризме и чудовищном насилии, не единственный ответ. На этой неделе Human Rights Watch выступила с заключением, что пытки и жестокое обращение с заключенными в кадыровской Чечне являются систематическими. Излюбленный путь получения признаний - электрошок, прижигание раскаленными металлическими прутьями и избивание бутылками с песком. Есть и другие методы воздействия. Один из них - насаживать головы мертвых боевиков на колья и выставлять их в центре города. Еще один - выманивать боевиков из леса путем похищения их родственников.

Для большинства чеченцев ситуация сейчас лучше, чем террор пять лет назад, когда федеральные солдаты убивали, похищали и насиловали безнаказанно всех подряд. Теперь мишенями являются в основном подозреваемые боевики и их родственники. Однако удушающая атмосфера мести означает, что страх и варварство живут и процветают в "нормализованной" Чечне. И странная история Риты и Элины Эрсеноевых служит напоминанием о том, что до настоящего мира еще далеко.

Когда я встречался с Ритой в сентябре за несколько недель до ее исчезновения, она рассказала мне историю другого похищения - похищения ее дочери, 26-летней Элины, которая была независимым журналистом и сотрудницей благотворительной организации в Грозном.

Незадолго до нашей встречи восемь мужчин в масках, вооруженных автоматами, затолкали Элину в машину, когда она возвращалась домой из Грозного. В свете похищения выяснился шокирующий факт: Элина в течение 7 месяцев была тайной женой Шамиля Басаева, террориста, стоявшего за захватом бесланской школы, за голову которого было обещано 10 млн долларов.

Кто похитил этих двух женщин? Может быть, кровники - враги Басаева, которые собирают кровавую жатву, мстя его родственникам за всех своих родственников, которых он убил. "Скорее всего, это сделал кто-то, кто думал, что Басаев дал Элине деньги или документы", - говорит брат Элины 22-летний Руслан, который с тех пор прячется. По слухам, после смерти Басаева остались 7 млн долларов и архив его контактов.

"Я не знаю, чего они хотели от моей матери, - говорит дрожащим голосом Руслан. - Может быть, она просто слишком много говорила".

Небезосновательно подозрения пали на кадыровцев. Маловероятно, чтобы восемь вооруженных мужчин могли открыто действовать в центре Грозного без связи с силовыми структурами, где доминируют люди Кадырова.

Одна опытная сотрудница правозащитной организации говорит, что источники в службах безопасности сказали ей, что Элина и ее мать были переправлены в поселок на востоке Чечни. "Я сомневаюсь, что они до сих пор живы, - говорит она. - Вот так обстоят дела в нашей новой мирной Чечне".

Источник: The Guardian


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru