Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 ноября 2006 г.

Шарль Андерлен | Le Nouvel Observateur

Израиль: когда генералы больше никого не слушают

Трагедия в Бейт-Хануне, где в результате израильского артиллерийского обстрела были убиты 18 палестинцев, в очередной раз ставит вопрос: подчиняется ли израильская армия политической власти или она навязывает правительству свою собственную логику? Новая книга Шарля Андерлена посвящена этому и многим другим вопросам. Выдержки из книги

Возглавив в 1998 году генеральный штаб, генерал Шауль Мофаз ускорил подготовку армии к столкновениям с палестинцами. Своим подчиненным, но также и политикам, он повторял, что Израиль должен восстановить свою способность к сдерживанию перед лицом арабского мира в целом и палестинцев в частности. Дэнису Россу, американскому посреднику, он заявил: "Мы утратили нашу способность к сдерживанию, слишком слабо отреагировав на то, что боевики "Фатх" и палестинские полицейские открыли огонь по нашим солдатам в мае этого года. В следующий раз мы дадим достойный отпор. В противном случае, палестинцы потеряют уважение к ЦАХАЛу и будут действовать соответствующим образом. Лишь мощная превентивная реакция восстановит сдерживающие возможности Израиля".

Сейчас Мофазу, близкому к "Ликуду", правым националистическим силам, 52 года. Он начал свою военную карьеру в десантных подразделениях и Sayeret Matkal, элитарном подразделении генерального штаба. Он относится к группе высших офицеров, по мнению которой военная реакция Израиля в период первого палестинского восстания в декабре 1987 года была явно недостаточно эффективной, что позволило ООП достичь своих политических целей. Мофаз критикует в равной степени и политиков за то, что они отдали приказ об одностороннем выходе ЦАХАЛа из Южного Ливана 25 мая 2000 года.

Мофаз не оценил попыток правительства Барака, направленных на достижение любой ценой соглашения о прекращении огня и продолжение переговоров с палестинцами.

Конфронтация между военными и премьер-министром достигла наивысшей точки 27 декабря 2000 года. В этот день израильский кабинет министров должен был принять решение об ответе на компромиссное предложение президента Клинтона. Начальник генерального штаба активно критиковал все положения американского проекта и получил твердый ответ Эхуда Барака: "Шауль! Не могу поверить в то, что ты действительно думаешь, что Израиль не может существовать без того, чтобы доминировать над палестинским народом! Это суть твоих комментариев!" Спустя несколько часов пресса была проинформирована о критике в отношении Мофаза. Военный комментатор так оценил ситуацию: "ЦАХАЛ намеревается одержать верх в этом конфликте и не позволит политическому эшелону с его противоречивыми инструкциями омрачить эту победу. Никто не будет указывать армии, как следует побеждать!"

Глава администрации Эхуда Барака Гилад Шер выразил сожаление, что в течение 4 месяцев интифады военные не присоединились "к усилиям, направленным на восстановление спокойствия. Свидетели тех событий рассказывали о многочисленных случаях отклонения от инструкций, направлявшихся политическим руководством. Часть распоряжений и приказов премьер-министра, которые были доставлены в армию его военным секретарем, просто "испарились": танки не были перегруппированы, офицеры лишь изменили направление стволов пушек. Зона рыбной ловли в акватории Газы не была открыта. Вопреки указаниям правительства лишь небольшое число палестинских рабочих получили разрешение вернуться на работу в Израиль. Заграждения сняты не были". Опубликованные позднее, в октябре 2001 года, эти обвинения остались незамеченными.

Следовало дождаться 2004 года, чтобы Шломо Бен-Ами, министр иностранных дел, заявил, что ему также было известно, что генеральный штаб ЦАХАЛа следовал собственному плану: "Это привело к расширению адского круга насилия вместо его сужения. Министр Амнон Липкин-Шахак (бывший начальник генштаба), который от имени премьер-министра сделал все что смог, чтобы добиться прекращения огня, он рассказывал мне о многочисленных вспышках гнева и своем разочаровании тем, что армия вела войну, полностью отличавшуюся от той, которую решило вести политическое руководство. Полковники и офицеры проводили самостоятельные операции. Товары, которые согласно решениям политического руководства должны были поставляться палестинскому населению, блокировались на военных блокпостах по приказу местных командиров. Бульдозеры разрушали сельскохозяйственные парники и плантации под надуманными предлогами обеспечения безопасности, и эти меры лишь усилили гнев палестинцев.

Эта политика "коллективного наказания", включая и экономическое, не соответствовала намерениям политического руководства, которое стремилось восстановить спокойствие. Речь шла о плане, реализованном военной верхушкой, которая намеренно игнорировала инструкции и решения политиков. Становится понятно, что в тот период решения о том, как следует развиваться событиям, принимал ЦАХАЛ. Политическое руководство было неспособно навязать свою волю армии и обеспечить контроль над ее действиями. Дошло до того, что некоторые министры укоряли за это Барака, премьер-министра и министра обороны". Генералы и полковники лишь частично выполняли приказы Барака, несмотря на то, что он сам был генералом в отставке и бывшим начальником генштаба. С первых дней интифады Мофаз по своему личному решению начал операцию "Ежевичные поля", план подавления палестинского восстания, который он готовил в течение нескольких лет. ЦАХАЛ действовал мощно. Итог операции красноречив: в сентябре-октябре 2000 года погибли 115 палестинцев против 11 израильтян. Аналитики из "Шин Бет" и военной разведки пришли к выводу о том, что ЦАХАЛ готов играть ведущую роль в сложившейся ситуации.

Солдаты могут себе позволить с легкостью нажимать на спусковой крючок. Они больше не боялись того, что всякий раз, убив палестинца, будут оказываться перед следователями военной полиции. С ноября 2000 года ЦАХАЛ называет интифаду "вооруженным конфликтом: боевыми действиями против групп террористов". Были введены новые законы. Военная полиция больше автоматически не выясняла обстоятельства гибели гражданского лица. Теперь командир подразделения просто проводит свое расследование и докладывает о результатах военному прокурору, который и принимает решение, есть ли мотив для преследования. Результат: с 29 сентября 2000 года по 22 июня 2005 года военная израильская полиция расследовала лишь 131 случай, когда солдаты открывали огонь по палестинцам. 18 судебных расследований закончились вынесением приговоров. В этот период погибли 3185 палестинцев, среди них были люди, которые никогда ни в чем не участвовали.

Глава переговорного отдела при председателе совета министров и помощник Эхуда Барака полковник Шауль Ариели имел возможность лично наблюдать за поведением военных руководителей. Он заявил: "Армия проводила практически самостоятельную политику под руководством Мофаза, по мнению которого сила была единственным решением. Он говорил, что несет ответственность за безопасность народа Израиля, и понимал это по-своему, какими бы ни были решения правительства. Премьер-министр принял решение о том, что ответы Израиля на палестинские удары должны быть пропорциональными. Политика Мофаза сильно отличалась от этого принципа и основывалась лишь на применении силы. Например, Эфраим Сне, в то время заместитель министра обороны, решил однажды дать разрешение на провоз товаров в сектор Газа. И вот армия, не проинформировав никого, не выполнила этот приказ, пришедший от политического руководства. Потом армия извинилась. Но такого рода инциденты происходят ежедневно".

У ЦАХАЛа свое видение палестинской проблемы. В течение предшествующих лет военные аналитики говорили о конфликте низкой интенсивности. Мозговой центр, возглавляемый генералами запаса Шимоном Наве и Довом Тамари, разместился в Тель-Авиве в Poum, в школе подготовки высших офицеров. Эта группа называла себя "подпольной организацией". И она разработала новые стратегические концепции, которые привели к коренному изменению течения конфликта. Самая важная концепция заключается в том, чтобы "вбить в сознание" палестинцев мысль о том, что они ничего не добьются путем насилия. Она заключается в оказании прямого давления на население сектора Газа и Западного берега реки Иордан, где на длительное время объявляется комендантский час, а закрытие пропускных пунктов приводит к беспрецедентному экономическому кризису. В феврале 2001 года, по словам эмиссара ООН Терье Ларсена, 32% палестинцев жили ниже уровня бедности, на 2 доллара в день на человека. В Газе уровень безработицы достиг 50%, на Западном берегу - 30%.

Эта стратегия, направленная на "оказание давления на сознание" палестинцев, подверглась суровой критике со стороны аналитиков военной разведки и "Шин Бет". Один из них даже предостерег Ави Дихтера, главу службы внутренней безопасности: "Если мы поставим палестинцев перед выбором о сдаче или конфронтации, им будет нечего терять, и они выберут самоубийственные теракты. Их надо направить по третьему пути".

Шарль Андерлен "Потерянные годы, интифада и войны на Ближнем Востоке, 2001-2006 годы", издательство Fayard.

С 1981 года - корреспондент France 2 в Иерусалиме. В 2002 году опубликовал книгу "Разбитая мечта: История провала процесса мирного урегулирования на Ближнем Востоке, 1995-2002 годы". Автор двух документальных фильмов "Разбитая мечта" и "Кровавые годы", демонстрировавшихся телеканалом France 2

Источник: Le Nouvel Observateur


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru