Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 ноября 2007 г.

Рено Жирар, Ромео Ланглуа, Паскаль Мариани | Le Figaro

Чавес: "У меня хорошие новости для Саркози"

20 ноября в Париж должен прибыть жупел американцев - президент Уго Чавес, в чьей стране сейчас в разгаре агитационная кампания. Он предложил провести радикальное реформирование венесуэльской конституции, во многом вдохновленное французскими социалистами-утопистами XIX века, референдум по которому пройдет 2 декабря. Совершающий поездку по стране президент, традиционно одетый в красную боливарскую рубашку, дал интервью Le Figaro в городе Баркисимето на западе страны.

- Вы являетесь посредником в деле о похищении Ингрид Бетанкур колумбийскими партизанами из "Революционных вооруженных сил Колумбии" (FARC), есть ли у вас хорошие новости для Николя Саркози?

- Главной темой нашей встречи станет вопрос о том, как облегчить обмен заключенными, среди которых и Ингрид. Да, я думаю, что привезу Саркози хорошие новости, но еще я обращусь к нему с просьбой. Я считаю, что он может помочь найти формулу, компромисс для достижения соглашения между колумбийским президентом Альваро Урибе и секретариатом "Революционных вооруженных сил Колумбии". Я надеюсь, что мне удастся предоставить ему доказательства того, что она жива. У меня пока их нет, но я надеюсь их получить до поездки в Париж 20 ноября.

- Что может сделать Франция, чтобы обмен заключенными состоялся?

- Я буду говорить об этом с президентом Саркози. В настоящий момент, не обсудив этот вопрос, было бы преждевременно обсуждать детали.

- Вы надеетесь получить разрешение президента Урибе на то, чтобы отправиться в колумбийские джунгли на переговоры с Мануэлем Маруландой, легендарным лидером FARC? Если да, можете ли вы вернуться с заложниками?

- Я уже говорил Саркози, что встреча с Маруландой необходима. Нужно сделать все для того, чтобы она состоялась. Я уже недавно говорил об этом с Урибе в Сантьяго-де-Чили, и мы прилагаем усилия для ее организации. Как я уже дал понять Маруланде через командующего FARC Ивана Маркеса, с которым я неоднократно и подолгу беседовал, если состоится встреча между мной и Маруландой, я не могу вернуться с нее с пустыми руками. Я очень надеюсь, что эта встреча состоится и что она положит начало массовому обмену заключенными.

- Перед приездом в Париж вы совершаете визит в Тегеран. Что вы думаете об отказе Ирана прекратить обогащение урана, как того требует ООН?

- Я надеюсь, что Иран, МАГАТЭ, европейские страны и Россия смогут гарантировать всем нам, жителям планеты, что роковые прогнозы Джорджа Буша никогда не сбудутся. Он говорит о войне, о вторжениях, о ядерных войнах, о третьей мировой войне. Она же станет последней! Четвертой уже не будет, потому что наступит конец света. Мировая ядерная война станет последней гекатомбой. Что касается Ирана, я очень надеюсь на дипломатическое решение. Я, со своей стороны, требую уважать суверенитет Ирана. Я не верю в то, что Иран изготавливает атомную бомбу. Я уже много лет бываю в Тегеране, Исфахане, Персидском заливе. Иран разрабатывает атомную энергетику в мирных целях, я в этом уверен. Более того, Венесуэла тоже начнет развивать атомную энергетику в мирных целях, как это уже делают Бразилия и Аргентина. Многие другие страны тоже должны будут этим заняться, потому что это - одна из составляющих выхода из энергетического кризиса, угрожающего миру. Атомная энергия имеет минимальное воздействие на глобальное потепление.

- Вы заявляете о приверженности демократическому социализму, демократии. Почему тогда вы поддерживаете иранский режим, преследующий своих политических оппонентов?

- Никто в мире не имеет морального права судить то или иное правительство. Мы выступаем за уважение суверенитета народов. В каждой стране - своя система правления, и надо ее уважать. К демонизации какой-либо страны прибегают для того, чтобы тем самым оправдать что угодно: вторжение, международное вмешательство, - этот механизм отлично известен с XX века. Давайте уважать страны.

- Заместитель председателя Госсовета Кубы сказал, что у Кубы два вождя - Фидель Кастро и Уго Чавес. Готовите ли вы объединение двух стран, Кубы и Венесуэлы?

- Когда Карлос Лахе сказал это, он использовал метафору. Я тоже говорил, что у Венесуэлы два вождя, два лидера - Фидель и я, чтобы ответить ему той же метафорой. Но, разумеется, у Кубы есть свой лидер - Фидель, а у Венесуэлы свой - Чавес. Да, мы готовим объединение, и не только с Кубой, но и с другими странами, поддерживающими предложение Боливарианской альтернативы для Америк (АЛБА). К нам уже присоединились Никарагуа, Куба, Боливия... Я уверен, что нас поддержат и другие республики.

- Собираетесь ли вы ввести в Венесуэле командную экономику, как на Кубе?

- У каждой страны свои особенности. У Кубы своя модель, а мы строим нашу собственную модель. Куба никого не копирует, и мы тоже.

- Отношения Венесуэлы с Соединенными Штатами ужасны. Какими они будут при преемнике Джорджа Буша?

- Поживем - увидим, я не могу делать прогнозы. Я могу только сказать, что мы стремимся построить и поддерживать хорошие политические, дипломатические и экономические отношения со всеми странами мира. Прежде всего, разумеется, с нашими союзниками, но и с другими странами тоже. Несмотря на идеологические, политические и экономические различия, несмотря на разницу в планах, мы стремимся, насколько возможно, поддерживать хорошие отношения со всеми странами мира, в том числе и с Соединенными Штатами.

- Если референдум 2 декабря одобрит ваш проект конституционной реформы, думаете ли вы стать пожизненным президентом?

- Я не знаю. Я не думал об этом, честно. Я предлагаю венесуэльцам, чтобы президент мог избираться и переизбираться столько раз, сколько этого захочет народ, как это происходит во Франции.

- Какую роль может сегодня сыграть Франция в Латинской Америке и Венесуэле?

- Европа должна посмотреть на Латинскую Америку другими глазами. Она не должна идти по пути Соединенных Штатов. Нам нужно, чтобы Европа смотрела на мир по-другому, чтобы Европа по-новому смотрела на Латинскую Америку, выйдя за рамки диктатуры мирового капитализма. К сожалению, мы не видим большой разницы в том, как нас рассматривают в Европе. Север и Юг с каждым днем все дальше друг от друга. Север с каждым днем становится богаче, Юг - беднее. Нас продолжают рассматривать как рынок, как потребителей, а не как человеческие существа. Это рынок: что мы можем там продать? Какую выгоду мы можем извлечь? Какие предприятия купить, чтобы потом увезти отсюда прибыль? Сегодняшняя Европа не пытается помочь странам Юга выйти из нищеты и отсталости. Нам нужна новая Европа.

Источник: Le Figaro


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru