Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 октября 2007 г.

Нил Бакли | Financial Times

Москва предупреждает Запад о недопустимости "запугивания" Ирана

Вчера российский президент Владимир Путин подверг критике то, что он назвал международными усилиями с целью "запугать" Иран, чтобы заставить страну отказаться от ядерной программы. По слова Путина, Тегеран не поддастся на такое давление.

"Пугать кого-то - иранское руководство или иранский народ - бесперспективное дело. Им не страшно, поверьте мне", - заявил российский лидер на совместной пресс-конференции с канцлером Германии Ангелой Меркель в немецком Висбадене.

Его комментарии прозвучали накануне визита в Иран, за которым будет пристально следить международное сообщество. Нынешний визит, откладывавшийся несколько раз, станет первой поездкой в эту страну российского или советского лидера после Иосифа Сталина в 1943 году. Внимание мира будет сосредоточено на контактах России, которые Соединенные Штаты, например, весьма тревожат.

Запад будет внимательно следить за встречами Путина с президентом Махмудом Ахмадинежадом, чтобы понять, насколько жестко он оказывает давление на Иран с тем, чтобы тот выполнил требования СБ ООН остановить программу обогащения урана.

На прошлой неделе российский президент опроверг предположения французского президента Николя Саркози о том, что Россия ужесточает свою позицию. Вместо этого он повторил публичную позицию Москвы: мол, у России нет данных, что Иран стремится к производству ядерного оружия. В то же время он указал, что эта программа должна быть прозрачной.

Россия неохотно подписала две резолюции ООН о введении санкций в связи с отказом Тегерана остановить обогащение, однако сопротивляется усилиям, которые возглавляют США, по введению еще более жестких санкций. Некоторые американские политики и обозреватели обвинили Москву в сознательных попытках осадить Вашингтон и уберечь свои прибыльные коммерческие отношения с Ираном.

Мнение Запада, естественно, не улучшилось после того, как в 2005 году Россия подписала контракт на 1 млрд долларов на поставку систем ПВО в Иран, а также в связи с нежеланием России четко выразить свою позицию по ядерной программе Ирана.

Однако интервью с российскими чиновниками и экспертами по внешней политике вскрывают скорее взвешенную позицию, чем импульсивное желание насолить США. Чиновники настаивают, что Россия имеет еще больше стимулов, чем Запад, добиваться безъядерного статуса соседнего Ирана.

Stratfor, американская частная разведывательная фирма, на прошлой неделе отметила, что дальность полета иранской баллистической ракеты средней дальности Shahab-3 - 900 миль - "ставит в потенциальный предел досягаемости очень многие индустриальные и населенные центры России".

Россия также имеет тесные связи с Израилем - который Ахмадинежад пригрозил "стереть с карты" - так как туда эмигрировали около миллиона российских евреев. На прошлой неделе Путин отметил на встрече с представителями Европейского еврейского конгресса в Москве, что Израиль и Россия - это две страны, которым со стороны Ирана грозит наибольшая опасность и которые являются "полноценными партнерами в этом вопросе".

Позиция России отличается от позиции Запада в оценке того, насколько близка угроза и как ее избежать. Один высокопоставленный российский чиновник, попросивший не называть его имени, заявил, что Иран не сможет получить какое бы то ни было ядерное оружие раньше, чем через 5-10 лет. К тому моменту могут измениться и политическая ситуация, и режим.

Дмитрий Песков, первый заместитель пресс-секретаря Путина, указал что Россия твердо верит в силу многосторонних переговоров и двусторонней дипломатии и считает, что в отношениях с Ираном остается еще много места для политических и дипломатических средств.

Было бы особенно опасно, полагают российские чиновники, довести санкции до той точки, при которой Иран станет государством-изгоем наподобие Северной Кореи. Чувствуя себя загнанным в угол, Тегеран может выйти из Договора о ядерном нераспространении и в полном масштабе заняться созданием бомбы.

Россия предложила Ирану построить совместное предприятие на российской территории, обеспечивающее топливом иранскую ядерную программу, и была возмущена отказом Тегерана.

Мухаммед аль-Барадеи, генеральный директор МАГАТЭ, скоро представит доклад о том, проясняет ли Иран вопросы о своей ядерной деятельности в прошлом. Дипломаты отмечают, что тогда Москве нужно будет решить, насколько жесткой она хочет быть.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru