Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 октября 2015 г.

Саймон Шустер | Time

Сирийская авантюра Путина

30 сентября на первом заседании осенней сессии в российском Совете Федерации обсуждались пути решения бюджетных проблем, связанных с резким падением цен на нефть и санкциями со стороны Запада: "Без сомнения, это был бы безотрадный день, если бы президент Владимир Путин не дал главе своей администрации поручение вынести на повестку дня еще один вопрос", - пишет корреспондент журнала Time Саймон Шустер. После того, как верхняя палата российского парламента одобрила военно-воздушную операцию в Сирии, "обсуждать экономику никому уже особенно не хотелось".

По мнению автора статьи, "кремлинологи в западных столицах не придали должного значения не столь очевидным внутриполитическим затруднениям, под влиянием которых у Путина сформировалось решение развернуть самое непростое со времен катастрофического вторжения СССР в Афганистан вооруженное вмешательство... Путин предпринял попытку положить конец изоляции России от Запада, которая калечит ее экономику".

Российский президент решил воспользоваться тем, что Запад отчаянно пытался найти способ умиротворить Сирию и таким образом ослабить приток беженцев из этой страны в Европу, говорится в статье. Как сказал Шустеру первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников, "план А" состоял в том, чтобы в ходе Генассамблеи ООН и личной встречи Путина с президентом США Бараком Обамой добиться создания большой коалиции для решений сирийской проблемы. Расчет, стоявший за этим планом, Шустер пересказывает со слов Калашникова так: "США едва ли смогли бы оставить в силе санкции против России, если бы эти две страны стали частью [одного] военного альянса". Но "план А" провалился, и остался лишь "рискованный план Б": Россия начала бомбардировки в одностороннем порядке.

"Хотя на Западе Путина многие считают мастером стратегического мышления, он склонен к импульсивному авантюризму и обычно хватается за возможности показать силу, чтобы тем самым замаскировать неудачи", - делает отступление Шустер. По мнению политолога, бывшего советника Кремля Глеба Павловского, "нашей системе чуждо планирование. Она оказывается на гребне волны и начинает импровизировать. Если волна удачная, наша система ее ловит и какое-то время скользит по ней". Одной из таких волн был переворот на Украине, но на исходе лета по снижению рейтингов "стало видно, что на волне украинского кризиса Путин дальше уехать не сможет", и тогда он оседлал следующую волну - стихийную миграцию сирийцев в Европу. "Путин начал сворачивать свою активность на Украине", но необходимо было "сделать так, чтобы его уход не выглядел как следствие западных санкций. Чтобы спасти лицо, ему нужно было найти к Западу подход с позиции равного, а не просителя. Этот шанс ему дала Сирия", - поясняет Шустер.

"Нас не столько беспокоит этот гражданин по имени Асад", - сказал в интервью Time заместитель председателя комитета по международным делам в Совете Федерации Андрей Климов. По его словам, пишет корреспондент, "одна из ключевых задач сирийской кампании состоит в том, чтобы убедить Запад, что без помощи России справиться с "Исламским государством" ему не под силу" ("Исламское государство" - запрещенная в России группировка. - Прим. ред.). Климов добавил: "К сожалению, есть такое препятствие, как эти санкции, которые Запад ввел против России. Пока они от этого не отступятся, [Западу] будет очень трудно успокоить бурю международного терроризма".

"Пока Россия, похоже, не возражает против того, чтобы эта буря усиливалась. Ее бомбы в начале октября дождем сыпались на умеренные повстанческие группировки, а ИГ тем временем добилось чуть ли не самых существенных успехов за последние месяцы". "В краткосрочной перспективе цель России состоит в том, чтобы ослабить или уничтожить повстанческие группировки, настроенные против Асада, чтобы свести конфликт к дуэли между сирийской армией и ИГ", - пересказывает Шустер мнение бывшего посла США в России Майкла Макфола. Далее следует цитата: "Если эта цель будет достигнута, русские сделают Асада меньшим из зол, и всем остальным странам придется его поддержать".

По мнению Шустера, это объясняет, почему Россия, уже перейдя к "плану Б", все равно "почти что назойливо" пытается уговорить Запад начать сотрудничество. В заявлениях Путина на эту тему (в частности, на встрече с министром обороны 7 октября) "нет того коварства, которое в последние недели часто приписывалось Путину", считает автор статьи, а на более низких этажах дипломатической иерархии "в тоне российской стороны можно услышать еще больше мольбы". Он приводит высказывание российского дипломата Сергея Орджоникидзе: "Я понимаю, что ядерные сверхдержавы всегда смотрят друг на друга через оружейный прицел. Но давайте будем учиться на уроках прошлого и думать о том, как можно объединить усилия. Это не только позволит продвинуться в борьбе с терроризмом, но и приведет к нормализации отношений между США и Россией".

"Однако никакого сближения не наблюдается, и отношения [России и Запада] в результате новой военной авантюры Путина только ухудшаются. США и Россия сейчас оказались втянуты в опасную войну через посредников... Еще раз смотреть это кино никому не хочется", - указывает Шустер на опыт холодной войны. С точки зрения бывшего стратега российского Генштаба Константина Сивкова, существует "реальная угроза" российско-американского военного столкновения. "Американцы должны понять, что мы им нужны, что нам нужно сотрудничать хотя бы на оперативном уровне, чтобы избежать таких ошибок", - говорит он.

"В США и Европе многие эксперты полагают, что у Запада нет выбора, и если он хочет положить конец войне в Сирии, ему придется объединиться с Россией", - пишет Шустер. В Европе уже предпринимаются попытки при помощи посредничества добиться примирения Москвы и Вашингтона. "В результате хороших вариантов у Обамы не осталось. В последние два года значительную часть своего дипломатического капитала он пустил на изоляцию Москвы от западного мира, и вступать в сирийскую коалицию на российских условиях он не намерен. Однако и альтернатива не более привлекательна. Пока США не согласятся на сотрудничество, Россия, вероятно, продолжит бомбить повстанцев, которых пытались поддерживать США. В результате в Сирии будет еще больше хаоса и кровопролития, и перспектива окончания войны, жертвами которой стали более 200 тыс. человек, окажется еще более туманной. Но Путин, кажется, готов заплатить и такую цену за то, чтобы вернуть себе место за одним столом с западными лидерами".

Источник: Time


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru