Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 сентября 2004 г.

Андре Глюксманн | Corriere della Sera

Реализм, который ведет к апокалипсису

Мальчик с шапкой не по размеру и желтой звездой на груди, выходящий с поднятыми руками из дыры в варшавском гетто, вьетнамская девочка, убегающая от напалма, черные людские точки, бросающиеся вниз с башен Всемирного торгового центра, окровавленные испуганные дети, которые голыми между двух огней бегут из бесланской школы. Эти картины будут преследовать меня до конца дней.

Я безутешен по погибшим в Беслане детям, испуган и обезоружен, как и все те, кто прочитал в глазах заложника, что невозможное становится возможными. Не нужно пытаться освободится от этих картин. Они - пророчество. Апокалиптический механизм, запущенный у нас на глазах 3 сентября 2004 года, является посланником будущего. Ужасного будущего. Как сатанинская трехступенчатая ракета, нацеленная не только на Кавказ и Россию, но и на всю Европу.

1) Беслан - это самый безумный захват заложников в истории. По числу жертв, но еще больше - по жестокости. Тот, кто вешает бомбы, как гирлянды, над головами сотен детей, кто угрожает их убить, если они заплачут, кто заставляет их пить собственную мочу, тот не остановится ни перед чем. И уже точно не перед адом.

Сегодня захват заложников, завтра уничтожение атомной станции. Почему бы и нет, раз террористам безразлична жизнь других и своя собственная? Бесполезно рассуждать об их "божественных" или "земных" мотивах. Нужно судить их по их действиям: убийцы детей хуже всех, они враги человечества, отбросы, наслаждающиеся ярким и извращенным чувством, которое дает пролитая кровь, говорит Варлам Шаламов, двадцать лет пробывший в ГУЛАГе.

Из кого состоит эта команда убийц? Из чеченцев, сообщают российские власти, даже не увидев ни одного из них. Два дня спусти министр обороны Иванов опровергает, заявляя, что среди террористов нет ни одного чеченца. Не верится. Десять арабов, негр, грузины, татары, казахи, говорят различные представители власти, не предъявляя убедительных доказательств.

Бывший президент Ингушетии прогнанный Путиным, Руслан Аушев, единственный человек, осмелившийся войти в школу для ведения переговоров без мандата, увидел многонациональную группу (ингуши, осетины, славяне). То есть, террористы не чеченцы и не представляют чеченцев.

Их немедленно осудил президент Масхадов, который просит провести международное расследование. Преступник Басаев, который брал на себя ответственность за другие массовые захваты заложников, тоже заявил, что не причастен.

Путин обвиняет "международный терроризм", не произносит слова "Чечня", требует мировой солидарности, однако отклоняет иностранную помощь в расследовании. Предложение "Интерпола" было отвергнуто. Узнаем ли мы когда-нибудь правду? Путин даже позволяет себе роскошь и цинизм превозносить героизм чеченцев перед иностранными журналистами, заявляя, что нет клочка на нашей земле, где было бы столько героев.

Параллельно Кремль не упускает возможности заклеймить весь народ, назначив вознаграждение за голову Масхадова. И вот народ, которого десять лет убивают, превращается в убийцу. Что среди террористов были чеченцы - это возможно, но что террористы были чеченцами - нет!

2) Наряду с этой группой, которую никто и ничто не может простить, оправдать, понять, существует второй компонент хаоса - Путин и его "силы правопорядка", которые "освободили" школу, полную детей, при помощи автоматов и огнеметов. Для штурма не обязательно отдавать конкретный приказ, достаточно сразу исключить всякие попытки ослабить, разделить, изолировать похитителей. "Переговоры - это признание слабости", - говорит Путин. Что привело к тому взрыву, случайность, упавшая бомба, отчаянные родители, бросившиеся спасать своих детей с оружием в руках?

Вооруженный до зубов спецназ устремляется в возникший пролом в стене, стреляя в толпу. Подобное пренебрежение к человеческой жизни: сегодня - дети, вчера - отравленные газом зрители на Дубровке - это жестокое наследие царского и сталинского прошлого. Сила должна оставаться у власти.

Вторгшись в 1999 году в Чечню, Путин заявляет, что борется с двумя тысячами террористов. На штурм маленькой республики, население которой всего один миллион человек, он бросает истребители-бомбардировщики, танки и сто тысяч солдат. Он сровнял с землей Грозный (400 тыс. жителей). Если эта бойня - борьба с терроризмом, то возникает вопрос, почему англичане не сровняли с землей Белфаст, испанцы - Бильбао, а французы - Алжир. В Беслане, так же как и во всей Чечне, проявляется жестокость КГБ. "Чекист однажды, чекист навсегда", - вот кредо нынешнего хозяина Кремля.

3) Мы отчасти несем ответственность за эту катастрофу. Ни одно западное правительство не осмелилось поставить под сомнение заслуги пиромана, который за пять лет войны не смог замочить террористов в сортирах, сжигая дома, города и деревни, однако смог посеять хаос на Кавказе. Европа и США предоставляют ему карт-бланш и соревнуются за его дружбу.

Мы помним, что по иракской проблеме столкнулись два видения мира. Париж и его союзники утверждают, что терроризм - это детище войны, которой во что бы то ни стало нужно избежать. Вашингтон и его союзники заявляют, что угнетение - причина терроризма, поскольку свобода - это мать мира. Война во имя нее может оказаться необходимой.

В Чечне сейчас идет самая страшная война на планете. Сорок тысяч погибших детей. Жестокий произвол правит в "концентрационном лагере под открытым небом" - как выражается Анна Политковская, - т.е. целой республике, систематически эксплуатируемой, закрытой для телекамер, куда проникают лишь немногие отважные журналисты.

Хороший повод для наших двух видений мира прийти к консенсусу и отдать должное тем принципам, к которым они апеллируют. Чеченская драма зависит от двух критериев: три века угнетения создали восстание. Жестокость последней войны создала нигилизм. Но нет! Великие принципы утеряны! Торжествует политика страуса: спрятав голову в песок, сильные мира сего не видят того, что может произойти.

Неужели они так быстро забыли афганский сценарий? Десять лет Красная армия развивала свой талант к уничтожению в Афганистане: разрушение страны, децимация населения, разложение социальных, умственных и моральных основ. В условиях хаоса на свет выползают самые отъявленные мошенники и фанатики. И вот появляются талибы, бен Ладен, пылающий Манхеттен. Слепой Запад бросил командира Массуда, который сначала боролся с СССР, а затем с интегралистами. Ошибку заметили слишком поздно. Из него, после его смерти, сделали кумира.

В Чечне есть умеренный лидер сепаратистов. Аслан Масхадов всегда осуждал теракты против гражданских лиц. С первых часов бесланской трагедии он заявил, что в ужасе от произошедшего, предложил свою помощь. Однако российские власти посредничеству предпочли штурм. Так же, как Массуд, он хороший стратег, в 1996 году он одержал победу над российскими войсками. Как и Массуд - он герой своего народа. Как и Массуд - он не святой: однажды он совершил ошибку и пошел на сговор, во имя национального единства против оккупантов, с экстремистами. Но, как и Массуд в Афганистане, он - единственный союзник в Чечне наших демократических стран. Именно с ним, избранным 67% голосов под наблюдением ОБСЕ президентом, нужно вести переговоры.

Уже два года он предлагает план: прекращение боевых действий, разоружение сепаратистских формирований, вывод российских войск, международные наблюдатели и временный отказ от требований независимости. Без его помощи нет выхода. Иначе, с российской стороны, будет уничтожение. А с чеченской стороны будет распространение нигилизма. Как объяснить безответственность наших ответственных лиц?

Демократические страны не могут принять идею расистской "криминализации" целого народа: чеченцы - убийцы детей - бен Ладен. Знают ли они ежедневную дозу боли чеченцев: траур, пытки, фильтрационные лагеря, исчезновения? Да, они знают. Неужели они такие наивные, что верят Путину и проглатывают утверждения, что на Кавказе царят мир и "нормализация"? Неужели они не знают, что еще один Чернобыль не пощадит никого?

Я не могу поверить в такую глупость по отношению к нашим принципам. Поневоле предполагаешь, что они доверили нашу безопасность авантюристу из Кремля. Они, быть может, в тайне надеются, что он уничтожит всех чеченцев прежде, чем кто-нибудь из выживших вступит в сговор с дьяволом нигилизма? Подобная ставка на бесконечную войну является в высшей степени аморальной, но, главное, является политической аномалией.

После стольких трагедий и в свете бойни в Беслане военные результаты Путина говорят сами за себя. Настал момент, раз Масхадов еще жив, призвать Путина к порядку, открыто и публично призвать его к смене методов.

Вот уже десять лет наши руководители с презрением относятся к "моральному негодованию". Уже десять лет они утверждают, что проводят Realpolitik. Мол, свет не сошелся клином на Грозном, давайте не будет трогать гигантскую Россию, оставим бессильные моралистические причитания интеллигенции.

Простите, но без этических принципов нет долгосрочной политики. Политика и мораль не идут порознь, как полагают политики, возомнившие себя новыми Макиавелли. Политика, основанная на аэробусах и нефти, политика реверансов, политика наплевательства на уничтожение целого народа приводит к Беслану. Это уже не политика, это слепота.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru