Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 сентября 2005 г.

Энн Хорнеди | The Washington Post

Не лишайте их надежды

Сегодня, когда президент России Владимир Путин придет в Белый дом, они с президентом Бушем будут обсуждать такие глобальные проблемы, как окружающая среда, ядерное оружие и терроризм. Но я надеюсь, что в какой-то момент они поговорят об Алексее, Кате, Роме, Мише и Виктории.

Алексей и Катя - это лишь двое из 50 тыс. детей, усыновленных американскими семьями в России с 1991 года. Рома и Миша - лишь двое из 30 тыс. детей, не имеющих дома и живущих на московских улицах и вокзалах. Они и их друзья стали героями пронзительного документального фильма "Дети Ленинградки", который будет показан по кабельному каналу Cinemax 28 сентября.

Виктория - это моя дочь, жизнерадостная трехлетняя красавица, которую мы с мужем удочерили в Карелии год назад. И хотя я не всегда могу говорить от ее имени, даже когда она так мала, я уверена, что она присоединилась бы к тысячам семей, которые просят Путина противостоять попыткам ограничить или даже прекратить международное усыновление в его стране.

Американские усыновления в России стали предметом пристальной проверки после убийства шестилетнего Алекса Павлиса его матерью в 2003 году и гибели в этом году, предположительно от рук матери, двухлетней Нины Хилт. Обоих детей усыновили в России. (На этой неделе сообщения об 11 приемных детях, которых родители держали в клетках, вызвали озабоченность, хотя дети были не из России.)

Смерть Алекса и Нины, как и смерть любых детей, родных или усыновленных, непростительна. Но, если они свидетельствуют о важности усовершенствовать российский мониторинг жизни детей после усыновления американцами, эти редкие случаи нельзя использовать как предлог для прекращения усыновлений. Слишком много жизней поставлено на кон.

Когда мы познакомились с Викторией, она жила в маленьком сиротском приюте в Сортавале, в нескольких милях от финской границы. Учреждение "Сказка", страдавшее от хронического отсутствия финансирования, представляло собой напоминающее барак строение в центре шумного города. Но внутри царила теплая атмосфера; неутомимая директор приюта использовала всю свою изобретательность, сострадание и экономность, чтобы создать максимально безопасную, здоровую и нежную обстановку для своих питомцев.

О Виктории, попавшей в приют после того, как ее в младенчестве оставили в больнице, в Сортавале заботились так хорошо, что мы без колебаний оставили ее там, ожидая момента, когда мы станем ее законными родителями.

Викторию и других детей из "Сказки" можно назвать счастливчиками, которых, скорее всего, усыновят любящие родители из России, Америки или Европы. Но лишь случайный поворот судьбы отделяет их от детей Ленинградки, занимающихся попрошайничеством и проституцией, нюхающих клей и обреченных на раннюю смерть. Когда в Российской Федерации так много детей, нуждающихся в доме, трудно понять логику тех, кто перекрывает важный путь к надежной и любящей семье.

Но именно таков результат некоторых мер, недавно одобренных и предложенных российскими законодателями. К счастью, на прошлой неделе Дума отвергла предложение о полном моратории на международные усыновления. Но в январе она приняла закон, увеличивающий с трех до шести месяцев период, в течение которого ребенок должен оставаться в федеральной базе данных, прежде чем станет возможным его усыновление иностранцами. При этом реорганизация правительственных механизмов означала, что несколько агентств лишились аккредитаций на работу в России. Более того, некоторые чиновники потребовали, чтобы США подписали двустороннее соглашение, открывающее российским властям доступ к усыновленным детям, что противоречит многостороннему соглашению, ждущему ратификации в рамках Гаагской Конвенции.

Озабоченность российских граждан будущим детей, родившихся в этой стране, легко понять. Мы с мужем принимаем участие в мониторинге судьбы Виктории после переезда и благодарны людям, которые продолжают заботиться о ее благополучии. Но вместо того, чтобы осложнять жизнь семьям вроде нашей, российское правительство могло бы предпринять более позитивные шаги.

Вместо того чтобы требовать двустороннего соглашения, оно могло бы добиваться скорейшей ратификации Конвенции о международном усыновлении, которая дала бы возможность федерального надзора за международными усыновлениями, установила бы жесткие профессиональные стандарты для агентств, чиновников и судов.

Оно могло бы покончить с практикой независимых усыновлений в России. По данным Национального совета по усыновлениям, независимые агенты не подчиняются жестким требованиям, установленным для аккредитованных агентств, и это означает, что возможны лазейки в процедурах отбора, отчетности и прозрачности.

Конечно, даже самые респектабельные агентства могут внимательнее оценивать потенциальных родителей и лучше следить за тем, что происходит с детьми, когда их привезли домой. Плохое обращение даже с одним ребенком или его смерть - это повод для глубокой печали и размышлений. Но будет не просто позором, а трагедией, если в результате в России станет больше Ром и Миш и меньше Алексеев, Кать и Викторий.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru