Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
16 сентября 2008 г.

Михаэль Празан | Le Monde

Украина - "европейская страна"? Вряд ли

"У Украины, европейской страны, с Европейским союзом общая история и общие ценности". Так говорится в совместном заявлении, принятом по завершении саммита Украина-ЕС, состоявшегося по указанию президента Николя Саркози в Париже 9 сентября и ставшего формальным приглашением Украины к возможному вступлению в ЕС после 2009 года.

Европейцы, которые, видимо, недостаточно обожглись на катастрофической авантюре президента Михаила Саакашвили в Грузии и последовавшей демонстрации силы Россией, настаивают, что отныне Украина считается в ЕС "европейской страной".

Однако проблема Крыма, русскоговорящего полуострова, богатого минералами и углеводородами, ничуть не меньше южноосетинской, а российские притязания на эту территорию, несомненно, еще сильнее. Даже если Россия по геополитическим мотивам и не собирается завтра аннексировать Крым - хотя на такой аннексии настаивает большинство жителей Крыма, - полуостров остается одной из болезненных точек, а в случае вступления Украины в ЕС будет, в лучшем случае, безнадежно запутанным узлом, который приведет к новой холодной войне, а в худшем - театром назревающего конфликта, с которым придется справляться европейцам.

Но вернемся к выше процитированному заявлению. Во-первых, "общая история". О какой такой общей истории идет речь? На Украине история - сложный континуум, где наследие Второй Мировой войны и советской эпохи живо как нигде и продолжает диктовать культурный, географический и идеологический контекст.

В столице Крыма Симферополе редко когда услышишь украинскую речь - украинские слова используются разве что для того, чтобы высмеять "прозападное" правительство Виктора Ющенко. Подавляющее большинство жителей Крыма - пожалуй, за исключением только татарского меньшинства, присягнувшего на верность нацистским захватчикам, - считают себя русскими, говорят по-русски и обращают свои взоры на Киев лишь для того, чтобы высказать свое недоверие украинской метрополии. Следует отметить, что украинская национальная идентичность, по меньшей мере, проблематична.

Все границы страны, будь то южная с Румынией, или западная с Польшей, "плавали" в зависимости от вторжений и аннексий, которым Украина подвергалась на протяжении всей своей истории - настолько, что можно даже задаться вопросом, а где же именно эта "территориальная целостность", упомянутая в заявлении, подписанном ЕС в Париже. Нацистское вторжение в июне 1941 года, как и советская аннексия, узаконенная в Ялте, оставили здесь неизгладимый след.

Как бы удивительно это ни звучало, но если весь Крым живет ностальгией по СССР, то некогда польская Галиция, сегодня входящая в состав Украины и крайне националистически настроенная, в свою очередь, испытывает ностальгию по своей верности нацистским оккупантам, что придает особый оттенок термину "прозападная", который в данном случае вряд ли совместим с "общими ценностями". Это настолько очевидно, что 27 июля во Львове, бывшем Лемберге, столице Галиции, совместно с местным телевидением была организована большая демонстрация в память об УПА (украинском националистическом движении, сотрудничавшем с нацистами, прежде чем обернуться против них) и дивизии "СС Галиция" - вспомогательном подразделении СС, в которое входили украинские нацисты, совершавшие убийства, в частности, на территории бывшей Югославии.

Стоило посмотреть на город, где гордо реяли штандарты СС и афиши со свастикой, приглашавшие на демонстрацию, в сердце того, что в будущем станет Европой! Эта демонстрация проливает тусклый свет на так называемые "общие ценности", которые связывают нас с западными украинцами. Потому что на Украине выбрать западный лагерь часто означает идентифицировать себя с УПА и дивизией "СС Галиция", настолько противостояние "пророссийских" и "прозападных" сил тесно связано с радикальными антагонизмами, вытекающими из катастроф XX века.

"Ветеранам" этих националистических формирований киевское правительство до сих пор раздает медали и награды; одна улица во Львове носит имя Степана Бандеры, известного националиста 1940-х годов, заключившего союз с немецкими "освободителями" в первые месяцы фашистского вторжения. Полное уничтожение евреев в Галиции передвижными отрядами ликвидаторов и их украинскими помощниками - табу, о котором здесь не принято говорить.

Геноцид евреев, в котором участвовала значительная часть населения Украины, - та часть истории, которая подвергается постоянному переписыванию на уровне самых высших государственных инстанций. Напомним, что рвы, в которые сбросили трупы почти миллиона еврейских жертв нацизма и которыми чудовищным образом усыпана "территориальная целостность" Украины, являются памятными мемориалами только для советских граждан и еврейских организаций: только они устанавливали там стелы и памятные монументы. Украина Виктора Ющенко, который руководит беспорядочно демократической и чрезвычайно коррумпированной нацией, похоже, менее восприимчива к памяти этих жертв, чем к патриотической браваде вспомогательных отрядов дивизии "СС Галиция".

По мнению Эфраима Зурова, президента иерусалимского центра Симона Визенталя, осуществляющего операцию "Последний шанс" - имеется в виду последняя возможность предать правосудию нацистских преступников до их смерти, - вступление в Европу и НАТО даст Украине карт-бланш на ее отказ трезво и честно оценить свое прошлое. Аналогичным образом это случилось с прибалтийскими государствами, отказывающимися судить своих военных преступников (вступление этих стран ЕС позволило им начать историю с чистого листа, стерев прошлое). "Худшее, что может произойти, - считает Эфраим Зуров, - это если Украина вступит в ЕС или НАТО, прежде чем она сможет посмотреть в лицо своему прошлому и признать правду. Ибо как только она вступит в ЕС или НАТО, никакое давление на нее станет невозможно, и битва за память, справедливость и правду будет окончательно проиграна".

Провозглашение независимости стран-сателлитов СССР, произошедшее на заре 1990-х, лишь на время усыпило гигантские идентификационные, языковые, исторические и географические расколы, образовавшиеся в ХХ веке. Есть опасения, что война за Южную Осетию будет лишь прологом к длительным грядущим конвульсиям.

Европе в данной ситуации следовало бы дважды подумать, прежде чем обещать этой стране принять ее в Европейский союз. Раз уж речь заходит о вопросах памяти, вопросах, касающихся нашей "общей истории", зачем требовать от Турции в качестве предварительного условия для любых переговоров о ее вступлении в ЕС признать геноцид армян, если с Украины заранее снимается вся ответственность за геноцид евреев и ее нынешние попытки фальсифицировать историю?

Николя Саркози в ходе предвыборной кампании выступил против интеграции Турции в ЕС из страха, как он сказал, что придется решать курдский, иракский и сирийский вопросы у дверей европейского континента. Однако, оценив все эти вопросы - исторические, мемориальные, геополитические, - становится ясно, что прием таких стран, как Украина (или Грузия) повлечет за собой гораздо более тяжелые последствия.

Михаэль Празан - писатель и режиссер-документалист

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2021 InoPressa.ru