Архив
Поиск
Press digest
12 августа 2020 г.
16 мая 2005 г.

Маркус Венер | Frankfurter Allgemeine

Страх Путина перед бессилием

"Мой взгляд на Россию, конечно, более критический, чем у канцлера", - говорит, улыбаясь, Гернот Эрлер. 61-летний заместитель председатель фракции СДПГ - признанный специалист по России среди германских политиков и своего рода советник Герхарда Шредера по славянским странам

За политикой канцлера в отношении России Эрлер, который считается в партии левым, наблюдает с критической солидарностью. "Важно привязать к себе Россию, ибо только так можно на нее влиять", - говорит он. Он осознает границы этого влияния. И знает, что Шредер прислушивается к нему, когда речь идет о России.

Берлин хочет оказывать влияние

Эрлер слишком хорошо знает восточноевропейскую реальность, чтобы иметь на нее легкий некритический взгляд. В 60-е годы в Берлине он в Свободном университете изучал историю, славянские языки и политологию, с 1969 года в течение десяти лет в качестве научного сотрудника работал в отделении восточноевропейской истории университетв Фрейбурга. После прихода Вилли Брандта на пост канцлера Эрлер в 1970 году вступил в СДПГ, а в 1987-м был избран депутатом бундестага. С точки зрения российского гражданина Владимир Путин обладает невероятной полнотой власти, говорит Эрлер. "Но когда дело доходит до дела, вся система отказывает".

Путин периодически ощущает бессилие - как при катастрофе на атомной подводной лодке "Курск" в 2000 году, как при захвате заложников в Московском музыкальном центре в 2002-м или при зверском нападении чеченских террористов на школу в Беслане в прошлом году. "Ответ Путина всегда рефлекторен: мне нужно еще больше власти". Но с таким же успехом можно прийти к противоположному выводу, считает Эрлер. "Потому что настоящая проблема заключается в том, что никто не берет на себя ответственность, поскольку она никому не делегирована". Берлин хочет попытаться оказать в этом вопросе влияние на Путина. "Мы не считаем, что избыток централизма ведет к успеху", - говорит Эрлер.

"Только простая формальность"

Вывод о том, что хорошие отношения Шредера с Путиным непосредственно не приводят к желаемым результатам, Эрлер делает на примерах хотя бы недавнего прошлого. Так, после драмы в Беслане во время встречи со Шредером в Гамбурге и в замке Готторф в декабре 2004 года Путин в "критическом диалоге" с Германией согласился с тем, что регионализация ответственности не является эффективным методом в борьбе с терроризмом. Однако люди из окружения Путина, например уполномоченный по Чечне Дмитрий Козак, когда он спустя несколько недель прибыл в Берлин, ничего об этом не знал. "Нам снова и снова приходится рассказывать людям Путина, о чем мы договорились с Путиным", - говорит Эрлер.

Российский президент также забыл проинформировать Михаила Горбачева, который с российской стороны возглавляет "Петербургский диалог" между гражданскими обществами, о достижении договоренности о проведении широкой дискуссии о достоинствах и недостатках централизма и федерализма. "Путин, наверное, подумал, что для Шредера это простая формальность, которая должна сопровождать встречу в верхах. То, что мы хотим этого на самом деле, его поражает".

Никакой реакции из Кремля

После террористического акта в Беслане Эрлер выступил за широкий пакт стабильности для всего Кавказа. Ведь Путин в своей речи по окончании кровавой драмы в Беслане не только заявил о существовании мрачной теории заговора, но и назвал социальные отношения на Северном Кавказе питательной средой для терроризма. Сегодня Эрлер согласен, что эту идею осуществить невозможно - слишком много отговорок у Москвы, которая считает, что ее суверенитет находится под угрозой, слишком много страхов у соседних государств, которые боятся доминирования России на Кавказе.

Однако Шредер и Путин пришли к выводу, что Германия, чтобы улучшить отношения Москвы с ее северокавказскими республиками, могла бы помочь советами. Кроме того, Берлин предложил организовать обучение сотрудников администрации для Северного Кавказа. Но до сих пор из Кремля нет никакой реакции на эти предложения, хотя Путин их и одобрил. Быстро Москва предоставила Берлину только список необходимого медицинского оборудования. "Путин должен заметить, что мы мыслим конкретными категориями", - говорит Эрлер. Он предупредил канцлера, что тот должен поднять вопрос еще раз.

"Россия идет"

И в других ситуациях германо-российское сотрудничество не столь безоблачно, как может показаться в свете совместных выступлений Путина и Шредера, например на ярмарке в Ганновере или на празднике Победы 9 мая в Москве. Так, Путин подал канцлеру сигнал, что приобретение концерном Siemens российского машиностроительного предприятия "Силовые машины" больше не является проблемой. Однако несколькими днями позже последовал отказ со стороны уполномоченного российского ведомства. "Мы переоценили возможности Путина", - говорит Эрлер.

Политик, который также является координатором в области сотрудничества неправительственных организаций двух стран, на примере трех случаев изложил в новой книге свои критические взгляды на Россию. Это драма с захватом заложников в Беслане, конфликт вокруг арестованного нефтяного миллиардера Михаила Ходорковского, которому вот-вот будет вынесен приговор, и "оранжевая революция" на Украине, которую Россия ("большой брат") рассматривает как поражение и как вызов.

Он назвал книгу, вышедшую в издательстве Herder-Verlag, "Россия идет", связывая надежды, в первую очередь, с молодым поколением. Однако Эрлер не верит в демократическую революцию в России по примеру украинской. "Там в котле нет никакого давления", - говорит он.

Источник: Frankfurter Allgemeine


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru