Архив
Поиск
Press digest
7 августа 2020 г.
16 ноября 2009 г.

Лоран Вальдигье | Le journal du dimanche au quotidien

Аркадий Гайдамак: "Ширак и Вильпен знали обо всем, что я делал"

В интервью Le Journal du Dimanche Аркадий Гайдамак подтвердил обвинения, выдвинутые ранее Шарлем Паскуа в отношении Жака Ширака и Доминика де Вильпена, которые, по словам бывшего министра внутренних дел, знали об участии Гайдамака в освобождении французских пилотов, захваченных в плен в Боснии. "Разумеется, они знали о том, что я делал! Тому есть ряд доказательств. Сегодня я могу рассказать, как проходило освобождение пилотов", - сказал он.

Когда в Боснии был сбит французский самолет, министр внутренних дел Шарль Паскуа попросил Гайдамака через российские спецслужбы разведать, что там произошло. Он поехал в Москву, где встретился с генералом ФСБ Барсуковым, который направил его к полковнику Кулишу, уже ездившему в бывшую Югославию на поиски тел убитых российских агентов. "Русские были готовы помочь, и я пригласил Жана-Шарля Маршиани в Москву и представил его генералу Барсукову. Но русские хотели получить официальное подтверждение от Елисейского дворца", - сказал Гайдамак. "Тогда генерал Зеленин, представлявший российские спецслужбы в Париже, отправился в Елисейский дворец. По его словам, он встретился с Домиником де Вильпеном, чтобы объяснить ему, что мы можем сделать. Не удалось бы ничего сделать без прямой договоренности русских с администрацией французского президента", - подчеркнул он.

Потом Аркадий Гайдамак за собственный счет зафрахтовал самолет на Белград, куда направился вместе с Маршиани и Кулишом, который связался с сербами. Положение затруднял тот факт, что французские пилоты попали в плен к радикальным боснийским сербам, которые не подчинялись даже Младичу, отметил Гайдамак в беседе с корреспондентом Лораном Вальдигье. После этого Маршиани позвонил Шарлю Паскуа и "даже, кажется, в Елисейский дворец". Вся эта операция обошлась Гайдамаку в 500 тыс. долларов, при этом он не получил "ни сантима" из 900 тыс. франков, выделенных на эту операцию Елисейским дворцом из специальных средств, рассказал Гайдамак.

Что касается врученной ему медали "За заслуги", Гайдамак отметил, что "ничего ни у кого не просил". "Жан-Шарль Маршиани предложил мою кандидатуру, и я получил письмо из администрации президента о награждении меня медалью по личному указу Жака Ширака. Письмо датировано 16 мая 1996 года и подписано Бертраном Ландрье, возглавлявшим в то время президентскую администрацию. 14 июля я получил медаль из рук Маршиани, тогда бывшего префектом Вара. Я не знал, что Пьер Фальконе двумя днями ранее осуществил денежный перевод ассоциации France-Afrique-Orient, вице-президентом которой был Шарль Паскуа. Абсурдно связывать эту медаль с этим переводом. Но в деле о продаже оружия Анголе учитывались только доводы, доказывающие вину, тогда как ни один аргумент в пользу подсудимых не принимался во внимание", - подчеркнул Гайдамак, рассказав, что он участвовал также в освобождении четырех агентов французской внешней разведки (DGSE), похищенных в Чечне, где они работали под прикрытием гуманитарной миссии.

"Я организовал освобождение четырех офицеров с помощью генерала Зорина, возглавлявшего российскую контрразведку, и Раймона Нара, бывшего вторым человеком во внутренней контрразведке (DST). Лионель Жоспен был премьер-министром, а Жак Ширак - президентом. Русские не хотели иметь ничего общего с DGSE, внедрившей к ним своих агентов через Грузию. Поэтому самые высшие органы французской власти должны были одобрить тот факт, что этим занялась DST вместе со мной. Операция была очень сложной, с российской стороны были погибшие. И за это я тоже не просил медалей. Сегодня благодаря мне шесть французских офицеров живы и вернулись к семьям. А я оказался обвиняемым по откровенно сфабрикованному делу", - сказал Гайдамак.

Как отметил бизнесмен, оружие в Анголу через Францию не продавалось, а поставлялось напрямую из России. И он, и Пьер Фалькон - граждане Анголы, и занимались продажей ангольской нефти. По имеющимся у Гайдамака сведениям, Фалькон встречался по этому вопросу с Вильпеном, следовательно, Елисейский дворец и здесь был в курсе дела, что утверждает и Паскуа. "Дело Анголагейт было сфабриковано, чтобы помешать Паскуа участвовать в президентских выборах 2002 года. Эта операция прекрасно сработала. Если бы Шарль Паскуа был кандидатом, не было бы второго тура с участием Ширака и Жоспена. Тогда бы Жоспен мог победить. Clearstream - дело рук той же команды, пытавшейся помешать Николя Саркози. Но эта операция провалилась", - сказал Гайдамак в заключение.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru