Архив
Поиск
Press digest
16 сентября 2019 г.
17 апреля 2015 г.

Маша Гессен | The New Yorker

Битва за цветы на Немцовом мосту

11 апреля люди начали приносить цветы на место на Большом Москворецком мосту, где 27 февраля был застрелен оппозиционный политик Борис Немцов, повествует в своей статье в The New Yorker журналистка Маша Гессен. Туда также принесли несколько больших портретов Немцова и две таблички с надписью "Немцов мост". "Это название, под которым этот мост все более известен в определенном подмножестве россиян", - поясняет автор.

Так мемориал Немцову восстанавливали в четвертый раз, пишет Гессен. Первый мемориал возник спонтанно: люди начали приносить цветы, портреты и свечи на следующее утро после убийства. Затем, в одну из ночей, мемориал был демонтирован.

"На следующее утро люди снова принесли цветы. То, что началось как спонтанное проявление скорби, теперь стало делом принципа", - говорится в статье. Затем мемориал снова убрали.

"После этого мемориал превратился в "сизифов труд" - и в организованные усилия", - пишет автор. Активист Максим Кац взялся частично координировать покупку и доставку цветов.

После того, как 9 апреля мемориал снова убрали, Кац предложил устанавливать его на 36 часов еженедельно, под непрерывной охраной.

"В субботу утром мемориал охраняла 51-летняя Надежда Митюшкина, соцработник, ветеран продемократического движения", - говорится в статье. Она тесно сотрудничала с Немцовым. "Мне все время хочется позвонить ему и что-то с ним обсудить", - сказала она в интервью Гессен.

В воскресенье команда Каца увезла на хранение все портреты, кроме одного. Но днем в понедельник мемориал с множеством цветов оставался невредим. "Женщина лет тридцати восьми в дорогой одежде разговаривала с пожилым мужчиной в заношенном пальто. Они явно только что разговорились, и теперь женщина пыталась убедить мужчину, что убийство Немцова было совершено по приказу Кремля", - повествует Гессен.

"Какой в этом был бы смысл?" - спросил мужчина, подразумевая, что Немцов не представлял опасности для Путина.

"А какой смысл бороться с цветами?" - спросила женщина, указав на мемориал. "Это значило: мы знаем, что это правительство все время уничтожает мемориал, а цветы, конечно, еще менее опасны, чем Немцов", - поясняет Гессен.

"Но было очевидно, в чем смысл борьбы с цветами: мемориал превратился во что-то вроде публичного пространства, в место, где два незнакомых человека могут вести подобные дискуссии. Путинский режим страшится публичного пространства, он предпринял энергичные и эффективные усилия для его разрушения", - говорится в статье.

Источник: The New Yorker


facebook
Читайте также:
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru