Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 августа 2004 г.

К. Дж. Чиверс | The New York Times

Новый лидер Грузии беспокоит и Россию, и Америку

С января, когда он занял должность президента Грузии, Михаил Саакашвили, получивший юридическое образование в Нью-Йорке, гонит страну по пути своих амбиций.

Завоевав поддержку народа, сместив своего предшественника Эдуарда Шеварднадзе, Саакашвили начал борьбу с коррупцией, пообещал возродить грузинскую экономику и объединить раздробленное государство.

Его энергия и взятый темп вызвали симпатию у соотечественников, популярность президента по-прежнему высока.

Но в последние недели он со своими популистскими устремлениями споткнулся о центральный вопрос грузинской государственности: объединение с отколовшимися регионами - Южной Осетией и Абхазией.

Саакашвили подчеркнуто настаивал на объединении, чем вызвал рост напряжения в обоих регионах. После того как судно береговой охраны Грузии открыло огонь по кораблю, двигавшемуся в направлении Абхазии, он заявил, что распорядился топить суда, появление которых не санкционировано. Потом он мрачно порекомендовал русским туристам держаться подальше.

Критики незамедлительно обвинили его в неопытности и в том, что он играет с огнем. "Я думаю, вопрос уже не в том, не допустит ли он ошибок, - говорит Кристофер Уотерс, специалист по Грузии из британского университета Ридинга, - он уже дал маху".

Путь к объединению таит в себе потенциальную угрозу. У России и США имеются конкурирующие интересы на Кавказе, стратегической территории на стыке Европы и Азии, и Россия открыто поддерживает сепаратистов. Одна российская газета сравнила Саакашвили с Фиделем Кастро - он тоже лидер маленькой страны, из-за которого лидеры крупных держав проводят ночи без сна.

Почему Саакашвили рискнул вызвать напряжение своими заявлениями, остается открытым вопросом. Но теперь, когда всеобщее внимание уже приковано к нему, возникает другой простой вопрос: что он будет делать дальше?

Отдавая себе отчет в нарастании напряженности, он неоднократно говорил, что не будет подталкивать страну к войне и что намерен действовать поэтапно. Но одновременно с этим он заявлял, что грузинские вооруженные силы в случае столкновений способны оказать сопротивление - другими словами, он считает насилие возможным.

"Маловероятно, что они начнут стрелять в нас, а мы откроем ответный огонь, и в результате начнется война, - сказал он. - Мы умеем себя контролировать".

На вопрос о планах относительно Абхазии Саакашвили, по сути, признался, что находится в тупике. "Откровенно говоря, у меня нет прямого ответа", - сказал он.

Практически каждый день ситуация накаляется.

Политические делегации - и грузинские, и российские - уже попадали под обстрел из стрелкового оружия, перемещаясь вблизи Южной Осетии в последние две недели. Грузинская сторона выражала недовольство вторжением российских самолетов в воздушное пространство Грузии над Кавказским хребтом.

Несмотря на риски, по мнению некоторых аналитиков, действия Саакашвили являются частью политического расчета. "Для него было очень важно показать, что он - тот человек, который изменит Грузию, изменит статус-кво", - говорит президент Грузинского фонда стратегических и международных исследований Александр Рондели.

Марта Олкот из фонда Карнеги в Вашингтоне говорит, что наступление на сепаратистов потребовалось ему для завоевания авторитета, необходимого, чтобы справиться с другими проблемами, в том числе с возрождением экономики.

"По мере того как он из девятидневного чуда становится настоящим президентом, он должен завоевывать доверие, - говорит она. - Другой вопрос, не мог ли он справиться с этим лучше. Я думаю, что мог".

Другие проявляют меньше оптимизма, говоря, что Саакашвили просчитал возможные риски так, как это должен был сделать глава государства. Кристофер Уотерс отмечает, что грузинский президент, известный своим красноречием, склонен думать вслух. Уотерс называет эту черту "политикой потока сознания".

Ричард Майлз, посол США в Грузии, сказал в интервью на прошлой неделе, что США убеждают политических противников отказаться от вооруженных действий и встать на путь переговоров. Вашингтон всегда был покровителем Грузии, за истекшее десятилетие Грузия подучила от США 1,2 млрд долларов финансовой помощи. Перед лицом возможного конфликта участники событий пытаются оценить позицию Вашингтона.

Ставшее более твердым поведение абхазского правительства свидетельствует о результатах их расчетов: Вашингтон будет на стороне молодого президента Грузии только до определенного момента. "Я не думаю, что американские солдаты будут сражаться за объединение Грузии", - сказал спикер парламента Абхазии Нузгар Ашуба.

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru