Архив
Поиск
Press digest
21 октября 2020 г.
17 августа 2005 г.

Хотя утечка мозгов из России, по сравнению с 90-ми годами, замедлилась, нет сомнения в том, что эмиграция интеллигенции представляет опасность для будущего страны. Корнями эта проблема уходит очень глубоко

Постсоветская интеллигенция уезжает

"Возможно, я наивный идеалист, - сказал недавно в интервью газете "Известия" тридцатилетний физик Максим Чернодуб, уже получивший известность в мире, - но я действительно хочу учить студентов, которые желают работать на Россию, а не на какую-нибудь Toshiba. Я не хочу использовать свой интеллектуальный потенциал на благо другой страны". Выразительные, упрямые слова молодого ученого, который в настоящий момент после длительной научной стажировки в Японии снова работает "дома". Он получает "президентскую стипендию", которая вкупе с зарплатой за преподавательскую деятельность приносит ему 6500 рублей в месяц - такую сумму Чернодуб зарабатывал в Японии за три часа.

Тот факт, что успешный российский ученый при таких условиях отказывается от карьеры за рубежом и вместо этого, движимый патриотическими чувствами, изо всех сил поддерживает "отечественную науку", представляет собой редкое исключение. Это идет в разрез с "утечкой мозгов" - феноменом, на который все жалуются и который после распада Советского Союза, достигнув своего пика в середине 90-х годов, принял катастрофические масштабы. В настоящее время работает только половина из тогдашнего числа профессиональных ученых. Вдвое сократилось и количество молодых научных работников, занявших место старых, в то время как затраты государства на науку и образование сократились в десять раз.

Причиной отъезда из страны тысяч ученых, занимающихся гуманитарными и естественными науками, а также множества инженеров и техников, является не только мизерная зарплата, но и социально и технологически неадекватные условия труда и политика государства по отношению к науке в целом, которая скорее разрушает, а не поддерживает российскую систему образования и интеллигенцию. Хотя по поводу объемов и последствий утечки мозгов и ведутся споры, нет никакого сомнения в том, что она представляет собой серьезную угрозу для безопасности и экономического развития Российской Федерации. Только недавно власти начали что-то предпринимать, чтобы ограничить негативные последствия этого явления. С одной стороны, Россия пытается вернуть своих лучших ученых из-за границы, взывая, главным образом, к патриотическим чувствам; с другой стороны, новые стипендии, места в научных институтах и конкурсы должны поддерживать заинтересованность молодежи в научной карьере в России.

Парадоксальное присутствие

Пока что мозги в Россию обратно не потекли. Пожалуй, можно говорить об их перетекании туда и обратно, и то только в области искусства и гуманитарных наук. Действительно, многие работающие за границей российские историки, социологи, философы, литераторы и лингвисты, как и раньше, издают свои публикации, главным образом, в России, где они - типичный для России парадокс! - находясь в другом месте, создали особый эффект присутствия. Самые актуальные и обсуждаемые сейчас в Москве теории в области гуманитарных наук были созданы в основном "американскими профессорами", такими, как Михаил Эпштейн, Юрий Дружников, Борис Парамонов, Михаил Ямпольский, Ирина Паперно или Андрей Зорин, которые сплошь являются русскими эмигрантами среднего поколения. Так как и их коллеги, уехавшие (или высланные) еще в советские времена, например, культуролог Борис Успенский, искусствовед Борис Гройс или литераторы Александр Жолковский и Игорь Смирнов, не думают о возвращении в Россию, они создали там диаспору интеллигенции, которая из-за границы оказывает сильное влияние на гуманитарные науки на родине.

Так же обстоят дела и с художественной литературой, значительная часть которой, преимущественно на русском языке, создается за пределами России, но появляется, главным образом, в центральных или региональных издательствах Российской Федерации. Показательным примером этого может служить проживающий в Швейцарии прозаик Михаил Шишкин, чье последнее произведение "Венерин волос" недавно было выбрано "нацбестом" (национальным бестселлером), что вызвало в Москве и Петербурге скорее раздражение, чем одобрение, так как получивший премию текст не является ни бестселлером, ни, тем более, национальным литературным памятником.

Стоит, однако, заметить, что популярные в России произведения, в основном, ориентируются либо на западную массовую продукцию потребления, либо по-прежнему на советскую литературу, тогда как литература эмиграции отвечает гораздо более высоким художественным и интеллектуальным запросам. То, что авангард современной российской поэзии, начиная с Алексея Парщикова и Сергея Бирюкова и заканчивая Верой Павловой, предпочитает работать за границей, и то, как они это делают, зафиксировано в антологии, содержащей тысячу страниц. Недавно она была представлена в России под названием "Освобожденный Одиссей" и дает внушительный обзор работ 244 русскоговорящих авторов из 26 стран.

Происходящая в настоящий момент утечка мозгов из России подспудно следует некоей динамике, которая зародилась вскоре после организованной большевиками Октябрьской революции, однако была обоснована не экономическими, а политическими и идеологическими причинами. Ленин сам был, как показывают последние публикации сведений из архивов спецслужб, главным инициатором введения цензуры, чисток в университетах и других учебных заведениях, избавления их от "буржуазных" и "монархических" элементов, закрытия всех так называемых антимарксистских литературных кружков, частных типографий, издательств и журналов. Уже вскоре после гражданской войны началась сильная утечка "мозгов", не укладывавшихся в советскую систему, на Запад. Сотни тысяч эмигрировали более или менее добровольно, тысячи людей насильно были принуждены выехать из страны.

Россия так и не оправилась

В мае 1922 года Ленин потребовал от тогдашнего народного комиссара юстиции Курского "более широкого применения расстрелов" для непокорных интеллигентов всех сортов вместо принудительной высылки в эмиграцию. По его настоянию зимой и осенью того же года в ходе акции, проведенной на территории всей страны, было арестовано 225 человек, которых принудили на свои средства, с семьей или без нее, уехать в Германию. Среди них были такие писатели, как Бердяев, Булгаков, Ильин, Лосский, Карсавин, Осоргин, Сорокин, Степун. Всего в общей сложности, по данным В. Н. Сойфера, "по распоряжению Ленина из страны было выслано около 2000 выдающихся представителей науки и культуры России". От этого вымывания интеллигенции, к которому стоит добавить еще тех, кто уехал добровольно (как, например, семья Набоковых, художники Шагал, Ларионов и Кандинский, писатель Евгений Замятин, режиссер и драматург Николай Евреинов), Россия так до конца никогда и не оправилась. Не следует также забывать о позднее имевшей место "утечке мозгов" во внутреннюю эмиграцию, не говоря уже о жертвах сталинских чисток. К этому всему еще нужно добавить длившееся десятилетиями - начиная с 1918 года - разрушительное воздействие государственной цензуры, которая в СССР выполняла не только функции контроля, но и карательные функции.

В отличие от цензуры в других странах, советская цензура занималась не только неугодными произведениями, но и неугодными авторами. Советская система слишком долго и слишком усиленно себе же в ущерб избавлялась от своей интеллигенции. Тем более жаль, что эта интеллигенция и в постсоветской России не может найти опоры, которая ей необходима, чтобы укорениться здесь и приносить пользу.

Источник: Neue Zürcher Zeitung


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru