Архив
Поиск
Press digest
13 ноября 2018 г.
17 декабря 2009 г.

Чарльз Кловер | Financial Times

Россия: уход в тень

Российская поговорка "У Кремля много башен" означает, что фракции правящей элиты соперничают между собой, пишет журналист The Financial Times Чарльз Кловер. С начала текущего десятилетия самая высокая башня принадлежит так называемым силовикам, продолжает он, однако с окончанием президентства Путина в 2008 году численность силовиков в высших правительственных эшелонах уменьшилась впервые за 20 лет.

В 2007 году могущество силовиков достигло пика: они составляли две трети сотрудников Администрации президента, утверждает социолог Ольга Крыштановская, но в текущем году их численность в этом ведомстве снизилась, составив менее 50%. Возможно, это знаменует постепенное движение к гражданскому правительству и либерализацию настроений элиты, считает Крыштановская. "При Путине люди из спецслужб вышли на первые роли, но для них это было нетипично. Они не привыкли находиться в центре внимания, и теперь все они вернулись в тень, на вторые роли", - говорит она. С мнением, что влияние силовиков постепенно ослабевает по сравнению с 2000-2008 годами, согласен и советник президента Медведева Игорь Юргенс.

"Многое зависит от намерений Путина, а расшифровать их сложно", - пишет газета, отмечая, что Путин сохранил репутацию самого влиятельного российского политика. Тот факт, что Путин выбрал Медведева в качестве преемника, может означать, что он сам счел необходимым обуздать власть силовиков. И все же, по мнению Крыштановской, советская система, когда за каждым начальником шпионил его заместитель - сотрудник КГБ, сохраняется и доныне.

Нельзя считать, что у всех силовиков одинаковое мировоззрение, указывает генерал КГБ в отставке Алексей Кондауров: "Одни занялись бизнесом, другие стали верующими, третьи сделались клептократами". По словам источника, ранее занимавшего высокий пост в Кремле, силовики порой враждуют между собой не меньше, чем с другими фракциями. "И все же путинские силовики оставили большой отпечаток в политической эволюции России", - считает автор статьи. По мнению ряда аналитиков, силовики совершили "мягкий государственный переворот", превратив молодую демократию в иерархическое и патерналистское государство. Попутно была введена консервативная идеология, напоминающая о столпах правления царя Александра III: самодержавие, православие, народность.

Между тем в современном мире СМИ и диффузных центров власти методы силовиков, пожалуй, менее эффективны, чем в закрытом тоталитарном государстве. "Всем ясно, что главный инструмент управления страной - телевидение, а не армия, спецслужбы или правоохранительные органы", - заметил кинокритик Даниил Дондурей. По мнению Чарльза Кловера, Путин - прирожденный шоумен, инстинктивно владеющий уменьем выступать в эфире, но среди сотрудников спецслужб он скорее исключение.

С переходом Путина на пост премьера некоторые из его ближайших помощников тоже получили менее важные, чем прежде, должности: так, Игорь Сечин теперь всего лишь вице-премьер, а Виктор Иванов возглавляет Госнаркоконтроль. "Оба сохраняют закулисное влияние, но источником их влияния была возможность ежедневно общаться с Путиным, а теперь они общаются с ним реже", - пишет газета со слов неназванного лица, которое в прошлом занимало высокую должность в Кремле. По мнению издания, с 2008 года повышение по службе получил только Сергей Нарышкин - он назначен главой Администрации президента, чтобы, по распространенному мнению, приглядывать за Медведевым.

Силовики слишком много наворовали и теперь не рискнут отказаться от власти, полагает политолог Владимир Прибыловский. Одни наблюдатели считают нынешнюю оттепель временной, другие ожидают, что передача власти гражданским силам действительно произойдет. После экономического хаоса 1990-х, когда криминальные группировки захватывали приватизированное имущество и политическую власть, приток бывших военных и сотрудников спецслужб во власть был неизбежен, считает Юргенс. А окончание второй чеченской войны, восстановление контроля федералов над Кавказом и постепенная стабилизация экономики знаменуют, что силовики в основном завершили свою миссию, добавил он.

Автор материала также обращает внимание на "любопытные связи священников с КГБ". Один из аналитиков назвал Сретенский монастырь кремлевским "департаментом идеологии": одновременно аналитическим центром и секретной организацией наподобие католической Opus Dei. Как подтверждают в РПЦ, игумен этого монастыря архимандрит Тихон Шевкунов - духовник Путина. Статус консервативных церковников в России сильно вырос, констатирует издание.

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2018 InoPressa.ru