Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 января 2002 г.

Бенедикт Рюттиманн | Facts

Святые помощники

На пути к новому и сильному государству российский президент Владимир Путин нашел себе услужливого союзника: православную церковь.

На пятую заповедь отец Михаил закрывает глаза. "Уничтожение чеченских бандитов ? это богоугодное дело, - считает 30-летний православный священник, - я говорю это и тем солдатам, которые сомневаются в справедливости этой войны".

Лучше не мог бы сказать даже стоящий рядом с ним полковник Николай Брагин, хотя это одна из самых легких задач пресс-секретаря российских военно-воздушных войск ? оправдывать грязную войну в мятежной кавказской республике.

Они живут душа в душу, армия и церковь. Несмотря на то, что новая постсоветская конституция не дает преимущества ни одной конфессии, сотрудничество ? в соответствии с закрытым соглашением от 1994 года между министерством обороны и Патриархией, руководством русской православной церкви ? в течение прошедших лет значительно расширилось.

В местах дислокации воинских подразделений уже выстроено более ста церквей. Священники освящают пушки, ракеты, танки и благословляют войска. "Было бы, конечно, прекрасно, - строит планы Брагин, - если бы в каждом подразделении снова был бы священник". Полковник Брагин хорошо использует отца Михаила. Во времена Советского Союза политкомиссары заботились о военной морали в Красной армии. Сегодня за это снова отвечают попы. Раньше в бой шли за партию и социализм. Теперь ? за Бога и Отечество.

Благословение отца Михаила помогает десантникам не только убивать, оно еще и облегчает им умирание. "Пасть в бою за Родину, - говорит он, - это не то, что упасть пьяным с моста". Так же, как отец Михаил, думает, без сомнения, и его Бог.

Когда российская армия две недели тому назад начала свое зимнее наступление против сепаратистов в Чечне, отец Михаил сопровождал войска. В Москве он оставил свою жену и 2-хлетнего сына. На фронте в обледеневших горах и заснеженных долинах Кавказа он раздает солдатам шоколад, расспрашивает их о заботах и нуждах и успокаивает смятенные души. Так как спокойная душа, говорит он, лучше выполняет свое задание.

Отец Михаил, который сначала изучал религиозную философию, а потом закончил семинарию, проповедует на войне с начала 1998 года. Он был с российскими подразделениями в Боснии, где собирал материалы о разрушении православных церквей и ? как он это называет ? о геноциде в сербов в Косово. Он не искал себе эту работу. Задание пришло сверху. "Партия сказала ? комсомол ответил: "Есть"! - цитирует он старую коммунистическую присказку и смеется. Две трети своего времени он проводит в войсках.

Наряду с этим он заботится о церковной общине на севере Москвы. Его работа идет в конце концов на пользу церкви. Только в прошлом году, с гордостью рассказывает он, во время своих поездок в Чечню он окрестил тысячу военнослужащих, среди них ? дюжину офицеров и одного генерала.

Не только армия ценит услуги и поддержку православной церкви. С самого начала своего президентства бывший агент КГБ Владимир Путин часто и открыто встречается с высокопоставленными духовными лицами. Хитрый президент быстро понял: такой союз хоть и, по всей вероятности, не принесет ему дополнительных голосов избирателей, но может быть чрезвычайно полезен в деле морального и духовного обновления его измученной и униженной страны.

После того, как больной Борис Ельцин утром 31 декабря 1999 года передал ему свои властные полномочия, Путин в одной из своих первых речей объявлял православную церковь опорой государства. В своей автобиографии он подчеркивает, что его мать тайком крестила его еще ребенком. Для церкви он ? богобоязненный человек. Он, его жена Людмила и обе их дочери ? члены церковной общины храма, который находится поблизости от Московского университета имени Ломоносова.

С Владимиром Путиным русская православная церковь почувствовала себя словно на седьмом небе. За фразы типа "Спокон веков наша страна называется Святой Русью" и "Без православной веры России не существует", которые с завидной регулярностью можно слышать из президентских уст, патриарх Алексий II отплачивает президенту призывами голосовать за него и его партию. И церковными орденами, которые он вешает на грудь генералам, которые отличились на войне в Чечне.

Еще церковь хорошо относится к Михаилу Горбачеву. Последний президент Советского Союза обнародовал в 1990 году закон, который возвращал свободу вероисповедания русскому народу, спустя 70 лет безбожия, предписанного на государственном уровне. Но обратный путь в народ оказался сложным и тягостным.

Сестра Юлиания была тогда одной из первых, кто взялся за восстановление церкви. Ей была доверена совершенно исключительная миссия: она должна была вдохнуть новую жизнь в самый старый русский женский монастырь, который был основан в 1360 году неподалеку от Московского Кремля князем Алексеем и двумя его сестрами.

Одиннадцать лет назад, холодным декабрьским утром она впервые вступила на его территорию. О прежнем монастыре напоминали только ворота и часть стены. Там, где в тридцатые годы по приказу Сталина был взорван собор, партия приказала построить школу из красного кирпича. Новый советский человек нуждался в пище для ума, а не для души.

"Как-то раз я пришла с двумя сестрами к директору школы, чтобы сообщить ей, что мы хотим устроить здесь рождественский праздник для нашей воскресной школы", - рассказывает сестра Юлиания. При этом их тайной миссией было проникновение в бывшие помещения монастыря. "Это был печальное зрелище: обои свисали со стен лохмотьями, повсюду были разбросаны бутылки, ампулы и шприцы. Однако мы были так рады, что попали сюда, что от радости целовали стены". Немногие тогда приветствовали возвращение монахинь, директор школы настраивала против них детей. Женщин оскорбляли и высмеивали. Однако, сестру Юлианию смутить этим было невозможно. В 1992 году она вместе с тремя сестрами поселилась в маленькой квартирке на территории монастыря. В мае 1995 года она в присутствии патриарха провела торжественное открытие монастыря. В том же самом году город вернул ему все здания. В 1996 году ? землю. Сегодня в монастыре живет 40 монахинь. И каждый год приходит пять новых. В комнате, в которой сестра Юлиания принимает сейчас посетителей, еще год назад сидели люди из КГБ. На дверях была невинная вывеска ? "Союзэлектрострой". Но на самом деле в этом и еще двух зданиях обитали спецслужбы. Между двумя из них они прокопали тоннель, который монахини используют сейчас в качестве подземной часовни.

Чтобы старые наниматели уехали, сестра Юлиания должна была найти им другие помещения в городе. На бесконечные походы по многочисленным ведомствам ушли годы, но в результате были найдены квартиры для 15 семей, офис для министерства культуры и помещения для обменного пункта, швейного училища, скульпторов и КГБ.

Остались дорожно-строительная фирма "Трансстрой" и школа. Однако следующей весной они тоже должны уехать. После этого сестра Юлиания сможет воплотить в жизнь свою самую большую мечту ? восстановить собор. "В архивах мы нашли копии планов, - говорит она, - и могли бы начать хоть завтра". Она встает, открывает шкаф и достает оттуда белый обтесанный камень. "Это камень от фундамента", - говорит она, улыбаясь.

Однако, денег все еще нет. Доходы монахинь скромны: здесь шьют одежду для духовенства, делают свечи и принимают пожертвования. Сестра Юлиания оценивает расходы на восстановление собора в 200 млн. рублей. Помощи сверху она не ждет. Патриархия сама страдает от хронического безденежья. Реконструкция десятков тысяч церковных зданий, которые в течение последних лет возвращались церкви сплошь и рядом в жалком состоянии, поглощает миллиарды рублей. Порой эти работы финансируются деньгами сомнительного происхождения. Долгое время в Москве бизнесмены могли договориться о чем-либо с муниципальной властью, только выделив средства на восстановление Храма Христа Спасителя, общая стоимость которого составила 500 млн. долларов.

Нужда сделала изобретательной и Патриархию. Свою привилегию не платить никаких налогов церковь использовала для оживленной беспошлинной торговли импортными алкогольными напитками и табачными изделиями. Когда дело сорвалось, Патриархия свалила всю вину на "стрелочника". Церковная верхушка возлагает большие надежды на энергичного Александра Чуева. Худощавый юрист ? президент христианско-демократической партии, который в конце 2000 года прошел в российский парламент по списку в составе путинской коалиции "Единство". Как заместитель председателя комиссии по делам религий он как раз обдумывает новый закон о введении церковного налога. "Конечно, такой налог должен быть добровольным, - говорит Чуев, - но он безусловно целесообразен: православная церковь всегда была нашим духовным пастырем. Она задает обществу моральные принципы". Большевики, которые взяли власть в России в 1917 году, смотрели на это по-другому. Тысячи священников в течение первых послереволюционных били расстреляны или повешены коммунистами. Коммунисты сжигали церкви и грабили монастыри. Верующих преследовали как врагов народа. И так все 70 лет. За исключением Второй мировой войны. Тогда Сталин отозвал несколько священников из сибирских лагерей. В борьбе против фашистов его сограждане охотнее вспоминали Святую Русь, чем Интернационал. Однако, едва Гитлер был разбит, Сталин снова начал войну против церкви.

У 51-летнего отца Владимира слово "коммунист" все еще вызывает аллергию. Будучи на закате Советского Союза молодым священником, он успел испытать давление на собственной шкуре. "Страх перед преследованием присутствовал всегда", - говорит отец Владимир. "Партия могла принудить епископа, чтобы он послал тебя в бедную отдаленную деревню, где ты не мог прокормить свою семью". А ведь священники ? и по сей день ? не получают зарплату, живя лишь на пожертвования своих прихожан.

Владимир рос болезненным ребенком. Если другие дети играли на улице, то он сидел и смотрел на них. "У меня было много времени на размышления", - говорит он. Его родители: отец ? рабочий и коммунист, мать ? учительница и домохозяйка, воспитывали своих четверых детей атеистами. Владимир прошел общепринятые для детей идеологические ступени: октябренок, пионер, комсомолец. До тех пор, пока не открыл Евангелие. "Библия подарила мне не только веру -, вспоминает он, - теперь я знал, что есть вечная жизнь и нужно соблюдать заповеди". Владимир решил стать священником. В 22 года он бросил учиться на телережиссера и сдал вступительные экзамены в семинарию. Всемогущая партия, которая решала все даже здесь, четырежды вычеркивала его фамилию из списков. В конце концов, он решил не стал ждать и уехал в провинциальный город Курск, где 2 декабря 1979 года венчался ? без благословения государства.

Отца Владимира сослали в маленькое, всеми забытое местечко. Это означало лишения, но зато не было необходимости завоевывать доверие партии. Его положение не слишком заботило его начальников. Так, один митрополит покорно сотрудничал с КГБ. Даже в случае с патриархом Алексием II ? имевшего псевдоним Дрозд ? косвенные доказательства впечатляют.

Отец Владимир не верит в это. В его глазах такие обвинения ? клевета. Чего не должно быть, того быть не может. Он признает, правда, что церковь во времена коммунизма не критиковала тот строй. Но ее вины в этом нет. "Церковь, - объясняет он это противоречие, - всегда питает уважение к власти. Мы стараемся не осуждать власть, вне зависимости от того, что это за власть".

С 1995 года отец Владимир снова в Москве. Как настоятель Софийского собора, что рядом с Кремлем, он быстро создал большую церковную общину. Среди прихожан необычайно много молодых людей. Большинство из них нашли путь к отцу Владимиру после того, как потеряли себя в этой жизни. Юрий, 30 лет, пришел в церковь после страшного опыта армейской жизни. Анна, 20 лет, которая изучает английский и немецкий языки, нашла здесь необходимое ей спокойствие и равновесие, чтобы справиться со своими проблемами в учебном заведении.

С консервативной линией православной церкви ни у одного из них нет проблем. Тем более, что отец Владимир принадлежит к все возрастающему числу священников, которые не только молятся, но и ведут социальную работу. Есть церкви, где кормят обездоленных и собирают одежду для заключенных. "Мы хотели бы открыть дом для беспризорных детей", - говорит отец Владимир. Так как у государства постоянно не хватает денег, оно смотрит на эту деятельность благосклонно. Государство предпочитает вкладывать деньги в борьбу с терроризмом и в модернизацию армии.

Отцу Владимиру это не мешает. Он полностью доверяет президенту, своему соседу на противоположном берегу Москвы-реки. "С Путиным к власти пришел верующий человек", - говорит он и доброжелательно улыбается. В следующее воскресенье он опять будет за него молиться.

Источник: Facts


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru