Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 января 2002 г.

Ян Краузе | Le Monde

Два лица Путина в Париже

Зачем Владимир Путин приехал в Париж на несколько часов 15 января, спустя всего лишь шесть месяцев после официального визита в Москву Жака Ширака? По словам Жака Ширака, он и российский президент часто разговаривают по телефону, однако личная встреча "более практична", поэтому французский президент предложил Путину приехать, "если представится случай сделать остановку в Париже". И такой случай представился: российский президент, направляясь с официальным визитом в Варшаву, заехал в Париж и провел двухчасовые переговоры, за которыми последовал "рабочий обед" в Елисейском дворце. Однако с Лионелем Жоспеном российский президент не встретился.

В ходе совместной пресс-конференции Жак Ширак затронул близкую ему тему: "укрепление партнерства между Россией и Европейским Союзом и равноправное участие России в деятельности НАТО". Если говорить более конкретно, он хотел бы, чтобы Россия и 19 членов НАТО образовали "совет 20-ти для рассмотрения всех вопросов, представляющих взаимный интерес, прежде всего, касающихся урегулирования кризисов", признавая при этом, что эта идея не вызывает энтузиазма у Соединенных Штатов. В соответствии с принятым решением, в самое ближайшее время Москва и Париж создадут (по предложению российской стороны) "франко-российский совет безопасности", в работе которого будут принимать участие министры иностранных дел, и, возможно, министры обороны.

Путин, в свою очередь, делал особый акцент на том, что объем торгового оборота между двумя странами не соответствует уровню политического диалога (общий оборот между Россией и Францией составляет 3,5 млрд. долларов против 6 между Польшей и Россией, и 20 ? между Россией и Германией, подчеркнул российский президент). Жак Ширак говорил о сотрудничестве в авиационной и космической областях и напоминал своему собеседнику о том, что тот должен быть заинтересован в покупке аэробусов. Путин, в свою очередь, предпочитал говорить об энергетике, часто употребляя неологизм "энергодиалог".

Отвечая на некоторые наиболее деликатные вопросы, российский президент продемонстрировал два лица и играл в двух тональностях. Он был само очарование, когда отвечал на вопросы о нападках на свободу прессы в связи с недавней ликвидацией последнего независимого от Кремля телеканала ТВ-6. Он просил понять, что Россия "оказалась в сложной ситуации, в самом разгаре переходного периода". Ей приходится заниматься вопросами "формирования гражданского общества и независимой прессы, без которой не может быть гражданского общества". Но в ходе этого процесса приходится устранять "экономических преступников", "олигархов", таких, как Борис Березовский, который является владельцем ТВ-6. После этого устранения "коллектив журналистов" телеканала, к которому хозяин Кремля, по его собственным словам, относится с "большим уважением", может получить лицензию на вещание. Услышав это, российские корреспонденты, присутствовавшие на пресс-конференции, стали задавать настолько "правильные" вопросы, что даже Жак Ширак не смог сдержать улыбки.

Но когда речь зашла о Чечне, тон Путина стал резким, а взгляд ? ледяным: чеченские сепаратисты являются "преступниками", "террористами, которые ничем не отличаются от талибов, хотя, быть может, они еще более жестокие". Их следует "посадить в тюрьму или уничтожить". На Путина не произвели никакого впечатления сдержанные высказывания Ширака о необходимости "политического диалога". Но когда французский президент заговорил о журналисте Григории Пасько, недавно осужденном на четыре года тюремного заключения за шпионаж из-за того, что выступил против сбросов ядерных отходов российским флотом, Путин сменил тон и весьма прозрачно намекнул, что Пасько будет помилован.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru