Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 января 2007 г.

Гай Динмор | Financial Times

Единая тенденция? Демократия непопулярна во всем мире

"Тенденция ясна: на Ближнем Востоке и во всем мире свобода на марше". Джордж Буш, 5 марта 2005 года

Этому утверждению президента США, сделанному меньше двух лет назад, предшествовали головокружительные месяцы с точки зрения его демократической программы. Украина нежилась в приятных воспоминаниях об "оранжевой революции", иракцы проголосовали на первых за десятилетия выборах, а демонстрации в Ливане, последовавшие за убийством бывшего премьер-министра Рафика Харири, вынуждали Сирию вывести свои войска. Оптимизм казался всего лишь естественным.

Уже не кажется. Переходы к демократии застопорились на Ближнем Востоке и во всем мире. Большие надежды украинских реформаторов окончились разочарованием, а лидеров России, государств бывшей советской Центральной Азии, Китая и Венесуэлы обвиняют в урезывании свобод.

В ежегодном обзоре о состоянии свободы в мире, опубликованном сегодня, американская правозащитная организация Freedom House отмечает, что 2006 год характеризовался "стагнацией свободы" и усиливающимся "контрнаступлением" авторитарных режимов на неправительственные организации, движения и СМИ, которые осуществляют мониторинг ситуации с правами человека или выступают за расширение демократических свобод.

С 1972 года Freedom House использует систему баллов для оценки и категоризации стран по их политическим и гражданским свободам - методология как таковая вызывает немало споров в неправительственных организациях, но как минимум может служить индикатором направления, в котором движется мир. Хотя количество стран в каждой из трех категорий - "свободная", "частично свободная" и "несвободная" - едва ли изменилось в 2006 году (повышения получили Гайана, Гаити и Непал, а понижены были Таиланд и Конго-Браззавиль), Freedom House отметила, что 33 страны продемонстрировали признаки отступления, и лишь о 20 можно говорить, что они добились прогресса.

Внимание мира было, пожалуй, сфокусировано на разрастающемся хаосе на Ближнем Востоке, но Freedom House, похоже, в равной степени обеспокоена Азиатско-Тихоокеанским регионом, внеся в список государственные перевороты в Таиланде и на Фиджи, регресс и насилие в Шри-Ланке и Восточном Тиморе, высокий уровень коррупции в Тайване, а также "небольшие, но зловещие сокращения" в области свобод в Бирме, Малайзии, на Филиппинах и Соломоновых островах. Китай пока не продемонстрировал, что зарождающийся средний класс трансформирует его политическую культуру, и в прошлом году продолжались репрессии против СМИ, преследования активистов гражданского общества и адвокатов, наращивание усилий по сохранению государственного контроля над религией.

Описывая "леденящее изменение темпа" на Ближнем Востоке, Freedom House - сильная сторонница "программы свободы" администрации Буша - говорит, что оснований для надежды по-прежнему мало. Но она выражает тревогу по поводу того, что завоевания "кедровой революции" в Ливане отказались под угрозой, виня в этом "Хизбаллу" и "продолжающуюся кампанию" Сирии и Ирана, направленную на уничтожение ливанской демократии.

Подводя итог одного из самых мрачных ежегодных докладов со времени распада СССР и окончания холодной войны, Freedom House предупреждает о возможности дальнейшей стагнации или даже ликвидации недавних достижений и призывает к усилению продемократических инициатив, осуществляемых крупными мировыми державами и международными структурами.

Подобные призывы реагировать на "регресс" вызывают вопрос, есть ли у США - или хотя бы у администрации Буша в ее последние два года - возможность, воля и авторитет, чтобы встать во главе.

Еще в 1990 году неоконсервативный комментатор Чарльз Краутхаммер оставил след в истории, написав эссе, в котором утверждал, что окончание холодной войны приведет не к широко проповедуемой в то время новой многополярной мировой структуре из нескольких держав одного ранга, а к установлению гегемонии США. Это эссе "Однополярный мир" стало руководством для неоконсерваторов и либеральных ястребов, желавших, чтобы склонные к вмешательству США использовали свою силу, которую они считали благородной по природе, в национальных интересах Америки. Толчок дали теракты "Аль-Каиды" в 2001 году.

Однако два месяца назад в выступлении, которое привлекло меньше внимания, чем его эссе, Краутхаммер произнес некролог этому новому мировому порядку. "Однополярный момент кончился", - провозгласил он, суммируя прошлогодние неудачи США на Ближнем Востоке и появление нового антиамериканского альянса.

В то время никто этого не понял, продолжал он, но могущество США достигло апогея в марте 2005 года, когда поднялось движение за изгнание Сирии из Ливана, последовавшее непосредственно за первыми после свержения Саддама Хусейна выборами в Ираке и "проблесками" позитивных политических перемен в Египте, Саудовской Аравии и Кувейте.

Но 2006 год - совсем другая история. В Ираке вспыхнуло межрелигиозное насилие, военизированная организация "Хамас" смела более умеренный, но дезорганизованный "Фатх", находившийся у власти, на палестинских выборах, а Ливан был ослаблен войной. В Египте идет широкое наступление на инакомыслие, а Саудовская Аравия не продемонстрировала существенного прогресса после нечестных муниципальных выборов, проведенных годом раньше. Тем временем президент Ирана Махмуд Ахмадинежад, фундаменталист и сторонник жесткой линии, усиливал свои позиции в стране, хотя ее вновь ослабило поражение, нанесенное ему на декабрьских выборах реформаторами и прагматиками.

Некоторые говорят о появлении "шиитского полумесяца" антиамериканских сил во главе с Ираном, включающего в себя Сирию, "Хизбаллу", "Хамас" и сторонников радикального иракского религиозного лидера Мутады ас-Садра. Россия и Китай молчаливо поддерживают региональные и антиамериканские амбиции Ирана, говорит Краутхаммер. "Такова, по-моему, структура враждебности, которую мы будем видеть в ближайшие десятилетия".

Историки вполне могут счесть, что важнейшим политическим событием 2006 года был разгром республиканцев, которые 7 ноября отдали демократам контроль над конгрессом США впервые за 12 лет. Разочарованные неоконсерваторы и их радостные соперники-"реалисты" считают это голосование не только референдумом по Ираку, но и отказом общества от мысли, что США могут изменить арабский мир.

"Поражение, которое называется Ирак, подтверждает урок, гласящий, что такого понятия, как хороший крестовый поход, не существует, - писал в недавней статье Дмитрий Симес, глава "реалистического" аналитического центра Nixon Center в Вашингтоне. - Это было справедливо тысячу лет назад, когда христианские рыцари из Европы пытались навязать свою веру и образ жизни Святой земле, попутно грабя регион, это справедливо и сегодня".

В Вашингтоне вновь слышится культурологический аргумент: дело не в том, что арабы и демократия несовместимы, а в том, что в Ираке и других в государствах Ближнего Востока, за исключением этнически однородных стран, таких как Марокко, Тунис и Египет, слишком сильны клановые и религиозные связи, чтобы переход был безболезненным.

Буш, какими бы ни были аргументы, явно решил идти против общественного мнения, конгресса и значительной части военного командования, отправляя дополнительные войска в Ирак и готовясь к конфронтации, а не сотрудничеству с Ираном. На прошлой неделе в программном обращении к нации президент подтвердил: "Победа в Ираке принесет нечто новое в арабский мир - действующую демократию, которая поддерживает порядок на своей территории, соблюдает законность, уважает фундаментальные права человека и ответственна перед своим народом".

Пытаясь связать воедино идеологическое и более прагматичное крыло своей фрагментированной республиканской партии, Буш провозгласил: "В долгосрочной перспективе самым реалистичным способом защиты американского народа является создание обнадеживающей альтернативы для вражеской идеологии ненависти посредством продвижения свободы в беспокойном регионе".

Но сутью новой стратегии президента является новое обретение американцами веры в альянс с тем самыми суннитскими режимами, которые обвиняют в создании репрессивного климата, давшего толчок экстремизму "Аль-Каиды". Госсекретарь Кондолиза Райс сегодня называет Египет, Иорданию и шесть автократий Персидского залива "ответственными лидерами" и на этой неделе возглавляет стремление США создать антииранский альянс в регионе.

В статье, содержавшей прогноз, что Буш увеличит свои ставки в Ираке, Анатоль Ливен из аналитического центра New America Foundation писал, что стратегия США вернулась к нормам, существовавшим до 11 сентября. "США и Израиль рассчитывают на то, что автократии Саудовской Аравии, Иордании, Египта и других стран будут держать свои народы в повиновении, боясь американского возмездия, суннитского радикализма, иранского экспансионизма или всего этого одновременно".

Райс назвала летнюю войну в Ливане "родовыми муками нового Ближнего Востока" и придерживается этой точки зрения, что заставило Ливена, и не только его, написать об "оруэлловском двоемыслии" в разговорах администрации Буша о демократии и прогрессе на фоне разрастающихся конфликтов и гуманитарной катастрофы на Ближнем Востоке.

В аналитическом материале, опубликованном Brookings Institution, Тамара Кофман Уиттес и Сара Йеркс тоже задают вопрос, выдержит ли "программа свободы" администрации Буша отрицательную реакцию и переживет ли она своих авторов. Они утверждают, что центральная программа, "Инициатива ближневосточного партнерства", принесла некоторый прогресс, но в ближайшие два года рискует натолкнуться на препятствия, если ей суждено остаться частью внешней политики США при следующей администрации. США, утверждают они, "должны противостоять краткосрочным вызовам в области публичной дипломатии и стратегического анализа, которые со временем могут подорвать усилия по продвижению демократии".

Кеннет Рос, возглавляющий Human Rights Watch, гораздо больший скептик - он говорит, что администрация Буша зря тратит силы. Ее "рывок к демократии уже окончен", заявил он Financial Times, комментируя публикацию на прошлой неделе доклада его организации по итогам 2006 года. Он подчеркнул, что США не могут авторитетно защищать права, которые сами же попирают, и призвал Европейский союз "заполнить вакуум лидерства".

Американская "программа свободы" воспринимается как эквивалент смены режимов, она дискредитировала себя, заявил Рос. "Они (американцы) обеими руками за демократию до тех пор, пока им нравятся результаты".

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru