Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 июля 2006 г.

Марк Мазовер | Financial Times

Европа может рассказать Израилю, чем оборачиваются наказания мирного населения

В 1949 году европейцы возглавили международные усилия по объявлению коллективных наказаний вне закона. Это случилось после двух мировых войн, в ходе которых целые города и деревни сметали с лица земли, а мирных жителей казнили, отправляли на рабский труд или преднамеренно оставляли без крова. Чтобы порвать с прошлым, IV Женевская конвенция объявила незаконными коллективные наказания и репрессии мирного населения. Каким далеким это кажется сегодня. Сначала в Газе, а теперь и в Южном Ливане израильская армия, отбросив женевские ограничения, мстит за похищения своих солдат, взрывая электростанции, нефтехранилища, аэропорты и шоссе.

Снабжение водой и электроэнергией падает, и начинается гуманитарная катастрофа. Конечно, Женевская конференция 1949 года не положила конец коллективным наказаниям, как в военных, так и в мирных условиях. В сталинские времена депортации подвергались целые этнические группы. В колониях, от Малайи до Кении, европейские государства вводили в действие законы о коллективных наказаниях, борясь с вооруженными националистическими бунтами. В XIX веке полицейские в колониях с помощью таких указов боролись с кражами скота и разбоем. Но существовало и военное применение. В "цивилизованных" странах военные законы исключали применение коллективных наказаний или существенно ограничивали их критерием пропорциональности. Однако в малых войнах против "низших" рас Африки и Азии военные говорили о необходимости "жесткого показательного сдерживания" среди "дикарей", чей фанатизм в противном случае заставил бы их пренебрегать превосходством противника в силе.

Значение пропорциональности, которой военные законы уделяют так много внимания, минимизировалось, особенно когда речь шла о Ближнем Востоке. В 1920-е годы французы обстреливали Дамаск, а британцы бомбили деревни в Ираке и Афганистане. В это же время Британия ввела в Палестине закон о коллективных наказаниях. После ухода британцев Израиль, подобно другим постколониальным государствам, счел британский подход к общественному порядку полезным. В частности, на оккупированных территориях его вооруженные силы годами используют коллективное наказание как главное оружие в борьбе против снайперов, террористов-смертников и ракетных обстрелов. Переброски войск, блокады, комендантский час, разрушение домов, уничтожение виноградников и садов стали обычной практикой.

То, что начиналось как коллективные штрафы, превратилось в танковые обстрелы и бомбардировки с воздуха. Недовольный неспособностью ЦАХАЛа прекратить ракетные обстрелы Израиля "Хамасом", уважаемый израильский обозреватель на полном серьезе предлагает артиллерийские обстрелы "палестинских районов" каждый раз, когда наносится удар по Израилю. Начальник израильского генштаба, который гораздо менее, чем министр обороны, интересуется международной реакцией, по сообщениям, предложил "наказать Ливан и вернуть его инфраструктуру на 20 лет назад". Таким образом, принцип коллективного наказания распространен на целую страну и грозит региональной войной.

Но хотя и можно понять израильтян, напуганных стойкостью противника и радиусом действия его оружия, их ответ необязательно самый разумный.

Одной из причин фактически единодушной поддержки запрета на коллективные наказания в военное время в 1949 году было понимание их моральной несправедливости и военной неэффективности. Новейшая история наводит на мысль, что коллективные наказания обычно на руку хорошо организованным мятежникам. Они могут умышленно провоцировать наказания - в военной Европе это нередко делали группы сопротивления - чтобы привлечь людей в свои ряды, ослабить альтернативные источники власти и дискредитировать исполнителей.

Подобно югославским партизанам Тито, боевики могут отступить для перегруппировки, зная, что почти полное их уничтожение - практически невозможное - будет считаться победой. Гражданское население Газы и Ливана может винить "Хамас" и "Хизбаллах" в провоцировании Израиля, но оно будет винить израильтян так же, если не больше. Как известно некоторым политикам, коллективное наказание такого масштаба не дает почти ничего, кроме международного осуждения, и лишь увеличит дипломатические трудности Израиля. Это представляется высокой платой за предоставление ЦАХАЛу возможности поиграть мускулами.

Кто спасет гражданское население от страданий, а Израиль - от самого себя? Не США, которые расплачиваются за самоустранение. Союзники Америки на Ближнем Востоке обеспокоены, но слабы. Угроза американского вето ослабляет Совет Безопасности ООН, а поскольку любой успех в сдерживании Израиля, скорее всего, будет достигнут в частном порядке, он пройдет почти незамеченным. Китай слишком занят КНДР, а у России нет рычагов. Остаются европейцы.

Несмотря на то, что Евросоюз является главным торговым партнером Израиля, он пока не сумел сделать так, чтобы его услышали. Однако региональная война отразится на Европе сильнее, чем на США, а побочные последствия непредсказуемы. Европа должна немедленно добиться прекращения огня. Имея на Израиль больше влияния, чем им кажется, европейцы должны снова обратиться к своей памяти. Болезненные уроки, которые привели их в Женеву, сегодня не менее ценны, чем в 1949 году.

Марк Мазовер - профессор истории в Университете округа Колумбия

Источник: Financial Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru