Архив
Поиск
Press digest
1 октября 2020 г.
17 июля 2008 г.

Януш Бугайски | The Washington Times

Расширенная Европа Медведева

Хотя в столицах государств-членов ЕС звучат предположения, что после инаугурации президента Дмитрия Медведева в отношениях между Европой и Россией брезжит новая заря, черные тучи уже сгущаются. Европа столкнулась с усиливающейся угрозой своей целостности и эффективности и своим альянсам, которая исходит от Москвы, опирающейся на нефтяные прибыли и уверения, будто лидерство США идет на убыль.

В ходе своего недавнего визита в Берлин Медведев предложил разработать пакт о панъевропейской стабильности, который оттеснит НАТО на обочину и подорвет влияние США в Европе. Медведев заявил, что "атлантизм как единственный принцип исторически изжил себя. (...) НАТО тоже никак не может обрести новый смысл своего существования".

В действительности миновала не эра атлантизма, а эра, начавшаяся с завершением холодной войны: теперь Запад и Россия погрязли в новой стратегической конфронтации друг с другом. Россия вновь утверждает свое глобальное влияние, выступая против дальнейшего расширения евроатлантической зоны и противодействуя глобальной роли Соединенных Штатов. Кремль полагает, что звездный час США как глобальной державы остался в прошлом и Pax Americana рушится. Для вновь крепнущей России это бесценный шанс расширить сферу своих интересов в соседних регионах, особенно в расширенной Европе.

Устремления России в Европе были сформулированы в президентство Владимира Путина, а при Медведеве будут консолидированы. Их стержнем является расширение "евразийской" зоны, в которой Россия является доминирующим политическим игроком.

"Евразийство" включает в себя две взаимосвязанных стратегии: превращение Европы в придаток сферы российского влияния и ослабление атлантизма путем подрыва связей Европы с США.

Для ослабления и обезоруживания Запада Москва применяет целый ряд инструментов, в том числе дипломатию разобщения, политическую подрывную деятельность, средства информационной войны и манипуляции институциями. Одно из главных орудий - "энергетический капкан": Россия стремится стать монопольным поставщиком энергоносителей в Европу и конвертирует зависимость от энергоносителей в рост влияния на межправительственном уровне.

В стратегии России ключевое место занимает Евросоюз, поскольку он в силах либо оказать содействие политике Кремля, либо ослабить ее. Единая внешняя политика ЕС, синхронизированная с Вашингтоном и подрывающая устремления России, считается угрозой, которую следует нейтрализовать.

К примеру, цели ЕС в области демократизации воспринимаются как коварная уловка, призванная подорвать политику России по удерживанию у власти в соседних государствах, ранее входивших в состав СССР, покорных правительств. Кроме того, критерии ЕС в сферах ответственности правительств, транспарентности предпринимательства, рыночной конкуренции и защиты окружающей среды опасны для экономической экспансии России, опирающейся преимущественно на непрозрачные методы ведения бизнеса и личные связи.

Однако институты или отдельные государства-члены ЕС иногда также содействуют долговременной стратегии России. Как видно, такие европейские столицы, как Берлин, Париж и Рим, внушили себе, что "общие интересы" породят взаимную зависимость, и при этом не рассматривают критически политические цели, которые таятся за российскими предложениями "стратегического партнерства".

Отсутствие общей и реалистичной стратегии ЕС по отношению к России будет иметь ряд негативных последствий.

Во-первых, Москва сможет раздробить ЕС, переходя к двусторонним или узконациональным отношениям с его государствами-членами: одним столицам она будет предлагать дипломатические и экономические стимулы, а на другие окажет давление. Москва предлагает выгодные контракты немецким и французским компаниям, одновременно применяя эмбарго и энергетический шантаж в отношении Польши, стран Балтии и других государств, которые критикуют ее политику.

Во-вторых, обострятся споры внутри ЕС об отношении отдельных государств к России. Это обстоятельство подорвет выработку общих позиций по более широкому ряду вопросов в сферах безопасности и международных отношений - например, о дислокации войск НАТО и роли Соединенных Штатов. Лиссабонский договор, которому нанесло большой ущерб недавнее голосование в Ирландии, будет похоронен рядом с конституцией ЕС.

В-третьих, ограничится дальнейшее расширение ЕС и НАТО на восток в результате политики уступок Москве. В результате, возможно, будут подорваны перспективы реформ в государствах Восточной Европы и Причерноморского региона, стремящихся в эти организации, как, например, Украина и Грузия.

В-четвертых, внутренняя разобщенность ЕС и его уступчивость по отношению к Москве повредят отношениям с Соединенными Штатами. Это может сорвать осуществление общей политики Запада в условиях, когда новый американский президент займется укреплением альянса.

Наиболее эффективная и слаженная долгосрочная стратегия по отношению к России требует, чтобы "практическое сотрудничество" сочеталось со "стратегической напористостью". "Практическое сотрудничество" фокусируется на стремлении к кооперации в сферах, где интересы Запада и России могут совпасть, - например, в борьбе с международным терроризмом и распространением оружия массового поражения.

"Стратегическая напористость" в качестве основополагающего подхода, дополняющего первый, должна сосредотачиваться на жизненно-важных интересах Запада в сфере безопасности, где негативистской политике России следует эффективно противопоставить действия ЕС и НАТО, которые, работая в тандеме, старались бы укрепить трансатлантизм.

Принципиально важно, чтобы союзники не поступались ключевыми интересами, заключая с Россией соглашения, в которой одна из приоритетных задач западной безопасности приносится в жертву, лишь бы заручиться поддержкой Москвы по другому вопросу безопасности. К примеру, не следует отказываться от расширения НАТО на восток взамен на обещания России помочь справиться с Ираном и Северной Кореей.

Такие шаги не только подрывают приверженность Европы идее расширения зоны безопасности и демократии, но и развязывают руки России в осуществлении ее евразийской программы.

Януш Бугайски - директор программы New European Democracies program при Center for Strategic and International Studies (CSIS). Осенью 2008 года CSIS выпустит его монографию "Расширение Евразии: устремления России в Европе"

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru