Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
17 мая 2002 г.

Эри Фарнам | The Christian Science Monitor

Добыча черного золота

Когда Александр родился, он был удостоен медали. Он стал стотысячным жителем города Снежное, одного из типовых сталинских шахтерских поселений в самом богатом регионе Украины. Отец шахтер получал отличную зарплату, семья жила в комфорте.

Но это было 37 лет назад. Сегодня численность населения Снежного сократилась до 67 000, а жизнь Александра изменилась до неузнаваемости. Закрыты десять из одиннадцати угольных шахт города. Уровень безработицы составляет 50%. Жители изолированы друг от друга, поскольку по дорогам, обезображенным колдобинами и глубокими лужами грязи, практически невозможно ездить.

Город превратился в свалку заброшенных зданий, ржавеющего промышленного оборудования. Мусорные завалы напоминают небольшие горные массивы. Семья Александра питается картофелем. Многие соседи просто голодают.

Александр был вынужден взяться за единственную имеющуюся работу, пусть она и незаконна. Три года назад Александр стал членом банды шахтеров-пиратов, которые крадут уголь из старых шахт.

Незаконная добыча угля - одна из самых опасных в мире профессий, но это не останавливает несколько тысяч мужчин, женщин и детей (некоторым из которых лишь 11 лет), проживающих на востоке Украины, которые занимаются этим делом, чтобы заработать на жизнь. "Правительство Украины нас бросило, - говорит Александр. - Я знаю, что наши шахты противозаконны, но я не чувствую себя преступником. Это - честный труд. Когда правительство расплатится с нами, я буду рад соблюдать законы и платить налоги".

Шахтеры вынуждены платить организованной преступности. Несколько человек были наказаны за то, что они говорили с журналистами, поэтому никто не хочет сообщать свою фамилию.

Из соседней шахты вылезает Людмила с дочерью-подростком. У каждой за спиной пятидесятикилограммовый мешок с углем. Их кожа перепачкана черной пылью. Они тяжело дышат, но улыбаются. Один такой мешок можно продать на черном рынке за 1,5 доллара.

12 лет назад муж Людмилы погиб в шахте, и теперь женщине приходится 12 часов в день заниматься добычей угля в таких узких проходах, что приходиться ходить на четвереньках. "Конечно, это опасно, - признает Людмила. - Но кто не работает, тот не ест. А когда боишься, по крайней мере, знаешь, что ты еще жив".

Несчастные случаи - обычное дело. Летом прошлого года один из приятелей Людмилы, восемнадцатилетний юноша, погиб, когда рухнул потолок одной из шахт. Даже "официальные" украинские шахты входят в число самых опасных в мире, ежегодно в них гибнет около 400 человек. Эксперты говорят, что в незаконных шахтах еще опаснее, поскольку там нет специального оборудования.

Когда шахты прекратили работу, пришлось закрыть заводы, школы, рестораны и магазины. Те, кто еще не потеряли работу, зачастую месяцами сидят без зарплаты. "Украина может продавать за рубеж уголь дешевле себестоимости, если не принимать во внимание экономические последствия, - говорит Джерри Триплетт, американский эксперт по горнодобывающей промышленности, работающий в регионе. - Закрытие угольных шахт - серьезное дело. От них зависит весь город. Когда 3000 шахтеров уходят с шахты, работу теряют сразу 25 000 человек".

Судя по всему это лишь начало. Пока производство остановлено лишь на 35 из 220 украинских шахт, но Мировой банк призывает закрыть половину еще функционирующих. Представитель Мирового банка в Украине, попросивший не называть его имени, назвал горнодобывающий регион страны "проигранным делом".

"Регионы, прекратившие добычу угля, всегда страдают от безработицы и социальных беспорядков, - сказал он. - но правительству нельзя использовать скудные бюджетные ресурсы на поддержку убыточной промышленности, потому что делать это - значит грабить более важные сектора экономики, лишать их той поддержки, которую они заслуживают".

Однако шахтеры и некоторые правительственные чиновники, в том числе министр топлива и энергетики Станислав Сташевский считают, что некоторые из закрытых шахт обладают ценными угольными резервами, приводя в качестве доказательства незаконную добычу.

Снежное расположено в сердце богатого "черноземного" региона. Здесь до сих пор можно добывать высококачественный уголь, лежащий неглубоко под землей. Разработка этих пластов началась еще в восемнадцатом веке. В тридцатых годах прошлого столетия они стали важной частью экономических планов Сталина.

Семья Александра до сих пор хранит портрет Сталина. Он стоит рядом с фотографией десятилетней дочери Юлии, единственного ребенка, оставшегося в городе, где нет ни чистой воды, ни телефонов, а дорога, соединяющая его с остальным миром, разрушена.

Правительство Украины разработало план возрождения этого района. Программа предусматривает закрытие шахт и переобучение шахтеров. Однако средства на реализацию программы закончились на первых ее этапах. В 1997 г. Мировой банк выделил 300 000 долларов кредитов малому бизнесу региона, но все компании обанкротились. Банк отказывается выделять новые кредиты, пока не будет закрыто больше шахт.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru