Архив
Поиск
Press digest
25 февраля 2021 г.
17 мая 2002 г.

Франсуа Шиппо | Le Monde

Карачи - столица исламского терроризма в Пакистане

На одной из самых шикарных улиц Карачи расположен ювелирный магазин, витрины которого заполнены изделиями из золота и бриллиантов. Мохаммед, процветающий владелец этого заведения, живет на дорогой вилле в одном из элитных кварталов города. На первый взгляд, он ничем не отличается от своих соседей, которые предпочитают уезжать на отдых в Европу. Между тем Мохаммед - один из самых крупных финансистов исламских экстремистских движений. Его речи о джихаде ничем не отличаются от рассуждений самых жестоких боевиков, возвращающихся из Афганистана, к которым в настоящее приковано всеобщее внимание после теракта против французских специалистов, приехавших в Пакистан в рамках сотрудничества с пакистанскими ВМС.

Определенная часть экстремистов нашла убежище в Карачи. В этом портовом городе с 14 миллионами жителей исламские экстремисты находят все необходимое: деньги, оружие, тайные убежища и благоприятную почву для продолжения своей борьбы. В Карачи таких, как Мохаммед, очень много. Они оказывают финансовую поддержку исламистским движениям, бурно развивавшимся в последние годы под благосклонным покровительством государственных структур, армии и разведывательных служб, для которых события в Афганистане и Кашмире служат оправданием присутствия там "солдат ислама". "Здесь можно легко найти деньги, и мне известна одна суннитская экстремистская группировка, которая каждый год собирает в Карачи более 50 тысяч евро, которые идут на оказание помощи боевикам, находящимся в тюрьмах, и их семьям, - рассказывает местный полицейский. - Только на долю Карачи приходится 60% налогов, собираемых в Пакистане. Миллионы долларов, получаемые от продажи овечьих шкур по время празднования Аид аль-адха (курбан-байрам), передаются в медресе".

Согласно официальным данным, в Карачи действуют 845 религиозных школ, где учатся около 226 тысяч студентов. Число мечетей в городе постоянно увеличивается, и, таким образом, становится очевидным тот факт, что рекомендации пакистанского президента не выполняются. 12 января в своем выступлении генерал Первез Мушарраф объявил о введении жестких мер по контролю за деятельностью мечетей и медресе. Пакистанский президент объявил также о запрете пяти исламистских экстремистских группировок, члены которых участвовали в боевых действиях в Афганистане и Кашмире, а также в столкновениях между суннитами и шиитами.

"Мы не получали никаких регистрационных формуляров, ни рекомендаций по изменению программы", - заявил один из представителей религиозной школы Фаррукия, которую посещают 1300 учеников, близкой к запрещенной группировке "Движение последователей Пророка".

Обучение в этих школах, зачастую, основано на искаженном трактовании Корана и проповедовании ненависти к тем, кто придерживается иных религиозных взглядов. Результаты такого обучения можно наблюдать на улицах города, где с 2001 года в столкновениях между фанатиками погибло 80 человек. С начала текущего года в результате разжигания религиозной ненависти были убиты 22 человека (5 врачей, директор нефтяной компании, брат министра внутренних дел и т.д.). По данным генерального секретаря Ассоциации пакистанских медиков, доктора Хабиба Соомро, в течение марта из Пакистана уехали 25 врачей. Среди них четыре специалиста, которые в 2001 году оставили блестящую карьеру в США, чтобы работать на родине.

Помимо ненависти к другим, подобные медресе проповедуют джихад в самой жесткой интерпретации. В свои 22 года Муджахид, который учится в одной из религиозных школ Карачи, желает лишь одного: "Чтобы аллах послал мне джихад". Что такое джихад в его понимании? "Убить всех врагов ислама", - говорит он без всякого сомнения. В 16 лет Мохаммед Аслам - афганец, три года из одиннадцати лет отучившийся в медресе Фаррукия, говорит: "В будущем году я хочу участвовать в джихаде, поскольку согласно исламу, если неверные живут с вами в мире, это хорошо. Но если они доставляют вам неприятности, надо убить их всех. С тех пор как они управляют Афганистаном, долг каждого мусульманина - вести с ними борьбу". Мохаммед поведал о том, что поедет в тренировочный лагерь в Мансера, в Северо-восточной провинции. "Раньше было много лагерей Джейш-е-Мохаммед. Теперь ситуация изменилась, но я слышал, что там еще можно пройти курс подготовки".

Закрытие тренировочных лагерей в соответствии с решением правительства и возвращение из Афганистана исламских боевиков превращают Пакистан, и Карачи в частности, в сферу активной деятельности исламистов. Многие из них уже давно присоединились к боевикам "Аль-Каиды". Как ни парадоксально, но запрет экстремистских движений в немалой степени осложнил задачу пакистанской полиции, поскольку боевики теперь входят в состав мелких группировок, деятельность которых очень сложно контролировать. "Эти люди очень хорошо подготовлены. Их группировки действуют самостоятельно, что затрудняет поиск и выявление руководителей", - заявил один из высокопоставленных полицейских чиновников, работавший по делу Даниеля Перла, американского журналиста, похищенного и убитого в феврале этого года. Полиция боится связываться с этими группировками, говорит этот эксперт. "Это очень могущественные группировки, и нет уверенности в том, что они не имеют отношения к пакистанским спецслужбам, основавшим, вооружившим и подготовившим эти группировки". "Мушарраф говорит, что он сменил 70% личного состава пакистанских спецслужб. Однако мы постоянно ощущаем присутствие этих изгоев", - говорит Насрин Джалиль, член координационного комитета движения мусульман, выходцев из Индии.

Возможно, этим и объясняется та безнаказанность, с которой экстремисты продолжают действовать в городе. Как, например, "Харакат-уль-муджахенндин", которая якобы закрыла все свои представительства за исключением филиала в Кашмире, могла трансформировать свои группировки в некоторых кварталах Карачи в медресе? Каким образом шиитское движение "Сунни Техрик", запрещенное Мушаррафом, могло без всякого труда вновь появиться на местной политической сцене после нескольких месяцев пассивного существования. Это движение организовало в воскресенье 12 мая большой митинг в Nishtar Park. На стене парка красовалась яркая надпись: "Долой Америку!"

Исламские экстремисты используют практику угроз и запугивания. В таких условиях многие предпочитают покинуть страну. Исламский экстремизм активно распространился среди представителей среднего класса и даже элиты. Так, например, курсы Корана, проводимые доктором Фархатом Хашми и представителями его организации "Аль-Худа", посещают сотни женщин. Свобода, которой раньше пользовались представители профессиональной элиты, постепенно сужается. "Я не вижу света в конце туннеля", - говорил г-жа Салахеддин, возглавляющая одну из общественных организаций.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2021 InoPressa.ru