Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 октября 2007 г.

Назила Фатхи и К. Дж. Чиверс | The New York Times

В Иране Путин призвал воздержаться от силовых действий

Президент России Владимир Путин сказал на саммите пяти прикаспийских государств, проходившем во вторник в Иране, что любое применение военной силы в этом регионе неприемлемо. В совместной декларации государства-участники саммита заявили, что ни одно из них не позволит использовать свою территорию как базу для проведения военных действий против любой из остальных стран "прикаспийской пятерки".

Заявление Путина и эта декларация прозвучали в период, когда Соединенные Штаты отказываются исключить вариант применения военной силы с целью пресечения ядерной программы Ирана: на взгляд США, за этой программой кроется тайное стремление к созданию ядерного оружия. Иран утверждает, что его программа, в том числе работы по обогащению урана, направлена исключительно на мирные цели.

Когда сегодня утром Тони Фрэтто, заместителя пресс-секретаря Белого дома, попросили прокомментировать высказывания Путина, Фрэтто не стал заострять на них внимания, ограничившись фразой: "По-видимому, это хорошая политика".

Позднее Том Кейси, заместитель официального представителя Госдепартамента США, отметил: "На мой взгляд, президент четко объяснил (и США проводят соответствующую политику), что в отношении Ирана мы идем по пути дипломатического решения проблем". Кейси подчеркнул, что в Совете Безопасности ООН Россия несколько раз голосовала за единогласно принятые резолюции с требованием, чтобы Тегеран прекратил все действия, связанные с обогащением урана.

Путин прибыл в Тегеран во вторник, чтобы встретиться с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом и лидерами трех остальных прикаспийских государств, располагающих богатыми запасами нефти и газа. Он пообещал использовать средства дипломатии, чтобы попытаться разрешить международный спор о ядерной программе Ирана.

Позднее Путин имел личную встречу с высшим духовным лидером Ирана аятоллой Али Хаменеи, на которой, как рассказал он сам позднее, выразил надежду на углубление взаимоотношений между двумя странами, сообщило агентство Reuters.

Путин - первый кремлевский лидер, посетивший Иран с 1943 года, когда Сталин участвовал здесь во встрече на высшем уровне с Черчиллем и Рузвельтом. Заявления Путина, выдержанные в русле его более ранних высказываний, когда он предостерегал от применения военной силы против Ирана, в данном контексте прозвучали более жестко и резко подчеркнули его разногласия с США относительно масштаба угрозы, исходящей от Ирана, и средств ее сдерживания.

Путин сказал, что следует отказаться не только от применения какой бы то ни было силы, но даже от упоминания о возможности ее применения.

Россия заблокировала в ООН принятие третьего пакета санкций против Ирана, призванных убедить Тегеран отказаться от работ по обогащению урана, на базе которых, по опасениям западных держав, может быть создано ядерное оружие. Путин подчеркнул необходимость дальнейшего ведения диалога и действий через МАГАТЭ, дабы удостовериться, что ядерная программа Ирана имеет мирную направленность.

Путин еще более решительно усомнился в законности беспокойства, которое вызывает Иран у США, Франции и других европейских стран, заявив, что и он стремится к прозрачности ядерной программы, но пока не видит никаких явных признаков того, что Иран вообще намеревается создать ядерное оружие.

Несмотря на решительные высказывания Путина и очевидные проявления солидарности друг с другом пяти стран, имеющих выход к Каспийскому морю (помимо России и Ирана, это Азербайджан, Казахстан и Туркмения), в регионе сохраняются сильные трения, особенно по вопросу о разделе главного богатства этого моря - нефти.

Когда-то между Ираном и СССР существовали соглашения о разделении ресурсов, в том числе о границе территориальных вод. До 1991 года каждой из двух сторон принадлежали 50% запасов газа и нефти в море.

Но после распада СССР правительства прикаспийских государств, обретших независимость, ссорятся из-за того, где должны пройти границы их территориальных вод.

Азербайджан и Казахстан выразили заинтересованность в прокладке трубопроводов по дну Каспия, что позволило бы властям центральноазиатских государств поставлять свои энергоносители на Запад в обход российских трубопроводов. Россия, ссылаясь на соображения охраны окружающей среды, выступает против этих проектов, которые нарушили бы ее монополию.

Поскольку нет ни многостороннего соглашения, ни взаимопризнанных границ, прикаспийские страны осваивают нефтяные месторождения как им заблагорассудится, хотя, как считают специалисты, отсутствие четких границ сдерживает развитие этого сектора.

"Вопрос о разделе моря не менее важен, чем ядерная программа", - отметил Ахмад Натек Нури, экс-спикер иранского парламента, в интервью агентству новостей Fars.

Но проблема ядерной программы Ирана затмила остальные. В высказываниях Путина также сквозит давняя обеспокоенность Кремля тем, что он считает ползучим наращиванием американского военного присутствия в Центральной Азии - регионе, который когда-то полностью контролировался Москвой.

После терактов 2001 года в США Пентагон создал в Киргизии военную базу для поддержки операций в Афганистане, а также расширил сотрудничество с Азербайджаном, в частности заключив соглашение о модернизации бывшего советского аэродрома на его территории. Пентагон также имеет договоренность о том, чтобы грузовым военным самолетам по пути в Афганистан разрешалось садиться для дозаправки в Туркмении - государстве, которое сделало нейтралитет краеугольным камнем внешней политики.

Присутствие США в регионе и их сотрудничество с местными властями тревожит Москву, а потенциальный доступ Вашингтона к модернизированным аэродромам в двух государствах, граничащих с Ираном, - Азербайджаном и Туркменией - подкрепляет гипотезы, что эти аэродромы могут быть использованы для поддержки военных действий против Тегерана.

На все это намекнул Ахмадинежад в своих высказываниях во вторник. "По многим вопросам мы достигли окончательной договоренности, но нам также необходимо коллективное сотрудничество, - сказал он. - Наша цель в том, чтобы море не становилось театром военных действий, а также в недопущении иностранцев в регион".

Хотя Путин и Ахмадинежад высказались решительно, их заявления, по-видимому, имеют скорее политическое, чем военное значение и не знаменуют собой отхода от нынешнего положения дел. У Соединенных Штатов на данный момент нет соглашений с каким-либо из прикаспийских государств, где затрагивался бы вопрос о военной агрессии против других государств региона. Вместо этого Пентагон заключил ограниченные двусторонние соглашения в регионе о разрешении полетов в Афганистан через воздушное пространство данных стран, а также дозаправке, вынужденных посадках и т.п.

Более того, поскольку американские войска сосредоточены в Ираке и других странах Персидского залива, а в регионе также присутствуют авианосцы и подводные лодки, неясно, есть ли необходимость в какой-либо из прикаспийских стран для удара по Ирану.

Прикаспийский саммит завершился без достижения четкой договоренности о территориальном разграничении. В совместной декларации лидеры отметили, что море будет использоваться в практических целях, а связанные с этим вопросы - решаться странами, которые имеют к нему выход.

Путин и Ахмадинежад обсудили вопрос о завершении строительства атомной электростанции, которую Россия возводит в городе Бушер на юге Ирана. Россия сослалась на ряд причин промедления с достройкой станции и поставками топлива для ее запуска. Ахмадиженад не стал заострять на этом вопрос, а вместо этого сказал Путину, по сообщению агентства ISNA, что Иран желает, чтобы Москва построила в Бушере еще два энергоблока.

Как объявило государственное телевидение, в тегеранском аэропорту Путина встречал министр иностранных дел Ирана Манучехр Моттаки. Путин, прилетевший из Германии, где в понедельник провел консультации с канцлером Ангелой Меркель, не отказался от визита, несмотря на сообщения, что в Иране на него возможно покушение.

Иран рассчитывает на то, что Россия и Китай, имеющие с ним обширные торговые связи, воспользуются своим правом вето, чтобы воспротивиться принятию нового пакета санкций в Совете Безопасности. Россия проголосовала за два пакета санкций, но заявила, что не поддержит третьего, пока не будут предоставлены убедительные доказательства того, что у Ирана есть программа создания ядерного оружия.

Помимо связей в сферах бизнеса и ядерной энергетики, у Москвы есть долгая традиция военного сотрудничества с Ираном, армия которого вооружена советским и российским оружием и, соответственно, нуждается в поставках боеприпасов и запчастей. Визит российского президента, по-видимому, подчеркивает многоуровневый характер двухсторонних связей.

Путин сообщил, что Россия и Иран планируют сотрудничать между собой в сферах освоения космоса, авиации и энергетики, а также дал понять, что напряженные отношения с Западом из-за иранской ядерной программы закрепили за Россией уникальную роль. "Россия - единственная страна, которая помогает Ирану осуществлять его ядерные программы мирного характера", - сказал он.

При подготовке материала использованы сообщения Брайана Нолтона

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru