Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 сентября 2004 г.

Дэвид Игнатиус | The Washington Post

Что делать с путинским путчем

После крушения коммунизма в России в начале 1990-х годов многие аналитики предупреждали о возможности появления авторитарного лидера, который возьмет под контроль ослабленную деморализованную страну и медленно разрушит ее новые демократические институции во имя правопорядка. Сегодня, при президенте Путине, это и происходит.

Прошедшая неделя продемонстрировала самоуверенность Путина и его наглое пренебрежение мнением Запада, когда речь идет о консолидации власти. В понедельник он объявил о плане по прекращению избрания региональных губернаторов и независимых депутатов Думы - шаг, который даст ему диктаторскую власть в российской политике.

Этот шаг Путина является продолжением его медленного путча. Он постепенно разрушил старую компартию, разгромил "олигархов" и уничтожил их политическое и финансовое могущество, а теперь принялся за базы власти региональных губернаторов.

Как его российские предшественники, Путин теперь может претендовать на титул самодержца. И, как прежние российские лидеры, он, наверное, в душе смеется над критикой со стороны Запада. Он знает, что его сильная хватка очень популярна на родине, так как российскому обществу надоели терроризм, мародерство и беспорядок и оно хочет сильного руководства, которое предлагает Путин.

Прошедшая неделя продемонстрировала также особую роль, которую играет фактор, неведомый предыдущим российским автократам: глобальная экономика. Путин должен обращать внимание на глобальных инвесторов, но, хотя этим капиталистам, может быть, и нравится демократия в принципе, их, похоже, больше волнуют их деньги. Вместо того чтобы бежать из путинской России, такие компании, как Citigroup и GE, обсуждают новые инвестиции.

Мне рассказывали, что в понедельник вечером помощники Путина тревожились по поводу негативной реакции международных финансовых рынков, что они спрашивали своих западных консультантов, как можно смягчить удар, наносимый политическими мерами.

И конечно, во вторник Путин бросил капиталистам кость. Он объявил, что российский энергетический гигант "Газпром" купит государственную компанию "Роснефть", создав "сверхгиганта", обладающего нефтяными и газовыми резервами, в пять раз большими, чем у Exxon Mobil. Что еще важнее, Путин объявил, что ослабит ограничения на продажу акций "Газпрома" иностранцам.

Экономический шаг Путина вызвал именно такую реакцию, на какую он рассчитывал: акции "Газпрома" поднялись на 15% во вторник и еще на 5% в среду. Фирма Hermitage Capital Management, уже занимающая прочную позицию в "Газпроме", в среду написала своим инвесторам, назвав объявление, касающееся "Газпрома", "очень позитивным шагом".

То, что сделал Путин на экономическом фронте, поражает и порой пугает. В прошлом году, когда он начал разгром российской нефтяной компании ЮКОС и ее амбициозного генерального директора Михаила Ходорковского, критики предупреждали, что он подвергает риску российскую экономику. И казалось, что статистика подтверждает их опасения. Прямые иностранные инвестиции сократились: если в 2002 году приток капиталов составил 1,5 млрд долларов, то в 2003-м уже их утечка превысила 5 млрд долларов. Российские олигархи в панике начали экспортировать свои деньги, и в первом квартале нынешнего года, по оценке Всемирного банка, утечка капиталов составила 3,5 млрд.

"На это ушло больше года, но Кремль уже не далек от достижения одной из главных экономических целей Путина", - писал на этой неделе аналитик Питер Лавелль.

Путин не похож на титана, но главной добродетелью этого низкорослого бывшего шпиона с непроницаемым лицом является решительность. Похоже, в сегодняшней России этого достаточно. Мне рассказывали, что на этой неделе шли разговоры о возможном изменении российской конституции и продлении его полномочий за пределы второго срока, который истекает в 2008 году, - либо путем отмены ограничения пребывания у власти двумя сроками, либо путем сокращения полномочий президента и передачи власти премьер-министру.

Западу нравится считать, что демократия и свободный рынок идут рука об руку. Оптимизма должен был бы поубавить Китай, который становится экономической сверхдержавой, хотя в политике по-прежнему правит компартия. А теперь есть путинская Россия, идущая, похоже, китайским путем.

Что делать Западу с путинским путчем? По мнению многих аналитиков, правильной моделью является политика США в отношении Китая. Имея дело с Пекином, США четко заявляют о своих ценностях: осуждают нарушения прав человека и выступают за демократические реформы. В то же самое время они поддерживают экономические отношения, которые делают Китай богаче и, в конце концов, сделают свободнее. Такой же процесс надо вести и в России, а попытка изолировать и наказать Путина почти наверняка вызовет ответную реакцию.

Оптимисты в администрации Буша когда-то надеялись, что приверженность Путина современной демократической России неизменна и необратима. События прошедшей недели показали, как сильно они заблуждались.

Источник: The Washington Post


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru