Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 сентября 2004 г.

Мэттью Камински | The Wall Street Journal

Кагэбэшная демократия

Владимир Путин никогда не хитрил в отношении своих амбиций по восстановлению - и обновлению - традиционного для России авторитаризма. Однако на протяжении всей этой недели элита страны пыталась оправиться от обнародованного президентом ошеломительного решения вывести из дела российскую демократию.

Региональные губернаторы, единственный оплот независимой власти, будут назначаться Кремлем, а не избираться напрямую. Не будут избираться и независимые кандидаты в Думу, которые в будущем начнут проходить по партийным спискам в парламент, где путинскому блоку принадлежит две трети мест - достаточно, чтобы переписать конституцию.

Больше никто не притворяется, что Россия постепенно движется в направлении Запада. Понедельничный призыв Путина к такому руководству, которое было бы единым интегрированным организмом с четкой структурой подчинения, не нуждается ни в каких специальных разъяснениях. Как отмечает оппозиционный политик-ветеран Григорий Явлинский, скоро большие решения будут приниматься одним человеком в одной комнате. Кремлевские инсайдеры открыто говорят, что сегодня Россия просто не может позволить себе иметь демократию, и к черту тревоги Запада; а когда на них давят, они отвечают в советском духе: "В Америке даже президента не выбирают прямыми народными выборами".

В последний год с небольшим в российский политический лексикон вошло слово "Термидор" из календаря Французской революции. Это естественное сравнение. Постсоветское ельцинское десятилетие принесло свободу и хаос. Путин и его теневые советники ("коллективный Путин", как их называют) хотят вернуть порядок - и в некотором смысле преуспевают. Этой контрреволюцией движет ностальгия по советским временам, откуда ее зачинщики черпают методы действия. Новый истэблишмент включает людей, которые во время правления Бориса Ельцина чувствовали себя выброшенными из жизни, а теперь хотят получить свою долю влияния и денег.

Беды в разрушенной войной Чечне - это лишь один элемент, стоящий за резким сворачиванием с пути либеральной политики. Путин пришел к власти, обещая остановить террор. Ему это не удалось. Однако продолжение терактов оправдывает, по словам правительства, наступление на политических оппонентов. Решение о политических изменениях было обнародовано лишь после того, как за две кровавые недели терроризма, увенчавшиеся убийством детей в Беслане, погибли 500 человек. Люди в Москве мрачно шутят: "Беслан - это наш пожар в Рейхстаге" - предлог, как и в нацистской Германии, для установления полного контроля. Большая часть работы уже проделана.

***

Когда умерла российская демократия? "Шаг за шагом", - считает Владимир Рыжков, независимый депутат Думы. Сначала Путин выхолостил верхнюю палату парламента. Чтобы вернуть телевидение под контроль Кремля, он развернул наступление на самый известный независимый телеканал, НТВ. "СМИ - это инструмент", а не институт, сообщил как-то президент Алексею Венедиктову, главному редактору "Эха Москвы".

Влиятельные бизнес-магнаты ельцинской эры стали послушными после того, как Кремль попытался уничтожить самого известного из них, главу нефтяного гиганта ЮКОС Михаила Ходокровского. Последние 11 месяцев он сидит в московской тюремной камере.

Парламентские выборы прошлой зимой показали, что оппозиционные партии не имеют ни одного шанса против государственной машины.

Было бы несправедливо говорить, что загнивание началось лишь с появлением Путина. Его предшественник обстрелял здание парламента в 1993 году, год спустя начал первую из двух катастрофических чеченских войн, не покидая больничной койки, поднял свой рейтинг с 5% до 57% и выиграл президентские выборы благодаря успешному использованию СМИ. Семья Ельцина выбрала Путина из трех других бывших сотрудников КГБ, сочтя его надежным кандидатом на замену "старого Бориса", как его назвал Билл Клинтон.

"Представьте, если бы бывший офицер Гестапо, СС или "Штази" выиграл президентские выборы в Германии, - говорит Сергей Ковалев, активист-правозащитник и бывший депутат Думы. - Это был бы международный скандал". Но тогда и во всех других случаях в 1990-х Запад во главе с США поддерживал Ельцина, боясь любых других альтернатив. Демократические институты и традиции так никогда и не получили возможности укорениться.

Не многие серьезные люди ожидают возвращения к ГУЛАГу или к цензуре прессы. Газеты, радиостанции и интернет, конечно, будут более или менее свободными; телевидение, в отличии от первых, смотреть будет невозможно. Частный бизнес, вероятно, будет процветать в богатой энергетическими ресурсами стране, на волне высоких цен на нефть - пока, как в случае с ЮКОСом, какой-нибудь отдельный магнат не впадет в немилость Кремля.

Ковалев задается вопросом, а нужно ли вообще восстанавливать СССР (ведь Путин так тосковал по этой "великой стране" в начале месяца), когда россияне сохранили свои старые привычки? После того, как НТВ сдался Кремлю, многие журналисты начали сами подвергать себя цензуре. Региональные правительства приветствовали пересмотр действующей конституции, сознавая, что отныне их благополучие (и финансовое, и политическое) зависит от Путина. "Мы все появились из недр сталинизма", - говорит Ковалев.

Пассивная реакция на путинский шаг вселяет во многих пессимизм по поводу российского гражданского общества. "Мы - население, а не страна", - говорит один из оппозиционных политиков. Однако Явлинский, партия которого на прошлых выборах не смогла провести в Думу ни одного представителя, отмечает, что в России люди идут не в Кремль, а прочь от него". Рост утечки капитала заставляет предположить обеспокоенность в стране в отношении направления кремлевской политики. После выступления Путина в понедельник пункты обмена валюты зафиксировали увеличение покупки долларов, безопасной валюты. В последующие месяцы отмена ельцинской децентрализации, которая помогла России сохранить единство после 1991 года, конечно, повлечет за собой появление массы проблем из угнетенных регионов, далеких от Москвы, причем с терроризмом они связаны никак не будут.

Россия вставала на авторитарный путь и раньше. Когда бы Кремль не увеличивал дистанцию между собой и народом, следует ожидать бед. Путин, который когда-то пользовался доходящей до небес популярностью, подорвал свою политическую легитимность. Сформированный КГБ и не имея опыта в политике, президент, возможно, думает, что поступает правильно, потому больше он ничего не знает. Вопрос в том, как происходило его становление, указывает Венедиктов. Однако четырежды в прошлом веке - в 1905, дважды в 1917 и в 1991 - Россия прошла через революцию, когда правительство не отвечало своему народу.

Путин и его окружение звучат в высшей степени уверенно. При этом наблюдается разгул коррупции и провал в безопасности: две проблемы встретились, как выяснили на прошлой неделе, когда чеченские террористки-смертницы путем взятки всего в 30 долларов прошли на борт двух самолетов, взорвавшихся 24 августа, минуя контроль безопасности.

Однако теперь все бразды власти находятся в руках Кремля. Если Путин посеял семена следующей контрреволюции, то его соотечественники не затаивают дыхания. "Российская демократия в могиле, - говорит Ковалев, - но пока еще не мертва. Я на это надеюсь".

Источник: The Wall Street Journal


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru