Архив
Поиск
Press digest
26 ноября 2021 г.
17 сентября 2008 г.

Димитрий К. Саймс | The Washington Times

На Западе не хотят верить, что Грузия - агрессор

Губернатору штата Аляска Саре Пэлин, возможно, сойдет с рук сделанное ею в интервью АВС заявление, что вторжение России в Грузию было "немотивированным". У кандидата в вице-президенты от республиканцев, очевидно, не было никакого личного взгляда на этот вопрос, и она всего лишь повторила то, что ей сказали в избирательном штабе сенатора Джона Маккейна.

Хуже поддается объяснению тот факт, что точка зрения, согласно которой Россия первой напала на Грузию, по-прежнему преобладает в среде американского политического истеблишмента, - хотя многочисленные доказательства говорят об обратном.

Американский Госдеп и спецслужбы, независимые американские и европейские СМИ и даже порядочное количество информированных грузинских источников совершенно определенно говорят о том, что, как бы неправдоподобно это ни звучало, крохотная Грузия напала на огромную Россию, а вовсе не наоборот.

Благоразумные люди могут спорить о том, в какой мере возраставшее российское присутствие в Абхазии и Южной Осетии или южноосетинские действия против грузинских сил спровоцировали наступательную операцию Грузии.

Но сейчас уже нет никаких сомнений, что 7 августа, всего через несколько часов после заявление об одностороннем прекращении огня, президент Грузии Михаил Саакашвили отдал приказ о штурме столицы Южной Осетии Цхинвали и что грузинские войска применили тяжелую артиллерию, танки и ракеты против батальона российских войск, оборонявшего город.

Этот батальон законно являлся частью миротворческой бригады, размещенной в Южной Осетии в соответствии с соглашением 1992 года между Грузией, Россией, Южной Осетией и Абхазией. Российский контингент входил в состав этой бригады наряду с грузинским батальоном - во всяком случае до тех пор, пока грузинский батальон не обратил свое оружие против русских.

Понятно, почему многим на Западе сложно принять эти факты. Затруднения связаны главным образом с репутацией России. Ее "суверенная демократия" в большей степени суверенная и в меньшей - демократия; коррупция в России носит всепроникающий характер, а судебная система слишком часто оказывается подвержена официальным манипуляциям и даже становится предметом откровенной продажи тому, кто больше предложит. Это признает даже президент России Дмитрий Медведев.

Имидж России портит и ее внешняя политика, а именно нежелание осудить некоторые агрессивные акции Иосифа Сталина, такие как захват Прибалтийских государств в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа между СССР и гитлеровской Германией. Вызывающий нефтяной гонор Москвы неудивителен после многих лет слабости и унижения, но выглядит угрожающе, особенно с точки зрения соседей.

И все же именно правительство Саакашвили 7 августа выступило агрессором, поскольку импульсивный грузинский президент исходил из двух опасных иллюзий.

Во-первых, как следует из сообщений некоторых его единомышленников в Тбилиси, он думал, что после нескольких лет исчисляемого двухзначными числами увеличения военного бюджета, с учетом содействия американских инструкторов и благодаря тому, что США поставили или оплатили Грузии новое вооружение, его армия сможет провести в маленькой Южной Осетии успешный блицкриг и перекрыть Рокский тоннель, что исключило бы возможность российской контратаки и позволило грузинским силам сравнительно малой кровью взять под военный контроль большую часть территории провинции.

Оглядываясь назад, можно сказать, что это нечто более серьезное, чем легкий избыток оптимизма. Даже если бы план удался, российские ВВС все равно завоевали бы господство в грузинском небе - со всеми вытекающими последствиями, которые мы видели воочию.

Второй просчет Саакашвили состоял в том, что он проигнорировал поступавшие из администрации Буша призывы воздержаться от применения силы в надежде, что, несмотря на официальные послания, США молчаливо одобрят его победу над Россией, а в случае чего и защитят.

Несколько лет назад, когда в Никсоновском центре давали ужин в честь Саакашвили, я поинтересовался у грузинского президента, что он думает о переговорах, несколько лет назад, в 1991 году, состоявшихся между бывшим президентом США Ричардом Никсоном и первым президентом Грузии Звиадом Гамсахурдиа.

Никсон, несмотря на сильное недовольство Михаила Горбачева, тогда занимавшего пост президента СССР, отправился в Тбилиси, чтобы выступить в поддержку независимости Грузии от Советского Союза. Но Никсона встревожили слова Гамсахурдиа, что не только Советский Союз разваливается, но и сама Россия слаба, и, может быть, самое время нанести сокрушительный удар.

"Господин президент, - сказал Никсон, - в Вашингтоне вы столкнетесь с двумя типами людей: с тему, кто будет говорить вам то, что вы хотите услышать, и теми, кто будет говорить вам, что вам необходимо услышать. А вам необходимо услышать следующее: что бы вам ни говорили ваши друзья и почитатели в США, Америка не станет из-за Грузии ввязываться в войну с Россией".

Саакашвили, явно недовольный моим вопросом, ответил, что он не Гмсахурдиа, он знает, что у Грузии за соседи, и осознает всю важность нормальных отношений с Россией.

Под конец вечера председательствовавший на ужине Маккейн поблагодарил Саакашвили за яркий доклад и, очевидно, намекая на мой вопрос, сказал, что для Грузии важно соблюдать осторожность, но не менее важно для нее знать, что она может рассчитывать на поддержку Америки в деле защиты своей независимости.

Это была дельная и взвешенная мысль, но меня тогда беспокоило, что грузинский лидер поймет ее превратно и не сможет оценить, до каких пределов простирается американская поддержка.

Важно и возможно добиться вывода всех российских войск с собственно грузинской территории. Важно и тоже возможно ввести туда наблюдателей от Евросоюза, которые следили бы за соблюдением соглашения о прекращении огня, гарантируя Грузии безопасность и право принимать решения без вмешательства России.

Но было бы в высшей степени ошибочно, проявляя таким образом солидарность, снова создать у Саакашвили ощущение безнаказанности, которое может заставить его снова поддаться соблазну и попытаться взять Абхазию и Южную Осетию силой. Это может закончиться падением его правительства. Больше того, Грузия может лишиться независимости.

И, вдобавок к конфликтам в Ираке, Афганистане и - в перспективе - в Иране, Соединенным Штатам чего доброго придется открывать еще один фронт, против России, или же проглотить очередную пилюлю: еще более далеко идущую демонстрацию силы со стороны Москвы.

Ни один американский президент, если он ответственный человек, не захочет оказаться перед таким выбором.

Димитрий Саймс - основатель и президент Никсоновского центра. Он также выпускает онлайн-еженедельник In the National Interest и в соавторстве издает журнал National Interest. Саймс родился в Москве и закончил Исторический факультет МГУ

Источник: The Washington Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Политика конфиденциальности
Связаться с редакцией
Все текстовые материалы сайта Inopressa.ru доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International, если не указано иное.
© 1999-2022 InoPressa.ru