Архив
Поиск
Press digest
15 февраля 2019 г.
17 февраля 2005 г.

Натали Нугайред | Le Monde

Басаев, кровавый террорист и эрудит

Это убийца, который любит читать. По крайней мере тому есть много свидетелей. "Первое, что меня в нем поразило, это его любознательность", - пишет русский журналист Андрей Бабицкий, который часто встречался с ним во время первой чеченской войны (1994-1996). В тот период Басаев вызывал к себе интерес и даже симпатию. "Он читал все, что попадется под руку, - газеты, Библию, самые разные книги. Он буквально дрожал, увидев книгу. Он легко впитывал в себя самые разные идеи".

Одно событие создало ему репутацию. В июле 1995 года Шамиль Басаев и его бойцы в течение пяти дней удерживали в заложниках сотни людей в больнице южного российского города Буденновска. Они вынудили тогдашнего российского премьер-министра Виктора Черномырдина взять телефонную трубку, чтобы вступить с ними в переговоры. Они добились прекращения огня в Чечне и свободного пропуска в республику на автобусах. Считать ли это военным подвигом? Как бы то ни было, эта операция позволила чеченским партизанам восстановить силы и через год снова захватить Грозный. Но Басаев продемонстрировал тогда свою жестокость: по его приказу было убито пять заложников.

Сегодня ему 39 лет. В России он стал "врагом номер один". Кремль назначил за его голову цену: 10 миллионов долларов будет выплачено за информацию, которая поможет его аресту. С 2002 года Басаев берет на себя ответственность за террористические акты и операции, унесшие жизни сотен людей: это и захват заложников в московском театре на Дубровке в октябре 2002 года, и акция женщин-камикадзе на концерте в Москве в июле 2003 года, и взрывы двух российских авиалайнеров в августе 2004 года, и очередной захват заложников, на сей раз в бесланской школе в сентябре 2004 года, в результате которого погибло более 340 человек.

Как и в Буденновске, он поясняет, что эти жестокие акции призваны "заставить русских испытать на себе то, что испытывают по их вине чеченцы". Транслируемые через видеокассеты или через интернет, его послания проникнуты отныне исламистской риторикой. В письме, направленном им Владимиру Путину после бойни в Беслане, он именует себя "рабом Аллаха", который ведет "войну с сатанизмом" (разумеется, российским) с помощью своего "Батальона мучеников из Садов праведников".

Времена изменились. До 1995 года в словах Шамиля Басаева такой тональности не было. Сегодня Кремль изображает его бен Ладеном или аз-Заркави местного масштаба. Эти сравнения могут иметь под собой некоторые основания, но они не берут в расчет специфический контекст войны в Чечне, конфликта с неоколониальной подоплекой, оба всплеска которого, в 1994 и в 1999 годах, были связаны с циничными и вполне конкретными политическими расчетами в Кремле. Басаев приобрел известность и вышел на первый план благодаря жестокости своих операций, а также потому, что он сумел изменить свою риторику и стиль своих акций так, чтобы заручиться финансовой поддержкой исламистских кругов Ближнего Востока.

"Поворот произошел в 2002-2003 годах, - рассказывает близкий к Аслану Масхадову чеченский полевой командир, отношения которого с Басаевым достаточно сложны, хотя до разрыва между ними никогда не доходило. - Именно тогда правительства на Западе, в частности в Европе, приняли меры к перекрытию каналов финансирования чеченских отрядов. Это было сделано по требованию русских, в обстановке, сложившейся после 11 сентября 2001 года. В результате у Масхадова возникли проблемы с деньгами, а у Басаева были свои, автономные источники, которые позволяли ему проводить собственную политику".

В 1995 году Басаев связался с наемником-салафитом иорданского происхождения, неким Ибн аль-Хаттабом, который воевал в Афганистане против советских солдат, а потом заинтересовался Кавказом. До своего загадочного устранения со сцены в 2002 году Ибн аль-Хаттаб был главным финансовым "связным" между исламистскими кругами стран Залива и частью чеченских боевиков. В этом качестве его сменил саудовец по имени Абуль-Валид (убитый, как заявляют русские, на юге Чечни в апреле 2004 года), которого, в свою очередь, сменил некий Абу Хафс. Накануне рейда басаевцев на Дагестан летом 1999 года появился еще один источник финансирования в лице могущественного бизнесмена Бориса Березовского, в то время очень влиятельного в Кремле. Эти связи по сей день окружены тайной.

Люди, встречавшиеся с Шамилем Басаевым в начале 90-х годов, описывают его как человека, не имевшего ничего общего с исламскими фундаменталистами, но демонстрировавшего любовь к сражению и стремившегося прославиться. Вот что вспоминает о нем старый профессор Муса Шанибов, бывший председатель Конфедерации горских народов - организации, которая в 1992-1993 годах предприняла попытку политического объединения мусульманских народов Северного Кавказа по модели восстания 1920-1921 годов, поднятого здесь против Красной Армии.

В 1992 году, рассказывает Муса Шанибов, "абхазы, входившие в Конфедерацию, искали поддержки против грузинской армии Шеварднадзе. Тогда я и приехал в Грозный, чтобы попросить о создании чеченского батальона для оказания помощи абхазам. Мне представили командира батальона. Я увидел этого паренька, Басаева: у него был пистолет и сорок человек в подчинении. Тогда он был готов сделать это для России, которая поддерживала абхазов, потому что он думал, что Россия теперь изменилась, что она даст свободу малым народам Кавказа и больше не захочет депортировать нас в Казахстан или еще куда-нибудь".

В Абхазии, по словам этого свидетеля, Басаев продемонстрировал "большие военные способности: он сохранял хладнокровие в опасных ситуациях, взвешивал степень риска для своих бойцов, использовал хитрость и внезапность, атакуя численно превосходящего врага". "К смерти он относился как фаталист", - вспоминает профессор.

Война закончилась победой над грузинами благодаря российским бомбардировщикам. Вскоре Грузия вошла в орбиту Москвы. Между тем Басаев стал "заместителем министра обороны Абхазии". Сегодня этот эпизод в глазах многих чеченцев выглядит подозрительным: они думают, что российская военная разведка ГРУ использовала Басаева, а возможно, и "выпестовала" его для совершения диверсионных операций.

Шамиль Басаев родился в 1965 году в селе Дышни-Ведено в горнорм районе на юго-востоке Чечни. "С раннего детства родители внушали своему исключительно умному сыну, что настоящие мужчины рождаются в горах и что Кавказ не принадлежит русским", - пишет чешская журналистка Петра Прохазкова, которая встречалась с ним в 90-е годы. Ему дали имя вождя кавказских горцев, поднявшихся в XIX веке против царских войск, - имама Шамиля, плененного в 1859 году, после двадцати лет сражений. Его последней крепостью было село Дарго, расположенное недалеко от родной деревни Басаева.

Окончив школу, Басаев отслужил в одной из пожарных частей, а потом приехал в Москву вместе с младшим братом, Ширвани, чтобы поступить в институт лесного хозяйства. Но за пропуски занятий он был отчислен и некоторое время работал в фирме по продаже компьютеров. Приход к власти в Чечне генерала Дудаева и одностороннее провозглашение независимости республики в 1991 году заставляют его вернуться на родину. Он включается в вооруженную борьбу за признание независимости и в ноябре впервые попадает на первые полосы газет, угнав самолет в Турцию. Он проводит пресс-конференции, представляется журналистам как "гражданин республики Ичкерия" и быстро возвращается в Россию.

Шамиль Басаев - человек колоритный, циничный, с едким юмором. В своих электронных посланиях он цитирует Черчилля и китайских мудрецов, подчеркивает, что "никогда не пытался убить английскую королеву". Он носит майку с надписью "антитеррор". Он избегает выступлений на богословскую тему, но говорит о борьбе с "неверными" и называет себя "Абдуллах Шамиль, амир Бригады мучеников Сада праведников". Недавно он оправдал совершение терактов против российских граждан тем, что, "хотя у них в руках нет оружия, они платят налоги, соглашаются с этой геноцидной войной против чеченцев, а их священники окропляют солдат святой водой".

Он любит подтрунивать над Кремлем и никогда не критикует Масхадова. В видеообращении, распространеном в начале февраля сайтом чеченских исламистов www.kavkazcenter.com, он опроверг очередные слухи о своей смерти "в результате столкновения с арабскими наемниками в Чечне", о которой сообщили российские СМИ.

В Чечне его имя вызывает самую разную реакцию, но чаще всего - очень негативную. Захват заложников в бесланской школе был воспринят как катастрофа подавляющим большинством местных жителей, шокированных сценами насилия, напомнившими о том, что они сами уже пять лет терпят от российских войск. Часть населения не поверила в то, что Басаев мог провести такую операцию против детей, предпочтя приписать все тайному заговору российских спецслужб с целью радикализировать и дискредитировать чеченское сопротивление. Но в глазах многих молодых чеченцев образ Басаева окутан аурой, соответствующей обстановке окружающего нигилизма, ощущения равнодушия внешнего мира к жестокому конфликту.

"Ребята, которые воюют, считают его сильным командиром, - говорит Казбек, парень из Грозного. - Масхадов - президент, но он слаб".

Шамиль Басаев явно надеется войти в историю как "мститель за чеченцев" - жертв бесчинств российских войск и тех, кто им помогает. Но пик его популярности пришелся на 1996 год, когда российские солдаты покинули Чечню. Его военные подвиги позволили ему собрать четверть голосов на президентских выборах в январе 1997 года, на которых победил Масхадов.

Похоже, теперь его цель состоит в том, чтобы распространить конфликт на весь Северный Кавказ, как это сделал с XIX веке имам Шамиль. Он говорит, что без труда ездит по республикам региона и проводит там совещания с местными подпольными вооруженными группами. Эти группы, связанные с салафитскими организациями, активно вербуют в свои ряды молодых мусульман. Басаев пользуется наличием сообщников среди военных и чеченских милиционеров, которые, бесспорно, получают за это хорошее вознаграждение.

По опросу, проведенному после трагедии в Беслане, более 50% россиян думают, что российские войска "не трогают" Басаева: в их глазах это единственное объяснение того, почему он свободно действует столько времени на такой маленькой территории. Власть Владимира Путина может пошатнуться в случае возобновления крупных терактов в России, которые Басаев, впрочем, уже предсказал. Заклятый враг Кремля, Борис Березовский, который финансирует чеченского представителя в Лондоне, во вторник заявил, что чеченские повстанцы имеют на вооружении "портативную атомную бомбу, у которой нет только взрывателя". Кошмарное, но "необоснованное" утверждение, отвечают российские власти.

Источник: Le Monde


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2019 InoPressa.ru