Архив
Поиск
Press digest
10 июля 2020 г.
17 июля 2015 г.

Томас Эрдбринк | The New York Times

Иранские ястребы говорят, что ядерное соглашение нарушает несколько их непреложных требований

Письмо, направленное аятоллой Али Хаменеи президенту Ирана Хасану Роухани в связи с завершением переговоров о национальной ядерной программе, сторонники жесткого курса сочли сигналом о том, что им разрешается критиковать договор: в четверг они заявили, что соглашение содержит несколько крайне невыгодных для Ирана и потому недопустимых положений, передает журналист The New York Times Томас Эрдбринк.

Хамидреза Тараги, политолог из окружения аятоллы, обратил внимание газеты на тон письма: "Видите, он только поблагодарил участников переговоров, но не поздравил их с победой. Нашего лидера беспокоят несколько пунктов этого договора".

В четверг была спешно созвана пресс-конференция, на которой сторонники жесткого курса вызвались исполнить пожелание Али Хаменеи и подробно изучить документ на предмет юридических трюков и уловок, которые "спесивые" партнеры Ирана по переговорам, возможно, попытались протащить в текст, говорится в статье. Впрочем, как заявил профессор публичной дипломатии из Университета Тегерана Фоад Изади, и так уже "ясно, что с этим соглашением есть серьезные проблемы".

Как пишет автор статьи, "во вторник, пока некоторые иранцы, танцуя на улицах, праздновали соглашение, которое, как сочло большинство из них, должно наконец-то открыть путь к отмене экономических санкций, ястребы отключили свои телефоны, вооружились увеличительными стеклами и начали проверять составленный в Вене 159-страничный план".

23 июня аппарат иранского верховного лидера опубликовал заявление, в котором были обозначены семь "важных красных линий" - обязательных условий, которые, с его точки зрения, должны быть соблюдены в договоре. Иранские ястребы утверждают, что это требование не было исполнено. Ожидается, что в субботу аятолла выступит с публичной речью по случаю окончания Рамадана.

Как поясняет Эрдбринк, одно из неучтенных требований аятоллы состоит в том, чтобы на иранскую ядерную программу не налагались долгосрочные ограничения. Кроме того, он выступил против того, чтобы соблюдение договора контролировалось МАГАТЭ, а также против проведения инспекций на военных объектах (с этими двумя пунктами договор тоже не согласуется). По словам Изади, всего он насчитал 19 жестких требований аятоллы и "из них 18 с половиной нарушены".

Источник: The New York Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru