Архив
Поиск
Press digest
25 сентября 2020 г.
17 марта 2008 г.

Массимо Нава | Corriere della Sera

Глюксманн: "Бойкотировать Пекин? Это не принесет пользы"

Бойкотировать Олимпийские игры, чтобы спасти Тибет? Андре Глюксманн, философ, инициатор многих сражений за права человека, в растерянности.

Он говорит: "Протест тибетцев - это просьба о помощи, обращенная ко всему миру, и Олимпийские игры являются поводом к тому, чтобы привлечь внимание к народу, который рискует исчезнуть. Но прежде чем выдвигать идею бойкота, необходимо задать себе различные вопросы: насколько велика вероятность того, что бойкот приведет к конкретным последствиям? Правительства скольких стран готовы поставить под угрозу отношения и экономические связи с Китаем? Существует ли возможность реализации более эффективных инициатив?

- Вы поддержали бойкот Олимпийский игр в Москве, в 1980 году. Что заставляет вас на этот раз думать иначе? Советский режим отличался от китайского?

- Речь идет о разных ситуациях. СССР вторгся в Афганистан. В Тибете - непрекращающиеся репрессии. В политическом плане - это не одно и то же. СССР нуждался в экономических связях с миром, внутренняя оппозиция была сплоченной. После Олимпийских игр началась перестройка. Однако же я помню, что Жан-Поль Сартр сильно колебался, он говорил, что для спортсменов это выброшенные годы жизни. Что касается Китая, это мировая экономическая держава. СССР вызывал страх, но он был изолирован. Китай вызывает восхищение и внушает уважение. Американская экономика тесно связана с китайской. Европейцы занимаются бизнесом в Пекине, и между ними вновь произойдет раскол. Иными словами, риск провала бойкота достаточно высок.

- Китайский гигант вызывает такой страх, что интеллектуалы, правительства и политические силы не представляют собой единого строя?

- Идея бойкота идет вразрез с политическими и интеллектуальными позициями, она не зависит от отношения к китайской системе: гиперкапитализму, управляемому коммунистической партией. Но правильность инициативы измеряется ее успехом или эффектом бумеранга, если участников бойкота будет мало. Они будут противостоять Китаю - с его полуторамиллионным населением и небывалым ростом, который меняет мир. Китай напоминает древний Египет: фараон - это партия, далее - средний класс, армия и рабы. Экономическое всемогущество не облегчает внешнего политического давления. И первыми поняли это Соединенные Штаты. Можно надеяться лишь на то, что рано или поздно средний класс создаст демократию. В Китае ширятся профсоюзные движения, манифестации крестьян, экологические выступления. Но история учит, что экономическое развитие не гарантирует демократического развития. Оно может способствовать появлению национализма и экспансионизма, как это было в Японии и Германии.

- Что вы предлагаете в качестве альтернативы?

- Полезнее всего, по меньшей мере сегодня, было бы поддержать предложения Далай-ламы. Потребовать от Китая отчета о выполнении обещаний, данных Международному олимпийскому комитету. Добиться учреждения международной комиссии по расследованию. Открыть Тибет, поскольку в присутствии наблюдателей осуществлять репрессии гораздо сложнее. Наконец, повлиять на общественное мнение, на зрителей, которые поедут на Игры, на самих спортсменов. Игры станут величайшим медийным событием: любая форма протеста, любой жест солидарности будет виден, и о нем станет известно в реальном времени. Я помню картинку с чернокожими американскими спортсменами, поднявшими кулак на олимпийском подиуме: этот эпизод произвел огромное впечатление.

- Вы не думаете, что у общественности возникает ощущение двойных стандартов, солидарности с изменяемой геометрией?

- Это государства и экономические отношения создают изменяемую геометрию. Задача интеллектуала - бороться за гражданские права. Но следует быть реалистами. Бирма и Дарфур являются другой стороной китайского всемогущества. Действия против России могут оказаться более эффективными, поскольку Россия экспортирует сырье и большая часть доходов хранится в европейских банках. Китай же, напротив, мировой игрок, который влияет на мировую экономику.

- Многие эксперты в области международных отношений опасаются эффекта домино после провозглашения независимости Косово. В любом случае это прецедент, верный или неверный: если право народов значит больше, чем суверенитет одного государства, то любое меньшинство поймет, что имеет право восстать: от Чечни до Тибета, от русских анклавов на Кавказе до Курдистана и так далее.

- Нарушение прав человека - это как шкала Рихтера. Как иерархия худшего. В Чечне имели место массовые убийства, и проблема независимости встанет через поколение. Независимость Косово - это следствие этнических чисток, организованных Милошевичем. Русские анклавы изгнали жителей других народностей и культур. В Чехословакии решение было достигнуто мирным путем. Автономия, предоставляемая демократическими государствами, гарантирует сосуществование, как это происходит на Корсике или в Стране басков. Тибет не требует независимости, он требует уважения автономии и собственной культуры. Интеллектуал должен быть реалистом, и тибетцы являются реалистами.

Источник: Corriere della Sera


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru