Архив
Поиск
Press digest
1 октября 2020 г.
17 марта 2008 г.

Сара Хелм | The Sunday Times

Список Адольфа Эйхмана

Русские солдаты, проходя по разрушенным улицам Берлина, внезапно оказались перед изящным, почти неповрежденным зданием. Медицинское оборудование и кровати указывали на то, что здесь когда-то была больница. В подвале они обнаружили сотни людей, около 800 человек. Солдаты вошли в подвал и принялись насиловать женщин. Через некоторое время прибывшие в больницу русские офицеры, остановив оргию, спросили узников подвала: "Кто вы?" "Мы - евреи", - ответили те. Тогда русские, видевшие на своем пути к Берлину не один нацистский лагерь, удивленно осведомились: "Почему вы живы?" Ответ на этот вопрос до сих пор остается одной из тайн Второй мировой войны.

Очевидно, что эти люди выжили лишь потому, что это было санкционировано высшим командованием рейха, пишет The Sunday Times.

Еврейская больница была открыта в 1914 году преуспевающей еврейской общиной Берлина. После прихода к власти Гитлера, в 1933 году, она, как и прочие еврейские учреждения Германии, подлежала уничтожению. Доктора-евреи по всей стране лишились своих лицензий, из 667 тысяч евреев, проживавших на территории страны в 1933 году, более двух третей покинули Германию. Однако больница продолжала действовать; ее странным образом миновали погромщики во время "Хрустальной ночи" в 1938 году.

Главным врачом больницы оставался Вальтер Ластиг, еврей. Сотрудникам стационара, также евреям, были выданы специальные пропуска, позволяющие им беспрепятственно ходить по улицам Берлина. Ластиг, блестящий администратор, работал под прямым контролем гестапо, с сотрудниками которого был лично и близко знаком еще до войны. Его непосредственным начальником был Фриц Ворн, утвержденный в должности надзирателя больницы Адольфом Эйхманом, главой отдела 1V B4 национальной безопасности рейха. Отдел Эйхмана был ответственен за истребление европейского еврейства.

В первые годы войны больница выполняла пропагандистскую роль: функционируя в обычном режиме, она самим фактом своего существования должна была обмануть жителей Берлина, продемонстрировав им, что евреям ничто не угрожает. Нацистское верховное командование и лично Йозеф Геббельс, министр пропаганды, опасались массовых волнений, спровоцированных высылкой евреев.

Около 18 сотрудников больницы были одной из привилегированных групп, не подлежащих уничтожению. Другой группой были мужья и жены немцев, преимущественно нацистов. Противники компромиссов требовали, чтобы эти люди, "заразившие" вступивших с ними в брак арийцев, были истреблены. Однако Геббельс все еще был обеспокоен возможными протестами. Многие из евреев, запертых в больницу, были богатыми, многие имели родственников в руководстве рейха. Их высылка была не отменена, но отсрочена - до тех пор, пока их супруги не оформят развод.

Вальтер Ластиг, ставший необычайно мощной фигурой в нацистском Берлине, неоднократно выезжал в пересыльный центр, где ему и его помощникам приходилось проводить "медэкспертизу". В результате этой экспертизы несколько человек обычно попадали в больницу, вместо того чтобы отправиться прямо в концлагеря.

Впрочем, подобная сортировка людей предоставляла им также лишь краткую отсрочку - каждую неделю кто-либо из отдела Эйхмана, а иногда и сам Эйхман, приезжал в больницу, чтобы выбрать тех, кто "поедет на восток". Страдавших туберкулезом, эпилепсией и другими недугами поднимали с больничных коек. Сначала их отправляли в "образцовый" лагерь Терезиенштадт, затем - в Освенцим.

В середине 1943 года по больнице поползли слухи о том, что она будет закрыта. Однако этого не произошло. Согласно документам, закрытие клиники предотвратил все тот же отдел Эйхмана. С 1943 года здание более не функционировало как больница. Оно превратилось в тюрьму для евреев.

Еще одной группой привилегированных были евреи, входившие в так называемый "административный список" - слишком известные, чтобы быть уничтоженными. Многие из них были друзьями высокопоставленных нацистов. Безусловно, имело место и взяточничество - богатые евреи предпринимали попытки "купить" себе жизнь, дав взятку чиновникам. Среди них был третий муж известной актрисы Тиллы Дюрье, Людвиг Каценеленбоген, и редактор одной из газет Теодор Вольф, до войны прославившийся своими антинацистскими статьями.

Почему Вольф не был отправлен в концлагерь, остается тайной. Тайной осталось и исчезновение доктора Вальтера Ластига - русские солдаты, ворвавшиеся в больницу, не нашли его. На процессе в Иерусалиме Эйхману не были заданы вопросы о больнице.

Многие из узников больницы не хотели бы, чтобы потомки узнали реальную историю их "чудесного спасения".

Перевод newsru.co.il.

Источник: The Sunday Times


facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru