Архив
Поиск
Press digest
21 февраля 2020 г.
17 сентября 2007 г.

Сочи (Россия). - Владимир Путин входит в зал. Впереди него, как всегда, бежит его черный лабрадор Кони, а также вышагивает многочисленная свита и телеоператоры. С каждым из членов делегации иностранных экспертов, отслеживающих события в России, он здоровается отдельно, энергично пожимая руку и глядя прямо в глаза.

Российский президент находится в наилучшей форме и сам это сознает. Он могущественен, он популярен в народе, он хозяин страны, которую менее чем за восемь лет самолично привел от банкротства и отчаяния к колоссальному богатству и мощи. Двумя днями раньше он царственным мановением руки заменил одного малоизвестного политика на посту премьер-министра другим, заставив кремленологов в России и за границей спешно вычислять, хватаясь за малейшие симптомы, что это событие может значить для президентских выборов (до которых остается всего шесть месяцев) и будущего самого Путина. Хотя он и его правительство не отступаются от мифа, будто происходит настоящая президентская гонка - Путин сообщает гостям, подбросив им, в духе византийских интриг, еще одну загадку, что уже имеется пять кандидатов с реальными шансами, в том числе новый премьер Виктор Зубков - никто по-настоящему не сомневается, что следующего президента подберет Путин.

Путин, в свою очередь, не оставляет никаких сомнений на тот счет, останется ли он на политической арене. Он говорит (явно не замечая логического противоречия), что этот фактор, естественно, придется учитывать следующему президенту, а также заявляет, что сделает все, чтобы обеспечить независимость и эффективность своего преемника. Путин отмечает, что все эти годы трудился, дабы сделать Россию сильной, а со слабым президентом Россия сильной быть не может.

Но кто это будет? И как Путин сохранит могущество в системе, где он самолично сосредоточил все рычаги власти в президентском кабинете? Или он настолько полагается на свою популярность - его рейтинг никогда не опускался ниже 70% - что сможет продолжать править из-за кулис, как когда-то Дэн Сяопин в Китае? Или он искренне тревожится, что его преемник может повернуть Россию в каком-то ином направлении? Действительно ли Зубков, 66-летний аппаратчик, ведавший проблемой финансовой преступности, является кандидатом?

Пока Москва бурлит, обсуждая все эти вопросы, Путин уезжает на день в сельскую местность в Белгородской области, чтобы пообщаться с народом: расспрашивает простых людей, как им живется, гладит их коров. Все это скрупулезно транслируется верными телеканалами на просторы России. Сильный президент стоит над политической схваткой. У него полно работы. Он с народом.

А теперь вернемся в причерноморскую резиденцию президента в Сочи - один из многочисленных роскошных комплексов, унаследованных российскими лидерами от советской элиты. Путин и группа иностранцев рассаживаются в напоминающем пещеру зале. Это ежегодное мероприятие под названием "встреча с участниками международного дискуссионного клуба "Валдай", организуемое официальным агентством новостей РИА "Новости". В течение трех часов Путин пересыпает фактами и цифрами, читает целые лекции. По этой части он большой мастер, не хуже Билла Клинтона, и явно получает от своих выступлений удовольствие, иногда даже вставляя шутки. Когда его спрашивают о непотизме, он вспоминает советский анекдот: "Может ли сын генерала стать генералом? - Да. - А маршалом? - Нет, маршалом не может, у маршала есть свои сыновья". Намек понятен - та причудливая древняя эпоха осталась для нас в прошлом.

Путин не отрекается от Советского Союза, которому служил в качестве сотрудника КГБ, но Россия, к образу которой он неоднократно обращается, - это великое, могущественное, благословленное Богом государство с тысячелетней историей. Он пришел, чтобы возродить его славу, мощь, веру и прежде всего вернуть ему положенное место в мире. Таков объединяющий контекст его президентства: Россия будет великой и сильной страной.

Это объясняет постоянные внутренние противоречия в картине мира, которую он выдвигает: в России должна быть многопартийная демократия, но она не может существовать без сильного президента. Экономика пользуется свободой, но государство должно контролировать свои богатства. Путин готов сотрудничать с Западом, но немедленно переключается в режим конфронтации, если чувствует, что его третируют. Он без стеснения критикует Запад, но негодующе вскидывается, когда ему говорят, что Россия откатывается назад от демократии. По его словам, подобная критика - это уловка, попытка отвлечь от истинных проблем. Он сказал, что Россия наблюдает попытки эксплуатировать демократическую фразеологию для влияния на ее внутреннюю политику. Эти попытки он назвал опасными и недостойными, заявив, что они подрывают веру в основополагающие принципы демократии. По его словам, если кому-то что-то нужно от России, нужно говорить по существу, а не подходить к делу под иным углом: если требуется решить вопрос Косово, пусть говорят о Косово, если решить ядерную проблему Ирана, пусть говорят об Иране, а не о демократии в России.

В этой смеси пустых угроз, неуверенности, лицемерия и гордости ощущаются явные отголоски советских времен. Но путинская Россия, безусловно, новый гибрид. В новой России нет угрозы новой холодной войны, нет идеологии мирового господства. Президент пользуется такой популярностью и легитимностью, которой не было ни у одного советского лидера. Каким бы авторитарным ни был режим Путина, утверждает оппозиционный политик Григорий Явлинский, жестко критикующий президента, его взлет является логическим следствием жестокого разочарования россиян в развитии событий после краха коммунистического режима: гиперинфляции, политических войнах, приватизации среди своих людей и финансовом кризисе 1990-х годов, а также унижений - реальных и воображаемых - со стороны Запада, от расширения НАТО до бесконечных нотаций.

Теперь россияне вдруг начали жить лучше, чем когда-либо в своей истории. Они получили сочетание личных свобод и финансового благополучия, которого никогда ранее не имели. Они могут ездить за границу и бродить по интернету, сколько душа пожелает; искусства переживают бурный расцвет; магазины полны народу; россияне могут зарабатывать деньги. Много денег. Политика? Верно, с политикой есть кое-какие проблемы, но кого они волнуют в этой новой России со сверкающими улицами и стремительным темпом жизни?

Такова Россия Путина. Неважно, что заслуга за его успехи во многом принадлежит нефтяному буму; Путин принес определенную стабильность и гордость там, где и Борис Ельцин, и "демократы", и Запад потерпели неудачу. Он не позволит, чтобы ему читали нотации. Он не позволит, чтобы его сдвинули с его позиции по Ирану или Косово. Он заставит себя уважать, будь то на саммите G8 или на рыбалке в Кеннебанкпорте.

Поэтому ждите, что Путина мы еще увидим. В каком обличье, скоро выяснится. Но какую цель он будет преследовать и в каком стиле, ясно без всяких сомнений.



facebook
Rating@Mail.ru
Inopressa: Иностранная пресса о событиях в России и в мире
Разрешается свободное использование текстов, ссылка обязательна (в интернете - гипертекстовая).
© 1999-2020 InoPressa.ru